Газета Дело

«Все платят дань нелегальным майнерам». Иркутские энергетики — о том, какие убытки несет регион из-за криптодобытчиков

17 ноября более 100 домов и квартир в поселке Дзержинск остались без электричества. Одновременно была нарушена работа котельной, питающей весь микрорайон «Современник». Причиной аварийного отключения, которое продлилось без малого 8 часов, стала деятельность двух нелегальных майнеров — бытовые сети в очередной раз не выдержали промышленной нагрузки. Энергетики регулярно разбираются с криптодобытчиками через суд, но признаются, что без участия властей проблему не решить. О сложностях, которые создают майнеры сбытовым организациям, пожарным и обычным жителям, шла речь на совместной пресс-конференции энергетиков и представителей МЧС. 

<p>Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

«Сосед достал капец»

Ежедневно в телеграм-канал Иркутской электросетевой компании «Чат Свет 38» поступают десятки жалоб на перебои в электроснабжении или на недостаточное напряжение. Пишут в основном жители района — из Грановщины, Хомутово, Мельничной пади. Свои проблемы они нечасто связывают с майнерами, но энергетики знают, что дело именно в этом. С каждым годом криптодобытчики потребляют все больше электроэнергии, в то время как бытовые сети вообще не рассчитаны на то, чтобы в режиме 24/7 питать «асики» — так в народе называют оборудование для майнинга.

<p>Андрей Харитонов, генеральный директор «Иркутскэнергосбыта».<br />
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Андрей Харитонов, генеральный директор «Иркутскэнергосбыта».
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

— Суммарно за 2021 год прирост энергопотребления у населения Иркутской области составил 17,8%. При этом число домохозяйств, их оснащение, количество жителей существенно не изменились. За 10 месяцев 2022 года прирост составляет еще 12,6%. Это очень много для региона, где не наблюдается скачка в числе промышленных предприятий и в объеме населения. Соответственно, вся нагрузка ложится на сети: отсюда проблемы, отключения, аварийные ситуации, — объяснил Андрей Харитонов, генеральный директор «Иркутскэнергосбыта».

По словам Александра Щекина, директора филиала «Восточные электрические сети» Иркутской электросетевой компании, усиление имеющихся мощностей ситуацию не улучшает — две подстанции, запущенные летом, уже загружены на 100%. И это при том, что энергетики согласуют программу модернизации с градостроительным планом, то есть с запасом рассчитывают, сколько электроэнергии нужно тому или иному населенному пункту с учетом появления новых домохозяйств.

Помимо проблем с электроснабжением, майнеры мешают соседям и шумом — криптодобывающее оборудование круглосуточно создает довольно громкий гул. Такие жалобы тоже можно найти в канале «Чат Свет 38»: «Как бы вот соседа припугнуть. Достал капец, на контакт не идет. Сколотил сарай во дворе и наставил асиков. Спать ночью невозможно, окно откроешь — гудит, закроешь — жарко. Сдать в энергосбыт его, да вроде как не по-пацански». 

В многоквартирных домах соседство с майнером может повлечь за собой еще и дополнительные расходы. Если оборудование установлено в местах общего пользования — в подвале, на чердаке или даже на лестничных пролетах (такое в практике энергетиков тоже встречалось) — то вместе с криптодобытчиком увеличенные счета за потребление электроэнергии на общедомовые нужды получают все жители подъезда. 

«Утащили целую ГЭС»

Вычислить майнера достаточно просто — криптоферма потребляет в десятки, а то и в сотни раз больше электроэнергии, чем обычное домохозяйство. По данным энергетиков, из всех потребителей Иркутской области майнингом занимаются 1,8%.

<p>Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

— В 2017 году таких потребителей было 6000, или 0,66%. Они потребляли в среднем 11192 кВт*ч в месяц. Сейчас их уже 18 тысяч, или 1,8% — рост в три раза. Мы даже задумались: а может у нас, как говорят наши оппоненты, население выросло? Взяли данные правительства Иркутской области — по ним численность населения падает. Может быть, у нас так выросло благосостояние жителей, и крепких усадеб стало больше? Нет, Росстат это не подтверждает. Эти 1,8% домохозяйств сейчас использует 23% от общего объема потребления в области. А остальные 98,2% вынужденно терпят из-за них проблемы, — привел цифры генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго» Олег Причко. 

По его оценкам, сегодня мощность потребления электроэнергии криптодобытчиками составляет 687 МВт — при мощности всей Иркутской ГЭС в 662 МВт.   

— Получается, что эти 1,8% утащили из единой национальной электрической сети целую Иркутскую ГЭС, — подчеркнул Олег Причко.

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

«Это электорат, их трогать нельзя»

Такой масштаб потребления создает проблемы и юридическим лицам, которые финансируют льготный тариф для населения в рамках системы перекрестного субсидирования.   

— Тариф для населения, он же субсидируемый, — за него доплачивают вообще все. В том числе в карман майнерам, которые потребляют 23% льготного продукта, а значит, забирают на себя соответствующую долю перекрестного субсидирования. То есть все предприятия, все юридические лица, индивидуальные предприниматели, — все платят дань нелегальным майнерам. И дальше мы с вами еще и как физические лица это оплачиваем: все, кто эту «дань» заплатил, они же в цене своего товара, своей услуги эти ресурсы возвращают, завышая цену. Сумма перекрестного субсидирования составляет почти 6 млрд рублей в год. 23% от них — почти полтора миллиарда. Столько уходит в карман майнерам, — прокомментировал Олег Причко.

Пока энергетики борются с «серыми» майнерами своими силами — вычисляют их по экстремально высоким объемам потребления, собирают доказательную базу и через суд доказывают коммерческий характер деятельности криптодобытчика. После этого стоимость потребленной энергии пересчитывается по коммерческому тарифу, и майнер доплачивает разницу. За 2,5 года «Иркутскэнергосбыт» выиграл 427 исков на общую сумму более 210 млн рублей. 

<p>Александр Щекин, директор филиала «Восточные электрические сети» Иркутской электросетевой компании<br />
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Александр Щекин, директор филиала «Восточные электрические сети» Иркутской электросетевой компании
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

— Самое крупное решение на сегодняшний день — это 38 млн рублей, которые должен заплатить майнер из Баяндая. Недавно было принято решение на 7 млн рублей. Что это за деньги? Это недополученные деньги сетевых компаний — на строительство новых сетей, снижение перекрестного субсидирования и так далее, — рассказал Александр Щекин.

Правовой метод работает, однако на точечный поиск нарушителей уходит слишком много времени и сил. Уже несколько лет энергетики ждут содействия в решении проблемы от властей, но пока без результата.

— Воз и ныне там. Пока я не вижу, чтобы те люди, в обязанностях которых наведение порядка в этой сфере, что-либо начали делать. Пока я слышу прежнюю риторику: это электорат, трогать их нельзя. Даже если они нарушают, — отметил Олег Причко.

<p>Олег Причко, генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго».<br />
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Олег Причко, генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго».
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

Сети горят

В поле зрения МЧС майнеры попали в 2018 году — тогда спасатели начали отслеживать наличие майнингового оборудования на объектах, где происходили возгорания. И если четыре года назад такой случай был только один, то за 11 месяцев 2022-го их количество составило уже 54. При этом, по словам Андрея Шутова, представителя Главного управления МЧС России по Иркутской области, связь между пожаром и криптофермой можно установить не всегда. Случается, что майнеры вывозят оборудование из пострадавшего помещения до приезда оперативно-следственной группы.

— 25 ноября произошел пожар на Ипподромной, сгорели два больших автосервиса и мансарда дома. По словам очевидцев, наших пожарных, которые первыми прибыли на место, за автосервисом находилось несколько пристроев, и оттуда молодые люди вытаскивали майнинговое оборудование. Сейчас дознаватели пытаются разобраться, почему произошло возгорание. Причина ясна — это короткое замыкание электропроводки, но где оно возникло — непонятно, все помещения полностью вычищены, в них ничего нет. Можно предположить, чтобы майнеры запутывают следствие, чтобы не попасть в статистику сбытовых компаний, МЧС и уйти от ответственности, — рассказал Андрей Шутов.

<p>Андрей Шутов, представитель Главного управления МЧС России по Иркутской области.<br />
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU</p>

Андрей Шутов, представитель Главного управления МЧС России по Иркутской области.
Фото: Андрей Фёдоров для SIA.RU

Комментируя размещение майнинговых ферм в многоквартирных домах, представитель МЧС отметил, что это, как правило, съемное жилье, и сами криптодобытчики там не находятся — слишком шумно и жарко. А наибольшее число возгораний приходится на утренние и вечерние часы, когда нагрузка на электросети резко возрастает.

— Мы не против майнеров, но есть специальные площадки, на которых надо этим заниматься. Бытовые сети для этого не предназначены. В местах, где были возгорания, мы видим, что оборудование целое, а горят электросети, к которым оно подключено, — подчеркнул специалист. 

По данным МЧС, ни одного пожара не было зафиксировано на так называемых легальных фермах, где оборудование работает на сетях необходимой мощности. 

Серая зона российской экономики

При этом организовать полностью легальную криптоферму в отсутствие законодательной базы в России тоже невозможно. Несмотря на то, что формально майнинг в стране не запрещен, как вид экономической деятельности в ОКВЭД он не значится, следовательно, для него не предусмотрен налоговый режим и налоговая ставка.

— По сути это серая зона, которая никак не регламентирована. Для начала нужно легализовать этот вид деятельности, включить его в реестр. После этого может быть решен вопрос с налогообложением — сейчас майнер имеет право, но не обязанность, подать декларацию, самостоятельно определить прибыль и как-то посчитать, сколько он должен заплатить, — отметил Олег Причко.  

Минимальную легализацию криптодобытчики могут начать с оформления технологического присоединения к сетям промышленной нагрузки и выполнения технических условий сетевой компании. Однако в будущем, считают энергетики, подход к теме должен быть более основательным.

— Необходимо упорядочивать отношение общества к этой категории бизнесменов. То, что это бизнесмены, неоднократно признано судом, как и то, что они ведут предпринимательскую деятельность. Чем в этом смысле майнер отличается от парикмахера? Ничем. Так почему парикмахер делает это легально, оплачивает ресурсы по ценам и тарифам, установленным государством, платит налоги? И почему вот эта микроскопическая категория нашего общества — майнеры — каким-то непостижимым образом ограждается от всего этого? Почему для них создаются искусственные льготные условия? Ответы на эти «почему» у меня пока отсутствуют, — заключил руководитель «Иркутскэнерго».

Юлия Плотникова


/ Сибирское Информационное Агентство /
Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "Дифтарифы в Иркутской области 2023, последние новости":
Все материалы сюжета (59)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело