Новости

АСВ предлагает ограничить оспаривание сделок вкладчиков по снятию денег незадолго до банкротства банка

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предлагает законодательно ограничить оспаривание сделок физических лиц, в том числе по снятию денег, незадолго до банкротства банка. Сейчас АСВ выигрывает большинство таких споров, и с вкладчиков взимаются полученные ими средства, которые потом им возвращаются частично. В наибольшем проигрыше оказываются владельцы крупных вкладов. Эксперты предлагают ввести в закон презумпцию добросовестности для вкладчиков, которые могут быть не в курсе проблем банка.

Необходимость законодательных изменений, касающихся оспаривания сделок по предпочтительному удовлетворению требований физлиц к банкам, находящимся накануне банкротства, назрела в связи с конфликтной ситуацией, сложившейся вокруг исков АСВ к бывшим вкладчикам нескольких крупных банков-банкротов, в частности Военно-промышленного банка (ВПБ) и Татфондбанка. Так, в рамках банкротства ВПБ АСВ подало более 150 исков об оспаривании предбанкротных сделок, из которых около 50 требований заявлено к физлицам. Союз пострадавших вкладчиков Татфондбанка сообщал, что аналогичные иски поданы к 400 вкладчикам. При этом иски подавались АСВ спустя год и более после снятия гражданами средств с депозитов.

По данным АСВ, всего сделки с предпочтением были выявлены в 160 из 195 кредитных организаций, признанных банкротами в 2015–2017 годах, в 128 банках такие сделки были совершены в интересах физлиц. При этом АСВ не считает абсолютно все подобные операции мошенническими, сообщила во вторник директор экспертно-аналитического департамента агентства Юлия Медведева. Тем не менее, по ее словам, при определенных обстоятельствах «они квалифицируются действующим законодательством как оспоримые». К ним относятся случаи снятия денег с вкладов за месяц до введения временной администрации в банк (подозрительный период) и при наличии картотеки неисполненных платежей.

Согласно действующим нормам закона, после признания сделки недействительной гражданин должен вернуть деньги банку. При этом он становится кредитором банка на возвращенную сумму. Особенно невыгодным становится положение «превышенцев», то есть вкладчиков, чьи депозиты превышают максимально возможную страховую сумму (1,4 млн руб.).

АСВ предлагает на обсуждение два варианта законодательного решения проблемы: либо запретить оспаривать такие ситуации совсем, либо ограничить сумму оспаривания операций физлиц. Однако и то и другое решение имеет подводные камни.

Вместе с тем эксперты предлагают и другие варианты решения вопроса, выступая против безусловного оспаривания сделок, совершенных в подозрительный период. Первый зампред совета Исследовательского центра частного права Андрей Егоров отмечает, что вкладчик может и не знать, что у банка была картотека. «Норму о месячном сроке надо убирать, чтобы АСВ доказывало недобросовестность клиента во всех случаях, если деньги сняты до отзыва у банка лицензии»,— подчеркивает господин Егоров. По мнению советника адвокатского бюро «Линия права» Алексея Костоварова, можно установить презумпцию добросовестности, если снятая вкладчиком сумма является незначительной для банка.

Мария Сарычева, Анна Занина


Полный текст материала на http://www.kommersant.ru/