Новости

Управление рисками. 10 важных цитат с БРИФ-2018

Почему тема управления рисками в последние пять-шесть лет входит в число наиболее обсуждаемых? Почему в риск-менеджменте важно составить не один, не два, а лучше три плана развития ситуации? Почему опасно работать с подрядчиками, готовыми на все, и на что обращать внимание при их выборе? На эти и другие вопросы ответили спикеры второго международного Байкальского риск-форума. Портал SIA.RU отобрал десять наиболее важных и ярких цитат.

1. «Рисками надо управлять, но мы не должны быть риск-испуганными»

<p>Николай Буйнов, председатель совета директоров ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>

Николай Буйнов, председатель совета директоров ИНК.
Фото: А. Фёдоров

Николай Буйнов, председатель совета директоров ИНК:

– Для Иркутской нефтяной компании этот форум важен. Мы очень много работаем, много рисков берем. Очень важно не бояться задавать вопросы, поднимать сложные темы, важно делиться информацией и обмениваться мнениями между профессионалами. Риски мы должны понимать, рисками должны управлять, но мы не должны быть риск-испуганными.

2. «Слово «риск» звучит от регулятора намного чаще, чем было пять лет назад, это важно»

Наталья Капризина, Deloitte:

– На мой взгляд, отношение российских компаний к рискам в течение последних лет достаточно серьезно изменилось. Мы как консультанты видим несколько причин, почему тема рисков попадает в топ.

Первый фактор – регуляторный. Во-первых, сейчас идет процесс внедрения риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорной деятельности органов власти. Это одна из масштабных «тихих» государственных реформ, о которой мало говорят, но она активно движется под эгидой Минэкономразвития. Во-вторых, в июле были внесены изменения в закон об АО, в котором теперь прямо указано, что компании должны заниматься управлением рисками, а служба внутреннего аудита должна с определенного момента оценивать эффективность этой деятельности. В-третьих, в кодексе корпоративного управления, который касается не только финансовых институтов, но и компаний нефинансового сектора, прямо рекомендовано создавать систему управления рисками, развивать и поддерживать ее в актуальном состоянии, при этом активное участие предполагается и на уровне совета директоров, и операционного руководства.

Таким образом, слово «риск» звучит сейчас от регулятора намного чаще, чем было, например, пять лет назад, и это важный контекст для бизнеса.

Второй фактор связан с тем, что на протяжении последних пяти-шести лет в мире реализовалось огромное количество рисков – геополитические, санкционные, валютные, связанные с безопасностью и непрерывностью бизнеса. Это имеет огромное влияние на финансовые рынки и стоимость компаний. И когда это происходит, даже те руководители и компании, которые пребывали в счастливом оптимизме, начинают задумываться: «Что происходит? У соседа изба сгорела, а не надо ли мне что-то сделать по этому поводу?». Таким образом нестабильность и вызовы внешней среды заставляют компании чаще задумываться о рисках.

<p>Фото: А. Фёдоров</p>

Фото: А. Фёдоров

3. «В один момент мы поняли, что риски живут отдельно, а реальная жизнь проходит стороной»

Илья Александров, корпоративный риск-менеджер QIWI:

– Совсем недавно наш CEO объявил, что уходит в отпуск в кругосветное путешествие и вернется только через девять месяцев. Вы понимаете, какой для нас, менеджмента компании, сейчас основной риск-вызов? И в то же время, это показывает высокий уровень зрелости управленческих процессов в компании. Как влияет этот риск, можно посмотреть на движение акций на биржевой площадке Nasdaq. И это не шутка.

Но я хочу обратить внимание участников на другое. У нас в компании были организованы стандартные процессы по управлению рисками, мы делали примерно, как все – качественный анализ, привлекали экспертов к оценке рисков, детально описывали планы обработки рисков, выносили на риск-комитет, составляли реестр рисков и т.д.

Но в один момент в компании мы поняли, что риски живут отдельно, а реальная жизнь проходит стороной. Например, в 2015 году ЦБ ввел ограничения для наших платежных агентов, владевших терминалами по всей России. Рентабельность их бизнеса сильно упала, и часть терминалов они закрыли. В связи с этим обороты Qiwi отклонились на 30-40% от плана. Риск был отражен в корпоративной карте рисков, но не учитывался в прогнозе бюджета. Все это нас заставило по-новому взглянуть на риски и изменить модель так, чтобы бизнес-планирование и стратегическое планирование происходило с учетом рисков.

