Новости

Жизнь после туберкулеза: что можно, что нельзя?

Заболеть туберкулезом сегодня может каждый, независимо от того, на какой ступеньке социальной лестницы он находится. В последнее время это часто благополучные и обеспеченные люди, рассказывает доктор медицинских наук, профессор, главный фтизиатр Иркутской области Елена Зоркальцева. Поэтому вопросы, что можно и что нельзя делать, какие косметологические процедуры ухода за внешностью допустимы, возникают у пациента сразу, как только начинается процесс реабилитации. Во время Всероссийского образовательного проекта «Сияние Байкала», организованного группой компаний «Сатэль», она рассказала порталу SIA.RU, что важно знать пациентам, и что важно знать врачам-косметологам.

Елена Юльевна, во время пленарной дискуссии, вы сказали, что больные туберкулезом сегодня это вовсе не бомжи.

– Да, это стереотипы. В обществе сформировалось представление, что туберкулезом болеют маргинальные слои, но сегодня наши пациенты – это не только малоимущие граждане. Половина больных – это вполне благополучные люди, они имеют деньги, они хотят быть красивыми, молодыми.

Россия сегодня входит в двадцатку стран с наиболее высокой заболеваемостью туберкулезом и смертностью от этого заболевания, а Иркутская область, в свою очередь, один из печальных лидеров в стране. Хотя за последние несколько лет ситуация стабилизировалась, но ситуация такова, что с туберкулезом сегодня может столкнуться каждый.

Как часто пациенты, вылечившись от туберкулеза, идут к косметологам или другим врачам?

–  У меня был пациент, который выписавшись из стационара, тут же пошел в «Микрохирургию глаза» делать операцию, потому что очередь подошла. Но надо понимать, что при лечении туберкулеза важно соблюдать этапность.

Что за этапность?

–  Если это больной, который выделяет возбудитель во внешнюю среду, мы это видим по результатам анализов, он обязательно находится в стационаре 2-3, иногда даже 8 месяцев, но потом мы его переводим на амбулаторное лечение. Многие воспринимают это как завершение процесса, но на данном этапе лечение еще не закончено.

Чтобы человек стал не заразным, нужно получить три отрицательных посева мокроты с интервалом в два месяца. Т.е. как минимум еще шесть месяцев, пациенту не рекомендовано делать никаких процедур и операций. Иначе человек подвергает опасности и медицинский персонал, и пациентов.

Что можно, что нельзя, эти вопросы пациенты задают вам часто?

– Меня спрашивают реже, потому что я больных только консультирую, а лечащие врачи-фтизиатры сталкиваются с этими вопросами ежедневно.

В моей практике был случай, когда социально-благополучная девушка лечилась от туберкулеза, и с самого начала лечения говорила, что планировала косметическое вмешательство.

Операцию? Или косметологические процедуры?

–  Эстетическую операцию на ушных раковинах.

И какая была ваша рекомендация?

–  Пока идет лечение, никаких операций делать нельзя, потому что мы не можем знать, как пойдет заживление.

Правильно я понимаю, что первый вопрос пациент должен задать именно лечащему врачу-фтизиатру?

– Да. Сначала пациент должен вылечиться от туберкулеза, и только потом идти на другие операции или косметологические процедуры.

Но дело в том, что кто-то может и спросит, а кто-то и нет. Здесь важна другая сторона вопроса.

Какая?

–  Важно, чтобы и врачи-косметологи знали, с кем они работают. Они вполне обоснованно могут требовать эту информацию.

Я понимаю, когда ты идешь на операцию в государственную клинику, сдаешь все анализы – ВИЧ, сифилис, флюорографию и другие, но косметологические клиники, как правило, коммерческие. Что могут они требовать от клиентов? Нет конфликта интересов?

– Врач вправе требовать эти данные, и это право дает ему федеральное законодательство, а пациент в свою очередь обязан предоставить информацию. Врач ведь спрашивает клиента про аллергические реакции, прочие заболевания, также обязан спросить и про туберкулез. Это просто необходимо внести в регламент всем клиникам, это должно происходить на уровне заполнения медицинской карты и иных документов. Косметологическая клиника - это та же медицинская организация.

Только платная…

–  Какая разница? Хоть платная, хоть бесплатная, важно просить предъявить флюорографию. Каждый человек независимо от того, идет в косметологическую лечебницу или в любую другую клинику, должен раз в год проходить обследование. Если человек уклоняется от обследования, это считается административным нарушением.

Когда человек вылечился от туберкулеза, рисков больше нет?

–  Это абсолютно здоровый человек, ему доступны любые косметологические операции.

О проекте «Сияние Байкала»
22-25 июня 2019 года в Иркутске состоялась всероссийская биеннале врачей-косметологов «Сияние Байкала». Организатором мероприятия выступает ГК «САТЭЛЬ» при поддержке доктора медицинских наук, главного внештатного специалиста - пластического хирурга Минздрава России, заведующей кафедрой пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова – Натальи Евгеньевны Мантуровой.
«Сияние Байкала» – серия образовательных проектов для врачей-косметологов. Его задача - создать профессиональное сообщество, участники которого могут развиваться и повышать свой профессиональный уровень и качество предоставляемых услуг своим пациентам.   В этом году участников ожидает насыщенная деловая программа: мастер-классы от ключевых компаний отрасли, научные доклады от признанных экспертов в сфере эстетической медицины, марафон живых инъекций, практическая демонстрация самых востребованных инъекционных и аппаратных методов, сlinical case - наглядная презентация использования косметологических продуктов в преображении пациентов.
«Сияние Байкала» формирует объективное и корректное информационное поле вокруг эстетической медицины, а также способствует повышению уровня культуры потребления косметологических услуг населением.

/ СИА /
Материалы сюжета ""Сияние Байкала"":
Все материалы сюжета (7)