Новости / Популярные финансы

Максим Евдокимов, ООО «ТАМГА»: «Банк не хочет оптимизировать скорость работы, но вам поставят столики и диванчики, чтобы удобнее было сидеть и ждать»

«В США большая часть операций происходит только через банкоматы и офисы. Мои американские друзья были в восхищении, когда я рассказывал о возможности перевода денег через СМС». Максим Евдокимов, генеральный директор ООО «ТАМГА», занимающегося строительством купольных домов, рассказал об отличиях российской и американской банковских систем, поведал, чем опасны кредитные договоры, написанные на сайтах банков, и что случится, если не знать о кризисе.

Признаться,  SIA.RU редко сталкивается с клиентами, которых не устраивает практически ни один банк. Сам Максим объясняет нелюбовь к финансовым учреждениям своим юридическим образованием и привычкой досконально изучать банковские договоры.

Про банки. Я считаю, что в банках во главе угла сейчас должен стоять сервис. Именно он дает понять, насколько важен клиент. Для меня банком с оптимальным сервисом стала Точка. В частности, в этом банке меня всегда предупреждают, если со счетом что-то не в порядке: звонят или пишут. Причем делают они это заранее, до того как набежит долг, или счет окажется заблокирован.

Этим Точка выделяется на фоне других банков, которые в последнее время стали блокировать счета без разбора, суда и следствия.

В частности, много жалоб по этому поводу поступает в отношении Сбербанка, который блокирует счета, поясняя это тем, что клиенты сами должны проверять, проходят ли платежи по кредитам, сколько и откуда снимается наличных и так далее. Правда, надо отдать ему должное, снимает блокировку счета он также быстро, как и блокирует.

А вот в Альфа-Банке я столкнулся прямо-таки с наплевательским отношением к себе.

Дело было так. Я открыл расчетный счет в Альфа-Банке для своего благотворительного фонда. На него периодически приходили деньги благотворителей, мы их распределяли нуждающимся. Периодически случались простои, когда движений по счету не совершалось, поскольку денег не присылали. В один день мне позвонил человек, который хотел перевести нам средства и пожаловался, что не может это сделать: банк возвращает деньги обратно, мотивируя это тем, что наш счет не работает. Личный кабинет на сайте оказался заблокирован, и  мне пришлось идти в отделение и узнавать, что случилось. Оказалось, что по счету в течение полугода не совершалось никаких операций, и банк принял в одностороннем порядке решение о его закрытии.

Я был в недоумении. Неужели нельзя было сообщение послать с предупреждением? Я вспомнил, когда у меня однажды произошла задержка перечисления денег на кредитную карту Альфа-Банка, причем, не по моей вине, менеджеры банка мне звонили каждые пять минут с вопросом, почему я не перевел деньги вовремя. На мои предложения выслать им квитанцию, чек, или любое другое подтверждение того, что я свои обязательства выполнил вовремя, что это мог быть технический сбой – мне отвечали отказом, раз за разом повторяя один и тот же вопрос: «Почему вы не перевели деньги?»

По моему мнению, Альфа-Банк совершенно не бережет своих клиентов, не хочет помогать разобраться в проблеме, а хочет только наказывать, закрывая счета и донимая звонками.

Про кредиты. В своё время брал потребительские кредиты в Альфа-Банке и Банке Тинькофф.

В Альфе полные условия договора написаны на сайте. Когда я попросил договор распечатать, подписать и скрепить печатью, от меня отмахнулись, отправив читать условия на сайте. Я, естественно, воспротивился. Я по образованию юрист: если банк в одностороннем порядке что-нибудь поменяет, я как потом буду в суде, например, доказывать, что я не верблюд? 

Мне пришлось специально приехать в отделение и вынести мозг руководителю офиса, чтобы она мне распечатала этот договор. Мне было ее по-человечески жалко, но свои интересы я должен был отстоять. Как оказалось, я первый в иркутской практике, кто так поступил. 

Что касается Тинькоффа, этот банк привлек меня тем, что практически моментально выдает кредитные карты. Вчитался в условия – всё здорово, хорошо. Однако я вернул карту буквально через неделю использования.

Дело в том, что есть такое понятие как эффективные проценты. Мне дали ставку под 25 % годовых (это было в 2007 году), а в реальности набегало 32 %. При этом за снятие приходилось платить около 2 %, а еще за обслуживание карты брали немаленькие деньги.

Но что мне понравилось: я им позвонил, убедился в отсутствии задолженности и закрыл карту. Они сделали это быстро, без лишних уговоров и расспросов.

Все эти моменты, я считаю, рассчитаны на невнимательных, финансово неграмотных, либо просто не читающих договоры людей.

Про банковское обслуживание. Со Сбербанком я работаю как физическое лицо. На мой взгляд, в последнее время он стал токсичным. Ходят слухи, что Сбербанк скоро начнет отслеживать платежи между физлицами. Если это не утка, то тогда банк перестает быть интересным. Ну, вернули мне крупный долг, почему я должен идти и объяснять, откуда у меня эти деньги? Но я буду вынужден, в силу повсеместности этого банка продолжать пользоваться его услугами. И это мне не нравится.

