Новости

Руслан Ким: Мы смотрим на зависимость не только от промышленности

Отдаленные поселения и моногорода — болевая точка региона. Это 380 тыс. человек, 15% жителей, и ситуация там под постоянным контролем властей. Министр экономического развития Иркутской области дает картину проблемных населенных пунктов в подробностях.

Шелехов. Алюминиевый завод "Русала", ИркАЗ, более или менее нормально себя чувствует, насколько это возможно при нынешней конъюнктуре алюминия. Сейчас тонна алюминия стоит $1,9 тыс., год назад было $1,7 тыс., все же чуть лучше стало. Из Ангарска и Шелехова очень высока маятниковая трудовая миграция в Иркутск. От Ангарска до Иркутска 40 км, от Шелехова -- 10 км, ничто по московским меркам. Фактически эти три города -- миллионная агломерация, южное сердце всей Иркутской области.

Саянск. Там прибыльное предприятие по производству поливинилхлорида, "Саянскхимпласт", 40% производства ПВХ России, все нормально, спрос на ПВХ хороший.

Железногорск-Илимский. Два предприятия "Мечела", Коршуновский ГОК и рудник, они взаимосвязаны друг с другом, дают железорудный концентрат необходимого качества. В случае банкротства "Мечела" люди вряд ли останутся без работы, ведь предприятия являются прибыльными.

Усть-Илимск. Ситуация стабильная. Производство целлюлозы на градообразующем ЛПК группы "Илим" за год практически не изменилось. Увольнений на предприятии не планируется.

Черемхово. Монозависимость от другого актива Олега Дерипаски, "Востсибугля". За последние два года объем добычи угля там сократился более чем на 10%. Основная причина -- снижение спроса на угольную продукцию в связи с уменьшением потребности в перетоке электроэнергии за пределы области. Произошло это из-за запуска Богучанской ГЭС и выхода на полную мощность после аварии Саяно-Шушенской ГЭС. Ключевым инвестиционным проектом в Черемхово остается строительство завода по производству железа прямого восстановления с созданием к 2017 году около 800 постоянных рабочих мест. Малый бизнес дал около 600 рабочих мест.

В Байкальске в декабре прошлого года закрыли ЦБК, это почти 2 тыс. человек. Часть людей мы устроили на ТЭЦ. Из 15 тыс. населения 2 тыс. трудились на комбинате -- считай, треть трудоспособного населения. Там не очень много вариантов создания рабочих мест -- экологическая зона, можно только что-то очень безвредное. Предприятия пищевой промышленности планируем открыть, агропарк, рекреационную зону. Но самая тяжелая ситуация сейчас именно в Байкальске.

Тулун. В 2008 году закрыт разрез "Тулунский" "Востсибугля". Помогает расположение Тулуна на Транссибе и федеральных трассах М-53 и "Вилюй", в городе развивается малый бизнес, в основном в сфере придорожного сервиса.

Усолье-Сибирское. Там умер химпром. "Нитол", проект Роснано и Сбербанка по выпуску поликристаллического кремния, нужного для солнечных батарей, приказал долго жить. Пока производство делали, китайцы обвалили рынок, цена кремния упала на порядок (с $260 за килограмм в 2008 году до нынешних $20.-- "Деньги"). В Китае запустили 24 завода, теперь сами вынуждены 12 закрыть из-за перенасыщения рынка. Усолье-Сибирское сейчас выживает за счет наличия федеральной трассы М53 и малого бизнеса. Если бы не сфера услуг и торговли, проблема была бы еще острее. Тем не менее ситуация тяжелая: на "Нитоле" порядка 300-400 человек осталось, более 2 тыс. уже сократили.

Хотя официально моногородов восемь, мы смотрим на зависимость не только от промышленности, но и от инфраструктуры. Здесь тоже есть проблемы.

Алзамай, Нижнеудинск. Эти поселения очень зависимы от железной дороги. Огромные вагоноремонтные депо. Вагоны раньше были в РЖД, сейчас полностью в частных руках, и все стремятся снизить издержки. Следим за ситуацией.

Освоение несметного Иркутска