4. «Наш мозг устроен так, что риски мы отфильтровываем, их влияние нивелируем»

<p>Алексей Сидоренко, CEO «Риск-академия».<br />
Фото: А. Фёдоров</p>

Алексей Сидоренко, CEO «Риск-академия».
Фото: А. Фёдоров

Алексей Сидоренко, CEO «Риск-академия»:

– Управление рисками – неотъемлемая часть принятия решений. Но не все так просто. Когда руководителям необходимо принимать решения в ситуации неопределенности, они зачастую риски не видят. Риски игнорируют не потому что руководители хорошие или плохие, так устроен человеческий мозг, мы отфильтровываем информацию, наше сознание прячет риски, а их влияние или существенность занижается. Такова человеческая натура. Ровно поэтому многие практические идеи, которые будут озвучены на форуме слушатели могут пропустить или не осознать их важность. Будьте открыты к тому, что вы здесь слушаете. Пытайтесь прокручивать в голове кейсы, о которых здесь рассказывают, они могут повлиять на вашу непосредственную работу. Задавайте себе вопрос, как тоже самое можно применить в моих решениях..

5. «Составление плана в обработке любого риска – обязательно»

Светлана Иващенко, управляющий директор НИПИГАЗ:

– Разрабатывая мероприятия по уменьшению вероятности срабатывания рисков, мы всегда предусматриваем план В для особо рисковых мероприятий; иногда, в зависимости от уровня риска и его влияния на дальнейший ход проекта, это и план С. Существование такого плана в обработке любого риска – единственный инструмент, позволяющий быть в плане реализации проекта. К примеру, мы прорабатывали к использованию два порта для перегрузки сверхтяжелого негабаритного оборудования, один как основной вариант, второй – как запасной. Была также оценена вероятность поломки кранового оборудования на океанических судах. Можно с уверенностью сказать, что рассчитывать планы В необходимо с пониманием, что до 30% план В может сработать.

<p>Фото: А. Фёдоров</p>

Фото: А. Фёдоров

6. «Чем сложнее проект, тем очевиднее, что для него необходима проектная команда»

Михаил Федоров, директор по рискам и внутреннему контролю ERG (по проекту «Газпромнефть»):

– Несмотря на то, что сценарное планирование является одним из наиболее эффективных инструментов управления рисками проектов, его очень часто не используют в связи с трудоемкостью. Кроме основного плана А, всегда должен быть план B и даже С, на случай, если что-то пойдет не так. Скорость принятия решения очень важна в случаях реализации существенных рисков, поэтому все альтернативные планы должны быть проработаны заранее. Именно такая ситуация сложилась на одном из наших проектов, и мы в очередной раз получили подтверждение, что план А может не сработать, и не зря мы делали план B.

Еще поделюсь двумя выводами, которые вытекают из нашей практики.

Вывод первый: безопасность реализации проекта операционной деятельности является приоритетом №1. Какими бы рисками вы ни управляли, какие бы сценарии ни придумывали, все-таки, если есть риски, пусть даже не очень существенные, связанные с травматизмом или гибелью людей, такие варианты неприемлемы. Компания «Газпром нефть» четко за этим следит и это для них является приоритетом номер один.

Второй вывод: сложные проекты требуют формирования альтернативных планов, выделение пусковых комплексов, планов поэтапного ввода проекта и т.д., и очевидно, что чем сложнее проект, тем критичнее для его успеха наличие и полностью укомплектованной профессиональной проектной команды, и полной поддержки руководства. А когда есть сомнения в наших собственных способностях, либо способностях подрядчика сделать суперсложную вещь, которую ни они не мы либо не делали, либо делали, но не в таких объемах, тогда в первую очередь нужно привлечь соответствующие компетенции и только потом реализовывать проект. Казалось бы, «секрет Полишинеля», но очевидно, что чем сложнее проект, тем больше людей и ресурсов необходимо.

