Газета Дело

ИНК: «Сильные компании признают риски, слабые их отрицают»

Дмитрий Зотов, начальник ЦИТС ИНК В современном мире человек зачастую действует в ситуации неопределенности, которая порождает риски. Успешность на работе, в бизнесе и в жизни напрямую зависит от того, насколько хорошо мы умеем принимать решения в таких условиях. Во многих крупных компаниях управление рисками – это системный процесс. В Иркутской нефтяной компании система управления рисками развивается очень активно, востребована не только среди руководителей, но и на производстве. Об этом мы поговорили с Дмитрием Зотовым, начальником ЦИТС ИНК и с Григорием Лавреновым, замначальника цеха по подготовке и перекачке нефти и газового конденсата ИНК.

«Мозговой штурм» по рискам

Расскажите о методах внедрения риск-культуры в ИНК.

Дмитрий: Мы проводим оценку рисков производственных процессов, оценку рисков на рабочих местах, используем чек-листы. Кроме того, применили такой интересный формат, как поведенческие диалоги по безопасности. Проводят их как сотрудники офиса, так и работники на месторождениях. Ежемесячно определяем трех лидеров по проведенным диалогам и награждаем памятными призами. Это мотивирует людей. Мы видим, что не только количество, но и качество проведения диалогов постоянно улучшается.

В прошлом году вы провели Первый Байкальский риск-форум. Что-то изменилось за год в формировании риск-культуры?

Дмитрий: В августе этого года в ИНК была проведена выездная риск-сессия в формате интерактива, на которую пригласили как представителей достаточно крупных компаний, так и руководителей производственных подразделений ИНК. По сути, это был «Мозговой штурм». Мы разобрали девять кейсов, обсудили эффективность различных инструментов, провели детальный анализ рисков и учет их при обосновании инвестиций. Для ИНК очень важен практический опыт, который мы сможем применить на своих объектах.

Можете привести примеры кейсов?

Дмитрий: Например, мы рассмотрели гипотетическую ситуацию прорыва трубопровода 31 декабря, т.е. в праздничный день, когда никто не ждет происшествий. Мы просчитали прямые и косвенные потери в случае реализации этого риска. Важно понимать, что кроме прямых потерь, связанных с розливом нефти и остановкой добычи, при реализации риска необходимо учитывать и косвенные потери, которые будут влиять на компанию, – это повышение страховых премий, штрафы и т.д.

Да, ситуация была смоделирована, но в рисках важно проработать все слабые места, чтобы каждый знал, какую кнопку он нажмет, какую задвижку откроет, вопросы коммуникаций и т.д., чтобы минимизировать ущерб в случае наступления события.

<p>Фото: А. Фёдоров</p>

Фото: А. Фёдоров

Поддержка сверху

Участники форума говорят, что инициативы по внедрению риск-культуры невозможны без поддержки сверху. Вы с этим согласны?

Дмитрий: Это действительно так. В случае, если у руководства нет понимания, для чего внедряется риск-культура, – все бесполезно. У нас, к счастью, с этим все в порядке. Марина Владимировна Седых и Николай Михайлович Буйнов всегда поддерживают подобные мероприятия.

Еще один тезис, который прозвучал на риск-форуме: «Сильные компании признают риски, слабые – отрицают»…

Дмитрий: А мы и есть сильная компания. Конечно, мы признаем, что риски есть, но мы ими управляем.

Внешними рисками тоже управляете?

Дмитрий: Внешними – нет (улыбается). Мы должны управлять теми рисками, которыми можем управлять. Некоторые из них мы выявляем в процессе проведения риск-сессий, с некоторыми работаем непосредственно на объектах во время производственного процесса. Бывает, выявляются и такие, которые требуют привлечения внимания руководства – высокоуровневые риски. Мы выносим их на комитет по рискам и Центральный комитет по промышленной, транспортной, пожарной безопасности и охране труда, где рассматриваются планы по управлению риском и при необходимости корректируются.

А если риски повторяются?

Дмитрий: Мы стараемся не наступать на грабли дважды. Когда разрабатываются мероприятия по минимизации какого-то риска, через определенный период мы обязательно проводим повторную оценку на том же объекте, чтобы понять остаточный уровень риска и выявить, все ли мероприятия были эффективны.

Риск-культура изнутри

Считается, что невозможно внедрить риск-культуру путем навязывания регламентов и инструкций. Это правда?

Григорий: В ИНК есть проект «Команда больших возможностей» – это команды единомышленников, которым небезразлична судьба компании. «Команды больших возможностей» предлагают идеи, в том числе и в области риск-культуры. Мы обсуждаем идеи с  руководством, получаем одобрение и, самое главное, помощь в реализации проектов на практике, финансирование на реализацию проектов.

Вы входите в такую команду?

Григорий: Да.

Можете рассказать, какие проекты реализовали в последнее время?

Григорий: У каждой команды свои проекты. Наша, например, реализовала проект «Безопасный и эффективный отбор проб нефти». Было выявлено, что ручной отбор проб нефти небезопасен: существовали риски разгерметизации оборудования и вдыхания паров нефти работниками, которые производят отбор проб нефти из трубопроводов. Поэтому мы предложили установить стационарные пробоотборники. Проект был вынесен на обсуждение лидера команд – генерального директора ИНК – и средства на приобретение пробоотборников были выделены. Все было сделано в кратчайшие сроки: в июне решение было принято, а в сентябре оборудование уже поступило на месторождения. Сейчас разрабатываются организационные мероприятия по их монтажу.

<p>Григорий Лавренов, замначальника цеха по подготовке и перекачке нефти и газового конденсата ИНК (справа), Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК (слева).<br />
Фото: Е. Козырев.<br />
 </p>

Григорий Лавренов, замначальника цеха по подготовке и перекачке нефти и газового конденсата ИНК (справа), Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК (слева).
Фото: Е. Козырев.
 

А над какой задачей работаете сейчас?

Григорий: Над проектом оказания первой доврачебной помощи. По федеральным требованиям каждый сотрудник опасного производственного объекта должен владеть способами оказания первой медицинской помощи. В штате Иркутской нефтяной компании сейчас более семи тысяч человек, поэтому данное направление мы разрабатываем в сотрудничестве с Иркутским отделением Красного креста. Разработана программа для инструкторов, с правом дальнейшего обучения. Получив навыки и умения, руководители подразделений и объектов смогут передать их персоналу.

На самом деле риск-культуру мы прививаем не только сотрудникам ИНК.

А кому еще?

Григорий: Членам семей сотрудников. Например, проводим конкурсы рисунков «Безопасность дома», «Безопасность на улице», «Безопасность глазами детей». Лучшие работы будут опубликованы на корпоративном портале компании. В целом, это укладывается в формирование риск-культуры и правильно мотивирует как детей, так и их родителей.


<p>Дмитрий Зотов, начальник ЦИТС ИНК.<br />
Фото: Е. Козырев<br />
 </p>
<p>Григорий Лавренов, замначальника цеха по подготовке и перекачке нефти и газового конденсата ИНК (справа), Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК (слева).<br />
Фото: Е. Козырев.<br />
 </p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
Материалы сюжета "Байкальский риск-форум 2018":
Все материалы сюжета (15)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело