Новости

«В практике косметологов бывают аварийные случаи». На «Сиянии Байкала» обсудили, что можно, а что нельзя делать при социально-значимых заболеваниях

ВИЧ-инфекция, туберкулез, гепатит… Много лет считалось, что такими заболеваниями заражены маргинальные слои общества. Но ситуация изменилась. Сегодня значимый вклад в эпидемию вносят социально адаптированные граждане, даже не знающие о том, что больны. Обычные люди, которые ведут активный образ жизни, хотят быть успешными и красивыми и пользуются для этого услугами косметологов. При этом подвергают риску не только себя и других пациентов, но и врачей-косметологов. Тому, о чем важно помнить не только специалистам, но и их клиентам, когда речь идет о социально-значимых заболеваниях, была посвящена пленарная дискуссия «Группы риска: что можно, а что нельзя» Всероссийского образовательного проекта «Сияние Байкала», организованного группой компаний «Сатэль».    

«Эта тема – новая для обсуждения в профессиональном сообществе» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Эльмира Сатардинова, к.м.н., президент БАСЭМ, руководитель ГК «Сатэль»:

«Косметология сродни искусству, потому что своими методиками мы улучшаем внешность человека, а значит, качество его жизни. От внешнего вида сегодня зависят и отношения с людьми, и продвижение по карьерной лестнице. Потому нам так важно предлагать качественную услугу. 

Не секрет, что мы имеем дело не только со здоровыми пациентами. В практике косметологов бывают аварийные случаи, когда специалист, который выполняет процедуру, подвергается риску заражения, например, ВИЧ-инфекцией. 

Эта тема – новая для обсуждения в профессиональном сообществе, но при этом она весьма актуальна, если учесть, что косметологические процедуры нередко проводят в нелегитимных местах. 

Ряд заболеваний, таких как сахарный диабет, ограничивают арсенал врача-косметолога. Поэтому мы вынесли на обсуждение такой значимый момент, как работа с пациентами, имеющими социально-значимые заболевания. Мы хотим четко понимать, что можно предложить таким клиентам без вреда для здоровья». 

«Пациенты, прошедшие химиотерапию, хотят быть красивыми» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Виктория Дворниченко, доктор медицинских наук, профессор, главный врач ГУЗ "Иркутский областной онкологический диспансер", заведующая кафедрой онкологии ГОУ ДПО ИГИУВ, главный онколог Сибирского Федерального округа, депутат Законодательного собрания Иркутской области первого созыва:

«Вы помните, наверно, времена, когда пациентам, прошедшим лечение от рака, была полностью запрещена физиотерапия, лечение ультразвуком и прочее. Считалось, что это вызывает обострение, местастазирование злокачественных опухолей. Действительно, после лучевой терапии меняется клеточный состав организма, поэтому с этими людьми надо поступать правильно и с особой осторожностью. Но пациенты, прошедшие химиотерапию, хотят быть красивыми, как женщины так и мужчины. Ряд косметологических процедур им разрешен, после консультации с онкологом.

На самом деле между онкологами и косметологами очень тесная связь. Потому что онкологи занимаются в том числе челюстно-лицевой хирургией, делают операции на коже: рак и там буйствует. Можно сказать, что мы косметологи в онкологии. 

К сожалению, заболеваемость раком растет: мы каждый год ставим 10 тысяч первичных диагнозов. Большая часть этих людей живы, потому что обращаются за помощью на 1-2 стадии заболевания. Обследования в поликлинике недостаточно, поэтому наша цель – это Центр профилактика рака, где здоровые люди смогут проверить себя на наличие злокачественной опухоли. Таких учреждений в России пока нет, но мы планируем создать такой в Иркутске на будущий год». 

«Косметолог вправе потребовать от пациента флюорографию»

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Елена Зоркальцева, д.м.н., профессор, главный фтизиатр Иркутской области:

«В обществе сформировалось представление, что люди, больные туберкулезом – это маргинальные, асоциальные люди. Но мы видим, что больше половины заболевших – социально благополучные граждане. С туберкулезом может столкнуться каждый! Поэтому вопросы, которыми занимаются фтизиатры, стали интересны и для косметологов тоже.

Мы нередко видим, как пациент выписывается из противотуберкулезного диспансера и тут же идет в другое медучреждение на плановую операцию, которая была ему рекомендована ранее. А ведь после проведенного лечения человек еще не считается здоровым: нужно три отрицательных посева мокроты с интервалом в два месяца. Получается, что такой человек подвергает опасности и медперсонал и других пациентов. 

Санитарными правилами и нормами предусмотрено, что если человек обращается за медицинской помощью, не важно за косметологической или любой другой, он должен иметь результаты флюорографического обследования. Для всей территории РФ давность обследования разная. Если в регионе заболеваемость туберкулезом высокая, выше 40 на 100 тысяч населения, как в Иркутской области, то это ежегодное флюорографическое обследование. Если человек не выполняет требования федерального законодательства, он совершает административное правонарушение. 

Речь идет именно о плановых вмешательствах. Косметологические процедуры не относятся к экстренным, поэтому косметологи вправе потребовать от пациента флюорографическое обследование не позднее чем годичной давности». 

«Сегодня ВИЧ заражаются обычные люди» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Юлия Плотникова, кандидат медицинских наук, главный врач ГБУЗ "ИОЦ СПИД", главный внештатный специалист по вопросам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Министерства здравоохранения по СФО:

«В Иркутской области с ВИЧ живет 28 808 человек. Да, мы печальные лидеры по этому заболеванию, но надо понимать, что не в наших силах снизить число уже заболевших. Наша задача – не допускать роста этой цифры. Очень многие граждане даже не знают свой ВИЧ-статус. Вот лично вы, например, как давно сдавали анализ на ВИЧ? А люди, зараженные вирусом, и не знающие об этом, вносят 56% вклада в эпидемию по ВИЧ-инфекции. Это очень тревожная ситуация. 

ВИЧ – особая инфекция, она латентная, долгие годы ничем себя не проявляющая. И кто сейчас заражается ею? Обычные люди! Они социально адаптированные, статусные, образованные и так далее. Любой врач должен понимать, что сегодня вне зависимости от того, кто перед вами – любого человека в условиях такой эпидемиологической ситуации надо воспринимать как потенциальный источник инфекции и защищаться самим. А в случае аварийной ситуации немедленно обращаться к нам. Вопрос назначения специфической терапии важен в первые 72 часа, потом инфекция встраивается в геном и все наши маневры становятся бесполезны.

Также мы считаем, что в доступе должны быть экспресс-тесты на ВИЧ. Наши коллеги долго дискутировали, не опасно ли продавать такие тесты в аптеках. Не спровоцируем ли мы людей, увидевших результаты на расторможенное поведение? Но когда мы живем в эпидемии, это не опасно – это необходимо делать».

«Это целый город – Диабет» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Татьяна Бардымова, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, член Правления Российской ассоциации эндокринологов, президент Ассоциации эндокринологов Иркутской области, главный внештатный специалист-эндокринолог г.Иркутска:

«Согласно статистике каждый третий россиянин имеет избыточный вес или ожирение. Кто-то решает эту проблему или избавляется от ее последствий с помощью косметологов. 

Надо помнить, что ожирение – основной фактор риска развития сахарного диабета. В нашей стране людей, имеющих такой диагноз, свыше 6 млн человек. Это больше, чем население Санкт-Петербурга, это целый город – Диабет. Это заболевание тоже входит в число социально-значимых, поскольку очень бурно развивается. Посудите сами: в 2007 году в мире насчитывалось 247 млн человек с таким диагнозом, а прогноз предсказывал увеличение этого числа до 380 млн человек к 2025 году. Но уже в 2015 году число больных сахарным диабетом превысило 415 млн человек. 

Повышением сахара крови невозможно заразиться, но при этом у больных чаще могут быть распространены воспалительные заболевания кожи. А реабилитационный период после проведения косметологических манипуляций у таких пациентов достаточно длительный».  

«Законодательство не поспевает за развитием отрасли» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Владимир Шпрах, врач-невролог, доктор медицинских наук, профессор, ректор Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования, главный невролог Иркутской области, Заслуженный врач Российской Федерации, заслуженный деятель науки РФ:

«Профессия косметолог официально появилась в 2009 году, а уже в 2015 году Министерство труда включило ее в число пятидесяти самых востребованных профессий в России. При этом законодательство не поспевает за развитием отрасли. Косметологи сегодня менее защищены, чем другие врачи, имеют меньше льгот и социальных гарантий, хотя также рискуют, когда оказывают услуги, например, ВИЧ-инфицированным. При этом сдавать анализы перед походом к косметологу обязаны только те пациенты, кто планирует косметологические операции, а те, кому нужны косметологические процедуры, этого делать не обязаны.   

Согласно статистике, очень большое количество граждан, больных ВИЧ, заражены одновременно туберкулезом, гепатитом С, сифилисом. Поэтому так важно сейчас развернуть тему, поставить вопрос о защите косметологов от этих инфекций. Не стоит забывать и о тех гражданах, которые часто даже не задумываются ни о качестве обработки инструментов, ни о других рисках, когда обращаются в подпольные центры оказания косметологических услуг». 

«Косметолог может отказать пациенту, имеющему опасное заболевание» 

<p>Фото Н. Понамаревой</p>

Фото Н. Понамаревой

Елена Москвичева, аналитик индустрии красоты, эксперт по законодательству, регулирующему процессы в индустрии красоты:

«На Западе считается, что человек имеет право умереть красивым. Наши врачи пока не готовы таким образом воспринять ситуацию: косметолог всегда может отказать в проведении процедуры пациенту, имеющему опасное заболевание. 

Те специалисты, которые готовы помочь в трудной ситуации, обязательно оценивают две вещи: во-первых, нет ли к имеющемуся заболеванию прямых или косвенных противопоказаний и во-вторых, достаточно ли защищен сам врач.

Противопоказания пишутся не зря, они могут повлиять на ход дальнейшего лечения и могут стать причинами для отказа пациенту. Также врач-косметолог может отказать пациенту, если тот не хочет давать своих персональных данных. Пациент обязан при оформлении договора сообщить врачу ту информацию, которую у него запрашивают, потому что в медицине добровольное согласие, карта – все это документы, идентифицирующие личность».

«Это важная тема для сообщества врачей и их пациентов» 

Наталья Мантурова, главный внештатный специалист-пластический хирург Минздрава России, заведующая кафедрой пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий РНИМУ им. Н.И. Пирогова:

«Организаторы проекта подняли такую важную и серьезную тему как оказание услуг пациентам с социально значимыми заболеваниями. В перечень социально-значимых заболеваний входят болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека, туберкулез, гепатит, инфекции, передающиеся половым путем, сахарный диабет, злокачественные новообразования, психические расстройства и расстройства поведения, болезни, характеризующиеся повышенным кровяным давлением. 

В Иркутской области, как и в России в целом достаточно большое количество таких пациентов, и они не меньше здоровых хотят быть эстетически привлекательными, успешными в карьере и личной жизни, коммуницировать с другими людьми. 

Я искренне благодарна организаторам биеннале «Сияние Байкала» за то, что они поднимают такую важную тему для сообщества врачей и их пациентов. Со своей стороны я как главный внештатный специалист, пластический хирург Минздрава России приложу все усилия, чтобы плоды нашей работы получили поддержку на самом высоком уровне».


/ СИА /
Материалы сюжета ""Сияние Байкала"":
Все материалы сюжета (7)