Газета Дело

Николай Эльгерт: «Иркутской области нужны новые Франтенко и Баймашевы»

В 2015 году проблемы обступили иркутских сельхозпроизводителей буквально со всех стон: кредитные средства подорожали, себестоимость производства выросла вместе с курсом валют, а покупательская активность, напротив, снизилась – люди стали экономить на еде. Забот добавила и природа: засушливое лето сказалось на урожаях и принесло немалые убытки. Кто и что сегодня может помочь сельхозпроизводителям? Этот вопрос представители отрасли обсудили на круглом столе.

Кризис и засуха – двойной удар  

Сельхозпроизводством в Приангарье сегодня занимаются 190 организаций, 3311 крестьянских (фермерских) хозяйств, 176,4 тысячи личных подсобных хозяйств. Об этом сообщил первый заместитель министра сельского хозяйства региона Николай Эльгерт, выступая на круглом столе «Государственное и банковское кредитование как фактор развития малого предпринимательства в сельском хозяйстве Иркутской области».

«Сельское хозяйство является важнейшей частью экономики Приангарья, – заявил замминистра. – Доля валового сельскохозяйственного продукта в валовом региональном продукте составляет 6,8%».

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">Николай Эльгерт, п</span><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">ервый заместитель министра сельского хозяйства региона </span></p>

<p>Фото А. Федорова</p>

Николай Эльгерт, первый заместитель министра сельского хозяйства региона 

Фото А. Федорова

2015 год принес немало трудностей сельхозпроизводителям. Сказались и засушливое лето, погубившее часть урожая, и общее кризисное состояние в экономике.

Как сообщает Иркутскстат, за девять месяцев 2015 года снижение выпуска продукции в аграрном секторе Приангарья составило 9,3%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Кризис сказался, прежде всего, на покупательской способности населения, а это в первую очередь влияет на сбыт продукции сельхозпроизводителя», – отметил Дмитрий Баймашев, Председатель Агропромышленного союза Иркутской области, председатель совета директоров ОАО «Иркутский масложиркомбинат».

По его словам, изменились не только доходы граждан, но и само поведение: люди стали экономить на еде, покупать больше производственных, нежели продовольственных товаров. И если потребление таких продуктов, как хлеб и молоко, осталось на том же уровне, что и прежде, то другие товары, например, колбасные изделия, здорово пострадали.

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">Дмитрий Баймашев, Председатель Агропромышленного союза Иркутской области, председатель совета директоров ОАО «Иркутский масложиркомбинат»</span></p>

<p><font color="#222222" face="arial, verdana, sans-serif"><span style="font-size:12px">Фото А. Федорова</span></font></p>

Дмитрий Баймашев, Председатель Агропромышленного союза Иркутской области, председатель совета директоров ОАО «Иркутский масложиркомбинат»

Фото А. Федорова

Себестоимость производства тем временем выросла. «Из-за роста курса валют подорожали импортные составляющие, которые необходимы производственникам продовольствия. Конечную цену при этом существенно мы поднять не можем – потому что реальные доходы населения не выросли, – рассказал Дмитрий Баймашев. – Однако сдерживать цены, даже на социально значимые товары, за счет собственных возможностей становится все сложнее и сложнее». 

Накормить себя

Останавливаться в развитии сельскому хозяйству, однако, ни в коем случае нельзя. По словам замминистра Николая Эльгерта, проблема продовольственной безопасности в регионе стоит по-прежнему остро.

По некоторым видам продукции область не обеспечивает себя на 100%: так, до полной обеспеченности не хватает 40% мяса, 30% овощей, 14% молока.

Как показывает история, иркутским производителям вполне по силам прокормить регион. «В советские годы мы производили 1,7 млн тонн зерна в год – а в этом году произвели всего 500 тысяч. Молока производили 740 тысяч тонн, а сегодня не дотягиваем до 500. Мы даже мясом себя практически обеспечивали: 198 тысяч тонн производили, а надо было 200 тысяч», – рассказал проректор по научной работе Иркутского государственного аграрного университета имени А.А. Ежевского Александр Кириленко.

<p>Александр Кириленко, проректор по научной работе Иркутского государственного аграрного университета имени А.А. Ежевского </p>

<p>Фото А. Федорова</p>

Александр Кириленко, проректор по научной работе Иркутского государственного аграрного университета имени А.А. Ежевского 

Фото А. Федорова

Сегодня, по его словам, еще можно исправить положение – просто отрасли нужна протекция государства: «По нашим расчетам, на поддержку сельского хозяйства надо было бы выделить 12 млрд рублей из областного бюджета».

Государство поможет?

Пока о 12 миллиардах, увы, приходится только мечтать. Хотя поддержка, по словам Николая Эльгерта, сельхозпроизводителям оказывается. И приносит свои результаты. Так, по информации пресс-службы областного правительства, доля убыточных сельскохозяйственных организаций в регионе сократилась: «Удельный вес прибыльных хозяйств по итогам первого полугодия 2015 года составляет 93%. Уровень рентабельности с учетом субсидий – 21,8%, без учета субсидий – 15,5%».

«Мы строим работу с сельхозпроизводителями на договорной основе, – рассказал на круглом столе Николай Эльгерт. – В текущем году было заключено 976 таких соглашений, 820 из них – с малыми и средними предприятиями, работающими на селе, в первую очередь, с крестьянскими (фермерскими) хозяйствами».

Всем им доступно участие в разнообразных формах государственной поддержки – как регионального, так и федерального уровня. «Ежегодно к 1,5 млрд рублей, которое выделяет на поддержку села областное правительство, мы привлекаем в регион не менее 1 млрд рублей из федерального бюджета», – отметил замминистра.

Форм господдержки сельхозпроизводителей на сегодняшний день немало. Так, можно получить грант на создание семейной животноводческой фермы, его размер составляет 10-11 млн рублей. А по программе поддержки начинающих фермеров выделяются гранты в размере 1,5 млн рублей. «На эти деньги можно купить трактор, пресс-подборщик, косилку. Фермеры, которые начинали свое дело в девяностые, об этом могли только мечтать», – отметил Николай Эльгерт. По его словам, за три года действия программы гранты на создание фермерских хозяйств получили 239 предпринимателей.

Замминистра рассказал также о результатах инвестпроектов в сфере сельхозпроизводства, которые реализовывались в Иркутской области с 2011 года: «Результаты блестящие. Не такие большие деньги были инвестированы, но они позволили сдвинуть с места вопросы технического перевооружения села, племенную работу и прочее. В итоге производство молока участниками проекта было увеличено в 1,5 раза, производство мяса – на 30%».

<p><span style="line-height:20.8px">Юрий Ширяев, </span>генеральный директор ЗАО «Иркутские семена» </p>

<p>Фото А. Федорова</p>

Юрий Ширяев, генеральный директор ЗАО «Иркутские семена» 

Фото А. Федорова

Своим опытом участия в инвестпроекте поделился и генеральный директор ЗАО «Иркутские семена» Юрий Ширяев. «Когда была принята программа по инвестпроектам, мы буквально за несколько лет с 5-10 Га картофеля довели посевные площади до 550 Га, – рассказал он. – А самое главное – мы смогли инвестировать в оборудование. Сегодня 8 приобретенных комплексов выполняют все трудоемкие процессы, начиная с подготовки почвы, посадки, ухода за посевами и заканчивая самым сложным – копкой. В день убираем по 28-30 Га картофеля».

Обратная сторона медали

Не все, однако, так безоблачно, как может показаться на первый взгляд. Государство не только дает, но и забирает. Высокие налоги – одна из важнейших проблем отрасли.

«Я считаю, что сельхозпредприятиям надо вообще отменить налоги, оставить НДФЛ и налог на землю, – заявил Дмитрий Баймашев. – Потому что они не так много добавляют в общий бюджет, но для экономики сельхозпредприятий это практически неподъемная нагрузка. Например, наше хозяйство 'Луговое' в Хомутово – получает 20 млн рублей господдержки и те же 20 млн налогов платит».

Еще одной большой трудностью для сельхозпроизводителей сегодня является политика банков. Как отмечают представители отрасли, ставки по кредитам «кусаются», да и получить заемные средства не так-то просто: кредитные организации не всегда готовы нести такие риски и финансировать предприятия сельского хозяйства.

«Основная проблема – доступность кредитных средств, – рассказал Валерий Мокрецов, генеральный директор ЗАО ‘Сибирская агропромышленная компания’. – Стоимость кредитных ресурсов выросла, мы в этом году реально ощутили на себе последствия решений Центробанка. Если бы уровень процентной ставки составлял 6-9% годовых, тогда можно было бы какое-то развитие получить…».

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">Валерий Мокрецов, генеральный директор ЗАО "Сибирская агропромышленная компания"</span></p>

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">Фото А. Федорова</span></p>

Валерий Мокрецов, генеральный директор ЗАО "Сибирская агропромышленная компания"

Фото А. Федорова

Как рассказали представители Иркутского отделения Россельхозбанка, присутствовавшие на круглом столе, в банке кредитуются более 250 крестьянско-фермерских хозяйств, более 2000 личных подсобных хозяйств, работающих в Приангарье. С начала года на сезонно-полевые работы было профинансировано более 40 предприятий на сумму около 420 млн рублей.

Сумма, конечно, небольшая, но винить в этом Россельхозбанк нельзя, убежден иркутский фермер Сергей Перевозников:

«Государство должно определиться: Россельхозбанк – это банк развития отрасли или коммерческий банк? Если второй вариант – вопросов нет: банк все делает правильно. Но если это все-таки банк развития отрасли, тогда нужны другие подходы и к ставкам, и к срокам рассмотрения документов».

Что дальше?

В 2016 году министерство сельского хозяйства готово увеличить объемы государственной поддержки на село. «Планируется ввести с десяток новых направлений господдержки, связанных, в том числе, с субсидированием части затрат на производство, на уплату процентных ставок по кредитам, строительство, реконструкцию, модернизацию животноводческих объектов, овощехранилищ и так далее», – рассказал Николай Эльгерт.

Приоритет, по его словам, будет отдан, прежде всего, малым формам хозяйствования. «Конечно, у нас есть крупнейшие агрохолдинги: ‘Белореченское’,  ‘Масложиркомбинат’, ‘Усольский свинокомплекс’, их роль в обеспечении продовольственной безопасности региона бесценна. Но было бы глупо и безответственно строить всю свою жизнь только на их базе. Рядом с ними должны расти новые Франтенко, Сумароковы, Баймашевы…», – заявил Николай Эльгерт.

«Конечно, проблему продовольственной безопасности четыре-восемь крупных агрохолдингов решат легко, будут у нас и куры, и свиньи, и молоко, – согласен с замминистра иркутский фермер Сергей Перевозников. – Но тогда мы убьем культуру страны. Потому что она рождается и хранится именно в селе».

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px; line-height:20.8px">Сергей Перевозников, </span><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">иркутский фермер </span></p>

<p><span style="color:rgb(34, 34, 34); font-family:arial,verdana,sans-serif; font-size:12px">Фото А. Федорова</span></p>

Сергей Перевозников, иркутский фермер 

Фото А. Федорова

По его мнению, проблему малых предприятий могла бы решить специализация и кооперация: «Один фермер должен заниматься только дойкой, другой – выращивать корма для него, и так далее. И у всех у них должен быть какой-то заводик – куда они сдают и продают. А если такая кооперация сможет привлечь какое-то количество денег у наших потребителей, то мы сможем продукцию продавать дешевле. И деньги эти останутся в области».

Александр Кириленко, проректор по науке ИГАУ, считает, что власть должна поддерживать «точечными ударами» тех, кто хочет и умеет хорошо работать. «Отличный пример – Калужская область. Они выделили 3 млрд рублей на поддержку конкретного проекта и построили 100 роботизированных ферм. Проблему с молоком за один год решили! Почему такой проект не сделать в Иркутской области по говядине, например?».

Особое внимание стоит, по его словам, уделить и проблеме сбыта. «Производители зачастую не могут продать свою продукцию – у них нет рынков сбыта, – пояснил он. –  Почему не перевести государственных потребителей: школы, больницы, армию под наших местных товаропроизводителей? Люди будут знать, куда и кому продавать, и цены там будут выше, чем на базаре».

По мнению Дмитрия Баймашева, необходимо также наращивать и поддержку экспорта сельхозпродукции – в Китай, Корею.

«Там курс другой, можно будет продавать нашу продукцию по реальным, хорошим ценам, – пояснил он. – Конечно, здесь очень важна роль государства: самостоятельно на эти рынки выйти достаточно сложно».

Сергей Перевозников убежден, что проблемы сельского хозяйства нужно осваивать комплексно. «Мы осваиваем АПК частями – тут у нас ставки, тут субсидии, тут программы. Нет у нас единой агропромышленной политики. Была бы – все бы проблемы решились: и налоги, и ставки по кредитам… Тогда не 7% ВРП будем давать, а 34%», – заявил он.

<p>Фото А. Федорова</p>

Фото А. Федорова

Анна Масленникова,
Газета Дело




Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело