Новости

Первое ICO в российской юрисдикции может состояться осенью 2017 года

Первое ICO в российской юрисдикции может состояться осенью 2017 года — Фонд развития Дальнего Востока, биржа РТС и структуры «Сколково» подписали соглашение об отработке технологий «начального предложения» в криптовалютах, по которому участники проекта будут обсуждать с регуляторами, в первую очередь ЦБ регуляторные условия для ICO нескольких резидентов «Сколково». Одновременно с этим будут обсуждаться возможности для работы прообраза площадки для работы с электронными активами под контролем РТС в Приморье.

Как стало известно “Ъ”, на Восточном экономическом форуме, продолжающемся в Приморье, подписано соглашение, которое может в случае успеха привести к первому ICO технологической компании в российской юрисдикции уже осенью 2017 года. Соглашение подписано между компанией «Сколково — венчурные инвестиции» («Сколково-ВИ», структура «Сколково», управляющая совместными венчурными фондами с Российской венчурной компанией и создающая инвестбутик для развития технологических компаний) и НП РТС. Соглашение предполагает, что «Сколково-ВИ» и структура в периметре РТС, владивостокское АО «Восход», займутся «организацией альтернативных криптовалютных инвестиций посредством биржевой площадки».

Как рассказал “Ъ” руководитель «Сколково-ВИ» Василий Белов, среди 1700 компаний-резидентов «Сколково» есть как минимум несколько технологических компаний, которые вполне готовы к привлечению средств на ICO. Речь идет о довольно скромных размещениях — до $5 млн, первые компании, которые могут работать в этом проекте, предполагается назвать в октябре 2017 года. По словам главы РТС Романа Горюнова, стороны пока договорились о том, что на АО «Восход» в проекте будет лежать технологическая организация размещений с использованием криптовалют и технологий блокчейна («Восход» уже сейчас тестирует инфраструктуру собственной площадки для электронных активов), подготовка компаний к ICO — на «Сколково-ВИ». Работу с регуляторами, в первую очередь ЦБ — и это самое сложное в проекте — стороны будут вести вместе.

По данным “Ъ”, ЦБ рассматривает «ICO-площадку» как потенциальную «регуляторную песочницу» (sandbox).

На деле риски проекта меньше, чем любого аналогичного предприятия. Преимущество «Сколково» — в первую очередь в том, что деятельность технопарка регулируется отдельным законодательством, а его резиденты формально лишены возможности заниматься финансовым посредничеством, то есть деятельностью, прямо регулируемой ЦБ. Внесение соответствующих поправок в «сколковские» законы, если оно потребуется, в любом случае проще, чем правка федерального законодательства. К тому же резиденты «Сколково» по факту уже прошли первоначальный профессиональный отбор, и деятельность этих структур вполне под контролем федерального надзора. По сути, ЦБ предлагается идеальная ситуация — эксперимент с контролируемым ICO.

Момент для эксперимента с ICO весьма удачен. С одной стороны, практически ни одна юрисдикция мира не выработала пока точных регуляторных правил для работы с аналогами ценных бумаг, номинированных в криптовалюте, несмотря на бум интереса к ICO, зафиксированных летом 2017 года. На прошлой неделе КНР приостановила все операции с ICO, объявив их высокорисковыми, впрочем, судя по всему, речь идет не столько о недоверии Народного банка Китая к Ethereum и биткойнам, сколько о том, что криптовалюты являются сейчас популярным в КНР средством обхода ограничений на конвертируемость китайского юаня: в значительной мере это борьба не с ICO, а с оттоком капитала.

4 сентября Банк России выпустил заявление, в котором подтвердил свою январскую позицию о «преждевременности» допуска к обращению в РФ и криптовалют. Это вряд ли следует воспринимать как солидарность с позицией КНР: сама по себе констатация «преждевременности» легальности биткойна в РФ означает, что ЦБ допускает возможность легализации их в будущем. Конструкция со «Сколково» в этом смысле крайне перспективна, в том числе и для самого проекта «Сколково». Юрисдикция, которая предложит в первую очередь компаниям из стран Азии возможности для легального ICO, выиграет очень многое — и Роман Горюнов предсказывает «регуляторную гонку» в этой сфере уже в нынешнем году.

Формально ICO не противоречит российскому законодательству и регулированию ЦБ и Минфина. Свобода договора не мешает никакой российской компании объявить краудфандинговый сбор чего угодно — от цифрового кода до крышек от пивных бутылок — и менять их по договорам на доли в уставном капитале (или на другие записи в распределенном реестре, чем являются доли в капитале компаний, распределяемые на ICO). Однако права собственности на такие активы не защищены стандартными институтами.

Дмитрий Бутрин, Татьяна Едовина


Полный текст материала на http://www.kommersant.ru/

/ Коммерсантъ /
Материалы сюжета "Биткоин, криптовалюты, блокчейн. Новая нефть России?":
Все материалы сюжета (110)