А детские столики и игровые уголки в отделениях? По идее, они предназначены для тех, кто приходит с детьми, и сидит в очереди. Я считаю, что это видимость клиентоориентированности. Неужели нельзя обслуживать людей с детьми без очереди? Половина окон пустые, люди, как в советское время, вынуждены подолгу ждать, несмотря на хваленую электронную очередь. Принцип следующий: банк не хочет оптимизировать скорость работы, но вам поставят столики и диванчики, чтобы удобнее было сидеть и ждать. А выбора у людей нет, они и ждут. Это я и называю токсичностью.

Про финансовые принципы. Моя кредитная эпопея с Альфа-Банком приподнесла мне урок. Суть его заключается в том, чтобы меньше брать кредитов. Я повысил свою финансовую грамотность, обновил аналитические способности, всего мне это обошлось в несколько сотен тысяч рублей. Это был отличный спецкурс (смеется). Если больше ничего не помогает, то он точно поможет.

Про российскую банковскую систему. Её многие ругают, но исключительно потому, что не сталкивались с другими банковскими системами. С американской, например.

Я жил в Аризоне, до сих пор общаюсь с людьми оттуда. У них абсолютно не развиты интернет-сервисы, нет таких прогрессивных мобильных банковских приложений, как у нас. Всё работает только через банкоматы и офисы. Даже в продвинутых банках до сих пор пользуются чеками, посылая их по почте.

Наши приложения для них – это просто «Вау!». Мои американские друзья были в восхищении, когда я рассказывал о возможности перевода денег через СМС.

Да, это круто, но только до тех пор, пока они не знают, зачем это делается. Ведь все транзакции у нас могут отслеживаться ФНС. Скоро не надо будет отчетов в налоговую посылать, у нее без нашей помощи будут все сведения (улыбается). 

Про валюту. Как-то я читал интервью об истории успеха одной предпринимательницы. На вопрос «Что бы вы поменяли в своей жизни?», она ответила: «Рубли на доллары» (смеется).

Наша проблема – в отсутствии людей, которые отвечали бы за рекомендации. То есть по телевизору люди из власти нам сообщают один прогноз, а на деле происходи наоборот. Но ничего не происходит, это всё забывается, а народ остается по-прежнему в прострации, не понимая, какие действия предпринимать с валютой, и кто будет в ответе за утерю их денег.

Про первые деньги. В 1990-1991 годах я заработал свои первые деньги на продаже компьютеров Синклер. Я тогда жил в Норильске и учился в 10 классе. Собирал из набора радиодеталей начинку для компьютеров и продавал. В радиоэлектронике я не особо разбирался, однако паял хорошо. Тем удивительнее, что эти компьютеры работали. А потом я уехал из Норильска и дальнейшая их судьба мне не известна (смеется).

Про кризис. Кризисы я переживались относительно легко, потому что у меня либо всё было в долларах, либо ничего не было. В 1998 году я только закончил институт, а в 2014 у меня уже был бизнес по созданию купольных домов, ориентированный преимущественно на экспорт.

Но хочу привести пару фактов, которые пояснят мое реальное отношение к кризису. В 1997 году в Москве проходила конференция с каким-то зарубежным экономическим экспертом. Когда он подписывался на участие, а слушатели покупали билеты на конференцию, кризиса еще не было на горизонте. В итоге картина маслом: полный зал людей, минимум половина из которых уже сокращены на работе, пришли слушать лекцию на тему роста российского рынка.

Спикер выходит, и произносит примерно следующее: «Друзья, год назад я нашел в своем графике место и подписал с организаторами договор о проведении конференции. Я написал доклад о том, как всё здорово. Сейчас он будет звучать глупо и неуместно, ведь реальность совершенно обратная. Но! Среди всех плохих новостей есть одна очень хорошая, которая станет для вас светом в конце туннеля. Вы ее запишите обязательно».

Все обратились в слух, занесли ручки над блокнотами…

«Ребята, вы сейчас находитесь на самом дне колодца. У вас нет другого пути, кроме как вылезти оттуда. Впереди – только рост! И вот как будет идти этот рост, я вам сейчас и расскажу!»

И он оказался прав – потихоньку всё закрутилось и поехало.

Вторая история. В 2008 году встретил в Москве француза-сомелье, продававшего калифорнийские вина. Он рассказал, что переехал из Франции в США в 2007 году, и там работает, причем довольно успешно. Я удивился, ведь именно тогда в США случился финансовый кризис. Поинтересовался у него, как так удается. А оказалось, что он у него неважный английский, в результате чего он не читает газет и не смотрит телевизора. Но много работает.

Таким образом, если понимать, что в кризис у тебя нет никакого пути, кроме как вперед и не читать, что пишут СМИ, не поддаваться общей панике, а много работать, кризис вас не заденет. Зато он будет у тех, кто, начитавшись газет, опустил руки от безысходности.


/ СИА /
Материалы сюжета "Популярные финансы":
Все материалы сюжета (41)