7. «Без риск-культуры, понятной и принятой сотрудниками, риск-менеджмент обязательно превратится в профанацию»

Владимир Кременицкий, директор по внутреннему аудиту холдинга «СИБУР»:

– Основатель Alibaba Джек Ма, когда его спросили, что является преимуществом его компании, сказал: «Это корпоративная культура. При управлении компанией приоритет должен отдаваться миссии и ценностям компании не зависимо от ее размера». Совокупные и совместимые ценности в людях (как человек мыслит, что говорит и что делает и как слова и дела совпадают друг с другом), заложенные внутри каждого человека, – это и есть корпоративная культура. Очевидно, культура риск-менеджмента является неотъемлемой частью корпоративной культуры. Культура риск-менеджмента – это не только и не столько инструкции и регламенты, сколько постоянное воспитание и возделывание ценностей в сотрудниках. Без риск-культуры, понятной и принятой сотрудниками, риск-менеджмент обязательно превратится в профанацию.

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о самом мероприятии. Организовав форум такого масштаба, ИНК продолжает совершать прорыв, потому что ей удалось собрать в одном месте лучшие практики управления рисками. Надеюсь, что в следующем году ИНК организует очередной риск-форум, на который я обязательно приеду.

8. «Любые на всё готовые чудесные подрядчики – это здорово только до первой проблемы»

Андрей Иванов, директор управления координации и контроля проектной деятельности «Стройтрансгаз»:

– Хочу обратить внимание на проблему быстрых решений, опасность быстрого роста и правильный выбор подрядчиков.

У американцев есть интересная статистика: если новый проект в два раза превышает типовую годовую выручку компании, максимум, на что вы можете рассчитывать – на окупаемость. По очевидным причинам: длинные деньги дороже, требуется больше собственного капитала.

Четырехкратное превышение везде, кроме России, приводит к практически гарантированному банкротству компании. Слишком быстрый рост – это не хорошо. При определенном объеме бизнеса, надо останавливаться, переваривать, адаптироваться.

Кроме того, любой проект требует полевых испытаний и адаптации. Без прохода ножками по строительной площадке нет смысла рассчитывать, что какая-то технология сработает гарантированно.

Еще один тонкий момент – это подрядчики. Мы следим за своими подрядчиками с точки зрения наличия любого из этих признаков. Чем их больше, тем выше наша тревожность. Любые чудесные подрядчики, на все готовые – это здорово только до первой проблемы.

9. «Мы использовали опыт других компаний и интегрировали их в свои планы по управлению рисками» 

<p>Александр Дорошенко, заместитель генерального директора по повышению эффективности ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>

Александр Дорошенко, заместитель генерального директора по повышению эффективности ИНК.
Фото: А. Фёдоров

Александр Дорошенко, заместитель генерального директора по повышению эффективности ИНК:

– Байкальский риск-форум направлен на то, чтобы показать нашим коллегам, коллективу компании ИНК, как можно правильно использовать инструменты риск-менеджмента. Показать это через опыт других компаний, которые уже прошли долгий путь, имеют определенные достижения в части риск-менеджмента и которые благодаря этому достигли очень хороших результатов в своем бизнесе.

Мы сразу приняли решение, что форум должен быть сугубо практическим: минимум теории и глобальных исследований, побольше реального опыта. Было много практических кейсов и докладов от коллег из других компаний. В принципе, увидев их опыт, мы для себя зафиксировали определенные решения и интегрировали их в свои планы развития системы управлению рисками.

10. «Форум – это практический инструмент вовлечения всех сотрудников ИНК в идею риск-менеджмента»

<p>Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>

Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК.
Фото: А. Фёдоров

Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК:

– Этот форум позволил нам посмотреть на лучшие практики в России – как успешные компании управляют своими рисками. Все темы риск-форума актуальны как для нашей компании, так и для региона, и для России в целом. Особый интерес для нас представляет опыт принятия риск-ориентированных решений в управлении инвестиционными проектами, ведь ИНК сейчас развивает масштабный газовый проект. Не менее важна область управления производственными рисками, поскольку от безопасной и эффективной работы компании зависит благополучие каждого из нас. Приятно осознавать, что БРИФ становится традиционной площадкой для обмена опытом и практическим инструментом вовлечения всех сотрудников ИНК в идею риск-менеджмента.

<p>Фото: А. Фёдоров</p>

Фото: А. Фёдоров


<p>Николай Буйнов, председатель совета директоров ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Денис Скороходов, начальник отдела управления рисками ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Александр Дорошенко, заместитель генерального директора по повышению эффективности ИНК.<br />
Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Алексей Сидоренко, CEO «Риск-академия».<br />
Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
<p>Фото: А. Фёдоров</p>
/ СИА /
Материалы сюжета "Байкальский риск-форум 2018":
Все материалы сюжета (12)