Газета Дело

Мир инвестиций стал другим. Как события 2022 года изменили фондовый рынок

Февральские события разделили жизнь инвесторов на «до» и «после». Мир инвестиций изменился кардинально, говорит управляющий офисом БКС1  в Иркутске Эдуард Семёнов. Какие возможности открыл очередной кризис? Кому удалось кратно увеличить капитал? Насколько рискованны сейчас вложения в российские бумаги? Что помогает обходить инфраструктурные риски? И откуда инвесторам ждать новых «черных лебедей»? Об этом – в нашем интервью.

<p>Эдуард Семёнов, управляющий офисом БКС в Иркутске<br />
Фото А.Федорова</p>

Эдуард Семёнов, управляющий офисом БКС в Иркутске
Фото А.Федорова

«Российский рынок стал еще интереснее»

Эдуард, как изменилось в 2022 году поведение инвесторов? Аппетит к риску снизился?

– Наши целевые клиенты – крупные инвесторы – не стали меньше любить риск, они по-прежнему хотят больших процентов, высоких доходностей. Но к выбору инструментов и эмитентов стали подходить более избирательно.

Если раньше, буквально год – два года назад, мы говорили о том, что рынок меняется, и нужно смотреть не на сектор или отрасль целиком, а выбирать компании точечно, то теперь и этого недостаточно. Компания может быть прекрасной, прибыльной, но, если против нее введут санкции, она не сможет полноценно исполнять свои обязательства перед инвесторами.

И как быть? Является ли вообще российский рынок интересным для инвестиций сегодня?

– Является, однозначно. В том состоянии, как сейчас, он стал даже еще более интересным, чем год назад. Если смотреть с точки зрения экономики, то для российского бизнеса, по большому счету, ничего не изменилось: лидеры нефтегазового, энергетического сектора, ВПК продолжают показывать прибыль. Но для инвестора появилась вероятность, что его приобретения могут быть подвергнуты инфраструктурному риску – его нужно нивелировать.

Интерес к иностранным рынкам у ваших клиентов не снизился?

– Нет, он остается высоким. Инвесторы с опаской относились к таким вложениям после февраля, особенно когда наш Центробанк ввел ограничения на хождение валюты за рубеж и обратно. Но потом ситуация изменилась. Те, кто может себе это позволить, интересуются зарубежными инвестициями: там есть очень интересные варианты. А принцип диверсификации никто не отменял.

«Была возможность удвоить капитал»

Какие задачи ставила перед собой команда БКС в это непростое время? Что для вас было главным во взаимоотношениях «компания – клиент»?

– Доверие и взаимопонимание. Мы всегда делали на это ставку в своей работе, и события 2022 года подтвердили, что курс был выбран верно. Практика показала: если до февраля с клиентом удалось установить доверительные отношения, то после с ним всё было хорошо – ничего не изменилось, разве что контакт стал еще крепче. Нынешняя ситуация на рынке открыла немало возможностей, и если клиент доверял нам и нашим идеям, то только выигрывал.

Можете привести пример?

– Конечно. ОФЗ в прошлом году давали доходность на уровне 6-7% годовых, корпоративные облигации надежных компаний приносили 10-12%, и это считалось «потолком». А в этом году на облигациях можно было не просто заработать, а удвоить или даже утроить капитал за не очень продолжительное время – примерно за восемь-девять месяцев.

Вы имеете в виду репатриацию?

– Да. Но здесь как раз и возникал вопрос доверия. Когда в июле вышел указ президента о репатриации, мы предложили крупным инвесторам эту идею – ОФЗ можно было купить за 30-35%. Некоторые наши клиенты настолько доверяют нам, что начали вкладываться в эти бумаги еще до официального оформления процедуры перевода. Сейчас инвесторы уже подали необходимые документы. Теперь им зачисляются бумаги, с которыми в течение полугода ничего нельзя сделать, а потом они смогут продать их на уровне 90-100%.

Много ли иркутян воспользовались этой возможностью?

– Достаточно. Не могу сказать, что их количество исчислялось сотнями, потому что были ограничения по минимальной сумме для входа – от миллиона долларов. Но в целом клиенты положительно восприняли нашу идею. Облигация – инструмент простой, понятный. А большую часть «бумажной волокиты» БКС взяла на себя: клиентам даже не пришлось лететь в Москву для оформления документов.

Февральский шок прошел, но рынок продолжает серьезно трепать нервы. За пару сессий легко съедается двухмесячный рост, на рынке жуткие качели – то вверх, то вниз. Создается впечатление, что инвестиции сейчас могут быть интересны только спекулянтам или профессиональным инвесторам. Так ли это?

– Я считаю, что возможность заработать есть и для обычных, не склонных к большому риску клиентов. Здесь правило простое: всё упало – купи облигацию. Выбор этих бумаг всё ещё достаточно хорош. Летом, например, была доходность 16-18%, сейчас надёжные эмитенты дают в районе 9-11%. Не хочешь вникать и выбирать – посмотри паевые фонды. За полгода ПИФ2 у нас дал +10%. В годовых это 20%.

<p>Команда БКС. Юрий Новоселецкий, Эдуард Семёнов, Анна Усенко, Роман Зеленин<br />
Фото А.Федорова</p>

Команда БКС. Юрий Новоселецкий, Эдуард Семёнов, Анна Усенко, Роман Зеленин
Фото А.Федорова

Многие консервативные инвесторы в марте положили свободные деньги на депозиты – банки тогда предлагали до 25%...

– Это тоже вариант. Но более опытные наши клиенты – те, кто прошел предыдущие кризисы, – понимали, что рынок даст и другие возможности, ждали идей. И они появились. Банки, предложив высокие процентные ставки, привлекли ликвидность, но на короткие сроки: три месяца, полгода. После этого привлекательный депозит превращался в обычный инструмент.

Тем временем ОФЗ в России с торгуемых 103-105% упали до 75%. Европейские, американские инвесторы были напуганы, уносили свои деньги и продавали облигации по любым ценам. Часть инвесторов сыграли на этом и, купив ОФЗ по 75%, буквально за месяц заработали порядка 10-15% в абсолютном выражении. Другие пошли по второму пути – купили облигации и зафиксировали доходность 18-17% на три года. Какой банк может предложить такое?

Одним словом, чем менее эмоционально ты относишься к рынку, тем лучше и стабильнее будет твой результат. Чем холоднее разум – тем больше денег ты заработаешь.

«Критичных падений уже не будет»

Надо признать, что российский рынок, хоть и тонкий, но смотрится бодро, несмотря на нагромождение плохих новостей. Все же какие мотивы должны быть для покупки акций именно сейчас? Надежда, что всё плохое когда-нибудь заканчивается и рано или поздно рост рынка возобновится?

– Если не будет никаких негативных сообщений, новых «чёрных лебедей», то так и будет. Как только пойдет речь о мирных переговорах, политически это будет очень большим стимулом для роста российского рынка, возврата его к значениям, близким к концу прошлого года. Если же будет очередная эскалация конфликта, рынок снизится. Но критичных падений, как в феврале, уже не будет.

Почему тогда падение было столь драматичным? Потому что бумаги продавали не только наши инвесторы, но и иностранцы. На текущем рынке такую ситуацию представить сложно. Кто хотел – тот уже все продал. А кто из нерезидентов не продал – тот и уже не может: средства находятся на блокированных счетах.

Вы говорите о политическом факторе, а что насчет экономики? С этой точки зрения какие перспективы у российских бумаг?

– Если посмотреть на компании с точки зрения баланса, выручки, рентабельности, то все выглядит хорошо. Акции той же X5 Retail Group3 с лета выросли уже на 120% от стоимости. Ритейлеры захватывают рынок: европейские, американские конкуренты уходят, продают свои сети, а российские покупают, растут.

Успех ритейлеров понятен: в любые времена людям нужно покупать еду, хозтовары, одежду. А как чувствуют себя, например, компании-экспортеры?

