Газета Дело

«Слово «сложно» не люблю». Юлия Кальвина, Сбер, – о вызовах года, экспериментах и прекрасном будущем человечества

«Здесь, в Иркутске, что-то в воздухе разлито, – говорит управляющий Иркутским отделением Сбербанка Юлия Кальвина. – Люди деятельные, инициативные, неравнодушные». Как Сбер поддерживает традиции меценатства в регионе и помогает северным территориям в борьбе за человеческий капитал? Почему ESG сегодня – не мода, а требование жизни? Какое будущее ждет нас в эпоху цифровизации? И стоит ли бояться роботов? Об этом и многом другом – в нашем интервью.

<p>Юлия Кальвина, управляющий Иркутским отделением Сбербанка<br />
Фото А.Федорова</p>

Юлия Кальвина, управляющий Иркутским отделением Сбербанка
Фото А.Федорова

«Жить без борьбы – можно»

Юлия, в одном из предыдущих интервью вы рассказывали, что были и предпринимателем, и преподавателем, и банкиром. Что сложнее?

– Я вообще слово «сложно» не люблю. Выступаю за то, чтобы всё в жизни было легко. Убеждена: жить без борьбы – можно.

То есть банкиром, по-вашему, быть легко?

– Легко. Здесь – большое пространство для творчества. Я с огромным удовольствием каждое утро встаю и иду на работу.

Можете рассказать, чем именно она вас привлекает?

– Мне нравится каждый день находиться в потоке, работать с людьми. Если ты по природе клиентоцентричен, с интересом и вниманием относишься к партнерам, постоянно думаешь, как сделать так, чтобы всем сторонам было комфортно, то эта работа – по сути, сервисная – не может не нравиться. Конечно, есть специфика и в том, чтобы быть банкиром именно в Сбере.

Потому что Сбер больше, чем банк?

– Да. Здесь, кроме знаний финансовых инструментов, банковских продуктов, большой упор делается на цифровые предложения – причем в самых разных областях: бизнес, медицина, образование, транспорт. С клиентами мы проводим стратегические встречи, обсуждаем, что они хотели бы улучшить в своем бизнесе. Понятно, что сейчас многие вопросы: увеличение производительности труда, снижение расходов – лежат в области диджитализации.

Еще одна актуальная тема – ESG, в том числе работа с командой. Мы и раньше уделяли много внимания сотрудникам, но сегодня, когда все находятся в напряжении и стрессе, это становится еще более важным. Нужно понимать настроение команды, поддерживать коллег.

Вы переехали в Иркутск в 2015 году из Оренбурга. Не жалеете?

– Нисколько. Я здесь не чужая: с трех до двенадцати лет жила в Иркутской области. Очень люблю Байкал, природу, людей, которые здесь живут, люблю Иркутск. И он отвечает мне взаимностью, за что я очень благодарна. Поэтому чувствую себя здесь как родная.

«Видим замедление, но не обвал»

В феврале-марте этого года, в период жестких санкций, под ограничения попали крупные компании. Что происходило тогда в банке?

– Февраль и март были стрессовым периодом для представителей бизнеса. Во-первых, у нас есть клиенты, ведущие активную внешнеэкономическую деятельность (ВЭД): это лесная отрасль, золотодобывающие предприятия и нефтяники. Все они столкнулись со сложностями, связанными с санкциями. Сейчас появляются альтернативные варианты для ведения бизнеса, один из них сотрудничество с офисом Сбера в Индии.

Вторым вызовом стало поведение клиентов на рынке вкладов и валюты. Конечно, люди были напряжены, напуганы и негативные эмоции приносили к нам в офисы.

Сотрудникам приходилось выступать в роли психологов?

– Да. Я провожу немало встреч с клиентами. Психологически было непросто. Но команда справилась. Центральный аппарат Сбера, мне кажется, вообще работал 24/7: всё время были на связи, старались вместе с правительством оперативно реагировать на ситуацию, запускать меры поддержки для предпринимателей. Считаю, все мы достаточно быстро перешли от эмоций к пониманию ситуации, принятию решений.

Можно ли сказать, что сейчас ситуация стабилизировалась?

– Так и есть. Жесткого ухудшения сценария не происходит. Сама ситуация стала более понятной, мы наблюдаем замедление экономики по многим направлениям, но точно не обвал.

Сбер недавно опубликовал первые финансовые результаты. И они оказались неожиданно хорошими для рынка. А в Байкальском банке, в Иркутском отделении какие итоги?

– У нас тоже неплохая ситуация и по прибыли, и по операционному доходу. Нельзя сказать, что сейчас резервы сильно ухудшаются. Возможно, в следующем году у некоторых предприятий будут наблюдаться проблемы, скажется отложенный эффект.

«На стройку смотрим с оптимизмом»

У Иркутского Сбера сильные позиции на рынке ипотеки, проектного финансирования. Готов ли банк финансировать новые стройки в следующем году? Застройщики в кулуарах говорят, что банки настроены скептически, считая, что спрос на жилье будет падать…

– Мы на стройку смотрим с оптимизмом: в этом году у нас были хорошие выдачи, уже есть планы на 2023-й: хорошие участки, интересные идеи. Конечно, существуют некоторые опасения по спросу на ипотечные продукты, но в целом рынок жилья в Иркутске развивается.

Отложенный спрос?

– Да. Из-за проблемы с приаэродромной зоной в 2021 году многие проекты, которые должны были стартовать, не вышли в стадию реализации. Поэтому рынок новостроек у нас рос совершенно другими темпами, нежели во всех остальных регионах страны.

Краснодарский край, например, показал фантастические результаты на рынке нового жилья в 2021 году, а сейчас начал сильно проседать. В Иркутске цены на жилье с начала года выросли и на новостройки, и на вторичное жилье. В среднем, цена за квадратный метр 110 тысяч рублей. И конечно, конкуренция между застройщиками, по сравнению с центральными регионами России низкая.

Какая ситуация складывается по ипотечным продуктам?

– Если в феврале-марте был ажиотаж, клиенты торопились выйти на сделки, то к июлю количество новых заявок снизилось. При понижении ключевой ставки, ситуация стабилизировалась. В целом, планируем выдачи на уровне прошлого года.

«Иркутяне любят тратить»

Как обстоят дела с другими кредитами – потребительскими, картами?

– Кредитные карты по-прежнему пользуются популярностью. По потребительскому кредитованию наращиваем объем, люди начинают кредитоваться, хотя и меньше, да и в целом мы наблюдаем снижение потребительской активности.

Хорошо, активно потреблять мы не хотим, а сберегать? Придерживаются ли жители Иркутской области сберегательной модели?

– Специфика Байкальского банка и Иркутского отделения всегда была такова, что наше население предпочитало больше кредитоваться, нежели сберегать. У нас всегда был перевес в сторону активного портфеля, и сейчас эта тенденция сохраняется. Объемы рублевых вкладов растут, но незначительно.

А валютных?

– Сейчас их доля в общем объеме – 4,2%, она серьезно снизилась. Многие валютные вклады «переместились» в рублевый эквивалент. Или в золото: в этом году хорошо покупали инвестиционные монеты.

«Учимся двигаться вместе с рынком»

Новое время многих заставило пересмотреть свою стратегию. Стратегия Сбера предполагала цифровизацию, развитие экосистемы. Этот фокус не меняется? С кем будете конкурировать в будущем – с банками или с технологическими компаниями?

– Тренд на цифровизацию никто не отменяет. Этот процесс давно идет и работает на благо клиентов. Например, сервис ДомКлик, где можно найти квартиру не только для покупки, но и для аренды, или электронное взаимодействие с Росреестром – сегодня регистрация сделки происходит  в течение часа. С одной стороны, это часть экосистемы, дополнительный сервис, который Сбер дает через цифровые решения, с другой – он непосредственно связан с нашим банковским бизнесом и позволяет конкурировать с другими игроками.

Но есть и те сферы, в которых наши конкуренты, действительно, – крупные технологические компании. Самый простой пример – внедрение электронного документооборота и другие инструменты цифровизации, которые мы предлагаем бизнесу и частным клиентам. Например, наши Сбердевайсы – умные колонки, телевизоры.

Но есть еще и СберМаркет, например, который уже конкурирует с другими маркетплейсами…

– И СберМаркет, и СберМегаМаркет, и СберЗвук, и СберЛогистика. Мы каждый раз все больше и больше погружаемся в специфику и модели новых бизнесов. Если три года назад подписка SberPrime для клиентов была чем-то необычным и непонятным, то в этом году Байкальский банк прирос на 100 000 новых пользователей.

То есть все это по-прежнему развивается, и закрывать небанковские направления вы не планируете?

– Абсолютно точно. Это прекрасная возможность для дополнительного «клея» с клиентом. Не могу сказать, что мы серьезно на этом зарабатываем. Драйвером бизнеса все равно являются наши банковские продукты. Но вместе с тем мы понимаем, что за этим будущее, и нам нужно наращивать новые компетенции. Мы учимся двигаться вместе с рынком.

Наверняка вы слышали критику: «Зачем они все это делают? Занимались бы лучше своим делом – кредитами, вкладами…»?Как вы к таким высказываниям относитесь?

– Все люди разные. Есть креативные, те, кто полон новых идей и готов к переменам, но их, по статистике, меньше 7%. 30-50% – это убежденные консерваторы, которые долго ходили или до сих пор ходят с кнопочными телефонами, несмотря на то, что уже давно есть другие решения. Так что эта критика вполне понятна и ожидаема.

Но мы осознаем, что без диверсификации, без изменения бизнеса сложно будет развиваться дальше. Мы уже видим, что большая часть наших продуктов ушла в онлайн, людям удобно получать дистанционные сервисы.

«Тестируем мобильные офисы»

Обладая большой сетью отделений, банк всю последнюю десятилетку искал баланс – чтобы офисы были красивыми, экологичными, интересными, но в то же время – эффективными. Была целая эпоха реновации отделений Сбера. Но поиск новых форматов по-прежнему продолжается. Что нового предложит Сбер в Иркутской области?

– В этом году Ангарск и Братск поучаствовали в интересном «пилоте»: мы открыли по два небольших офиса, где, помимо банковских услуг, присутствуют СберЛогистика и СберМегаМаркет – в виде примерочной. Самое интересное, что сотрудники в этих офисах – универсальные. Могут и платежи принять, и вклад или кредит оформить. Есть также сотрудник, который поможет совершить все те же операции через IPad. Если раньше в офисах бывали ситуации, что на транзакции стояла очередь, а менеджеры сидели без клиентов, то здесь это просто невозможно.

Эта модель интересна еще и тем, что функции внутри, между членами команды, могут меняться. Например, есть роль «адвокат клиента» – человек, который занимается жалобами, проблемными запросами. Эта роль – переходящая. Сегодня один сотрудник ее выполняет, завтра – другой. Чтобы люди не перегорали, им важны постоянные изменения. Той же молодежи это позволяет работать с большим интересом.

Еще один новый формат тестируем в Урике. В супермаркете «Удача», рядом с кассой, поставили красивую модульную конструкцию. Там установлен банкомат и находится сотрудник Сбера, который работает со всеми видами банковских услуг. Мне кажется, за этой моделью будущее: открывать новые офисы не совсем целесообразно, а такие легкие конструкции можно легко тестировать, перемещать, подбирать наиболее интересные локации.

В декабре планируем запустить мобильные офисы в ЖК «Эволюция», Березовом и Хомутово – тех территориях, которые быстро развиваются, где население растет и наши услуги востребованы.

Еще один эксперимент, насколько мне известно, вы реализуете в Братске. Расскажите и о нем.

– Этим проектом мы очень гордимся. Вы знаете, что в Братске достаточно давно массово ничего не строили. Рынок «первички» практически отсутствовал. Хотя понятно, что дефицит хороших предложений не способствовал росту населения в городе: люди уезжали в поисках лучших условий для жизни.

Мы много разговаривали с разными иркутскими застройщиками о возможности строиться в Братске, но ничего не получалось. В том числе – по кредитованию, ведь, чтобы посчитать модель проектного финансирования, нам нужно было понимать цену квадратного метра: за сколько можно продать недвижимость и кому. Тогда мы открыли офис продаж недвижимости в Братске, начали работать как агенты, продавать новостройки и смотреть, сколько это стоит, востребовано ли.

Каков результат эксперимента?

– Мы продали восемь квартир – и благодаря этому, смогли построить бизнес-модель, получить решение кредитного комитета – более 600 миллионов рублей – на проектное финансирование. ООО «Региональный Специализированный Застройщик» построит в Братске жилой комплекс «Первый» – 12 девятиэтажных блок-секций.

Мы очень довольны. От таких результатов крылья вырастают – появляется еще больше желания развивать северные территории. При том, что сегодня это тренд: вторая линия БАМа будет развиваться, Тайшет станет крупным логистическим хабом – появятся новые специалисты, которым потребуется жилье. То же самое в Усть-Куте, Северобайкальске. Мы уже ведем переговоры с иркутскими застройщиками и с крупными компаниями, которые заинтересованы в развитии этих городов.

А с властями?

– Конечно, и с властями. Потому что городам нужны не только новые дома, но и социальная инфраструктура: школы, больницы, кинотеатры, спортивные центры. Люди, принимая решение о переезде, смотрят, где будут лечиться их дети, какое образование получат, где будут проводить досуг. Эти вопросы нельзя решить без помощи государства.

«ESG не мода, а требование жизни»

В 90-х был такой тренд, когда бизнес избавлялся от садиков, санаториев, другой социалки, чтобы это не ухудшало финансовые показатели. Сейчас ощущение, что маятник качнулся в другую сторону, и бизнес очень активно вовлекается в небизнесовые темы? Почему?

– Это требование жизни.

То есть ESG – это не просто мода?

– Точно не мода. Мы видим ситуацию с демографией. У всех компаний сегодня проблема – где найти качественных сотрудников, все бьются за кадры, думают, как сделать так, чтобы тот же вахтовик, который приехал в этом году, вернулся и в следующем. Если при социалистическом строе развитие социальных объектов предприятиями определялось общим курсом – «Так надо», – то сейчас сама экономика требует этих решений.

Как Сбер развивается в сфере ESG?

– Людям, в том числе и нашим сотрудникам, сегодня все больше хочется делиться хорошим, делать добро. Поэтому волонтерское движение так стремительно растет. И статистика тех компаний, где развито волонтерство, показывает, что так люди меньше выгорают, у них появляются новые смыслы, хобби, возможность переключиться.

В этом году ESGклуб Иркутского отделения провел более 160 акций в рамках ESGповестки, свыше 1300 человек приняли в них участие. И это не только Иркутск: почти все территории так или иначе вовлечены в процесс. Невероятно горжусь командой!

Мне кажется, жители региона должны видеть, что Сбер – это не машина по зарабатыванию денег, а то, чем можно гордиться, с кем хочется быть и делать доброе вместе. Я поражаюсь иркутянам, предпринимателям, которые с огромным желанием присоединяются к нашим акциям.

Традиции меценатства продолжаются?

– Определенно. Недавно Сбер выпустил книгу «История филантропии в России в XIX веке», которая рассказывает о меценатах, реализовавших крупные проекты в стране. Из десяти проектов, описанных в этой книге, четыре – иркутские. Тут что-то в воздухе разлито. Может, Байкал так влияет? Не знаю. Но хочется это поддерживать.

Человеческие ресурсы сейчас называют капиталом будущего. Многие бизнесы этому сейчас уделяют особое внимание. Знаю, что у Сбера свой подход к формированию команды. К примеру, чаще люди выращиваются внутри, а не берутся со стороны. Поделитесь секретами, как подбирается команда? Как вы с ней работаете?

– Сотрудникам в Сбере уделяется огромное внимание – начиная с самого первого дня работы. Со всеми новичками я всегда провожу встречу, мы знакомимся, обсуждаем разные вопросы. Для сотрудников разрабатываются специальные программы, карьерные треки, развивающие мероприятия. Наставничество, коучи, корпоративные университеты, виртуальная школа – очень много всего делается руководителями на местах. Мы – на гребне современных тенденций менеджмента. Не жалеем ни времени, ни сил на развитие команды. Поэтому, когда смотрим кандидатов «с рынка» и своих, выращенных в Сбере, понимаем, что качество наших сотрудников совершенно другое.

«Роботы нас заменят. И хорошо!»

На днях смотрела конференцию Сбера по искусственному интеллекту. Возникает внутреннее противоречие: с одной стороны, понятно, что ИИ надо внедрять, чтобы ускориться в экономике, в разных ее отраслях, но с другой – это ведь означает, что роботы заменят людей…

– В чем-то заменят – и хорошо! Не нужно этого бояться. Технологический прогресс идет, он неизбежен. Мы видим это на протяжении всей истории человечества: сначала были орудия труда, потом машины, технологии, теперь – искусственный интеллект. Каждый новый этап поднимал производительность труда. И понятно, что чем она выше, тем меньше людей задействовано в производстве. Но жить ведь не стало хуже. Человечество не исчезло. И перспектива на самом деле – самая прекрасная, искусственный интеллект призван, в первую очередь, помогать человечеству.

Как вам это видится?

– Мы будем меньше работать, но больше получать, займемся творчеством, общением. Появится время, чтобы остановиться и придумать что-то интересное, новое, дать друг другу тепло и доброту. А ИИ будет зарабатывать для нас деньги. Я в это верю.

Ничего себе мы с вами будущее нарисовали!

– А почему нет? Все будет легко и хорошо!

Елена Демидова

Юлия Кальвина, Сбер

Главный принцип в бизнесе?
– Партнерство.

Что цените в людях, в команде?
– Результативность и порядочность, человеческие качества.

Какие у вас хобби?
– Книги, музыка, спорт, рисование, живопись.

Что сейчас читаете?

– «Камеру обскура» В. Набокова, «Тень евнуха» Ж. Кабре, рассказы Б. Шлинка. Вечерами слушаю Франсуазу Саган. В среднем читаю по 10-15 книг в месяц.


Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "Кризис 2023, прогнозы, последние новости ":
Все материалы сюжета (843)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело