Новости

Тактика выжженной нефти. Рынок ожидает резкого роста стоимости барреля

Атака на нефтяные объекты в Саудовской Аравии, ответственность за которую взяли на себя йеменские повстанцы, лишила страну почти 60% добычи, а мир — 6% поставок нефти. Пожары на двух комплексах до сих пор не потушены, степень их повреждений неизвестна. При худшем сценарии восстановление добычи может занять несколько месяцев. Рынки пока не ожидают существенных перебоев, но готовятся к росту цен как минимум до $70 за баррель. Геополитическая премия может еще увеличиться по мере роста напряженности: США уже обвинили в атаке Иран, а некоторые сенаторы предложили нанести ответный военный удар.

Инфраструктура двух крупнейших комплексов по подготовке нефти в Саудовской Аравии — в Абкайке на востоке страны и Хурайсе в 150 км от Эр-Рияда — была атакована в ночь на 14 сентября с помощью беспилотных аппаратов. Согласно заявлению Saudi Aramco, атака привела к выбытию мощностей по добыче в 5,7 млн баррелей нефти в сутки (б/с) — 58% добычи страны в августе и около 6% мировой. Это первый технологический сбой такого масштаба за 70 лет истории нефтедобычи в стране.

Комплексы не перерабатывают нефть, а обеспечивают ее подготовку до товарного состояния: обезвоживание, очистку от механических примесей и сероводорода, выделение метана, этана и легких фракций (СУГ). Они устроены гораздо проще, чем типичные НПЗ, но очень велики: завод в Абкайке имеет мощность в 7 млн б/с (около 350 млн тонн в год), в Хурайсе — 1,5 млн б/с. На инфраструктуру Абкайка опирается добыча на крупнейших месторождениях страны — Гвадар, Шайба и Хурайс — общей мощностью около 5 млн б/с.

Ответственность за нападение взяла на себя группировка йеменских повстанцев-шиитов «Ансар Аллах».

Поджигатели нефти

«Атаки на месторождения Абкайк и Хурайс был проведены в рамках наших законных и естественных прав отвечать на преступления агрессии и продолжающуюся уже пять лет блокаду нашей страны, и пока они не прекратятся, нападения будут только усиливаться и станут еще более болезненными»,— заявил представитель «Ансар Аллах» генерал Яхья Сариа. По его словам, осуществить нападение удалось благодаря «тщательной разведке и мониторингу» и «сотрудничеству с благородными и свободными людьми» в Саудовской Аравии.

Ответ Эр-Рияда последовал незамедлительно: в субботу королевские ВВС нанесли массированные удары по позициям «Ансар Аллах» на северо-западе Йемена, в приграничных провинциях Саада и Эль-Джауф.

Спустя несколько часов саудовскому наследному принцу Мухаммеду бен Сальману позвонил президент США Дональд Трамп, выразивший готовность сотрудничать для обеспечения безопасности и стабильности.

Радикальные меры предложил влиятельный американский сенатор Линдси Грэм, призвавший рассмотреть возможность нанесения ударов по иранским нефтяным объектам: «Иран не прекратит свое плохое поведение до тех пор, пока последствия не станут более ощутимыми, как, например, атака на их нефтеперерабатывающие предприятия, что станет сокрушительным ударом по режиму». По его мнению, атака — «еще один пример того, как Иран сеет хаос на Ближнем Востоке».

Риски, резервы и цены

Степень повреждений заводов пока неизвестна. Судя по спутниковым снимкам, доступным на сайте NASA, на утро 15 сентября продолжались четыре крупных пожара, хотя саудовские власти и заявили о локализации. По словам источников “Ъ”, ситуация типична для пожаров на нефтехранилищах: нефти просто дают прогореть. Ключевой вопрос в том, повреждено ли сложное оборудование, в частности, стабилизационные колонны (на Абкайке их 18, там происходит отделение сероводорода и легких углеводородов). Если да, восстановление может занять несколько месяцев, говорят собеседники “Ъ”. Если же повреждены только хранилища нефти и трубы, работу можно частично возобновить в течение пары недель.

Один из источников “Ъ” подчеркивает, что, исходя из известной информации, атака была сложной и скоординированной: «Логично предположить, что атаковавшие, хорошо представляя себе устройство заводов, стремились повредить самое ценное оборудование».

Пока Saudi Aramco не приостанавливала экспортные отгрузки, обеспечивая их за счет хранилищ. На июнь, по данным JODI, запасы саудовской нефти в хранилищах составляли около 188 млн баррелей, что позволяет покрыть почти 27 дней экспорта. Таким образом, примерно полтора месяца Саудовская Аравия сможет выполнять контракты, даже если заводы не будут работать. Кроме того, у потребителей есть свои серьезные коммерческие запасы нефти: 1,4 млрд баррелей в странах ОЭСР на июль. Также есть стратегические резервы, в том числе 648 млн баррелей у США: Минэнерго страны уже заявило, что готово использовать их впервые с 2014 года. По оценкам Международного энергетического агентства, глобальному рынку не грозят существенные перебои.

Каких проблем ждут нефтяники

Свободные добычные мощности есть у США (не менее 1 млн б/с), Ирана и Венесуэлы. Россия, по словам собеседников “Ъ”, может быстро добавить 150–200 тыс. б/с, но формально связана пактом ОПЕК+. Не исключено, что участники пакта, такие как Россия, Ирак и Казахстан, нарастят добычу при молчаливом согласии Саудовской Аравии, если быстро восстановить заводы не выйдет. В Минэнерго РФ отказались от комментариев. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Владимир Путин в курсе атаки, и Эр-Рияд пока за помощью не обращался.

Большинство участников рынка ожидают, что торги 16 сентября в любом случае начнутся с резкого роста цен на нефть. По оценкам Platts Analytics, цены выйдут из диапазона в $55–65 за баррель и начнут тестировать $70. Опрос Reuters дал уровень в $100, если последствия атак придется устранять долго. Трейдеры, занявшие короткие позиции, могут захотеть быстро закрыть их, спровоцировав очень быстрый рост котировок.

Юрий Барсуков, Сергей Строкань


Полный текст материала на http://www.kommersant.ru/