– Экспортеры теряют – но далеко не все. Сегодня нужно выбирать компании, которые не привязаны напрямую к госбюджету, не подвержены политическим рискам, те, чей бизнес больше ориентирован на Азию и восточные страны, а не на Европу или США. На эффекте низкой базы такие компании будут расти.

Мы, например, сейчас рекомендуем клиентам обратить внимание на ГМК «Норильский никель», которому разрешили в Лондоне продолжать торговлю палладием и его производственным материалом, металлом, на бирже. Акции «Норникеля» уже выросли, но, я думаю, что потенциал еще остается значительным. Интересны также частные добытчики нефти, такие как «Татнефть», и угледобывающие предприятия.

«В недвижимости больше рисков»

Часто в кризис начинают противопоставлять ценные бумаги и вложения в недвижимость. В этом году инвесторы убедилиcь, что акции могут заморозить, а недвижимость – пока нет. В чем все-таки плюсы того и другого инструмента сейчас? Стоит ли покупать дома и квартиры с инвестиционными целями?

– Как сторонник портфельного подхода, я считаю, что недвижимость в портфеле должна быть. Но воспринимаю ее лишь как один из инструментов, наряду с ценными бумагами, депозитами.

На мой взгляд, у недвижимости сегодня есть два больших минуса. Во-первых, нет никакой гарантии, что она будет расти: нехватка ликвидности всегда приводит к тому, что квадратные метры падают в цене, и мы уже наблюдаем это на западе России. Во-вторых, нет оперативного влияния на этот актив. Если я купил недвижимость, как быстро мне удастся ее перепродать, даже с большим дисконтом, если срочно нужны деньги?

Но ведь и на фондовом рынке, который всегда считался высоколиквидным, в этом году мы видели «заморозку».

– От этих рисков никто не застрахован. Но на фондовом рынке, даже когда был заморожен, и возможности купить или продать ценные бумаги не было, инвесторы продолжали получать деньги: компании выплачивали дивиденды и купоны, погашались структурные продукты. Если недвижимость нельзя продать по какой-то причине – например, она находится в залоге, ты с нее можешь ничего не получить.

Но ведь можно сдать в аренду.

– Можно. Но и здесь есть нюансы. Ценные бумаги лежат и не портятся, десять лет назад ты их купил или пять. А вот если бы я приобрел квартиру в 2008-м и начал сдавать ее в аренду, в каком состоянии она была бы теперь, в 2022 году без дополнительных вложений/ремонта?

В целом, на мой взгляд, в недвижимости сейчас больше рисков. Рынок долгое время держался на очень низких ипотечных ставках, но, даже несмотря на госпрограммы, показывает коррекцию. В Иркутске некоторые застройщики летом предлагали квартиры в новостройках со скидкой 8-10%. А что будет, когда поддержка закончится? Если на фондовом рынке максимальный риск уже реализовался, отыгрался, то в недвижимости он только «нависает».

Еще одна альтернатива ценным бумагам – криптовалюты. Несмотря на падение рынка, энтузиастов, кажется, меньше не становится. От чего зависит динамика «крипты»?

– Вплоть до осени этого года все криптовалютные активы «ходили» вместе с индексом Nasdaq в корреляции порядка 95-96%: менялся индекс – менялась «крипта». Почему так происходило? Потому что для этой сети требуется обеспечение, оборудование, комплектующие, которые производят обычные компании. «Крипта» будто бы начала интегрироваться в экономику, в общую систему.

Но все не учли одного факта: того, что на рынке криптовалют есть крупные игроки, биржи, и любая из них может по каким-то причинам выпасть. При этом она никем напрямую не контролируется, в отличие от нормальных бирж, интегрированных в экономику. Никаких клиринговых центров, депозитариев – ничего. Крупный актив принадлежит 10-15 людям, и, когда объем средств возрастает многократно, возникает риск, что эти деньги захочется вывести.

Что, собственно, и произошло с FTX.

– Да, это реализовавшийся «черный лебедь» на криптовалютном рынке. FTX должна инвесторам не один миллиард долларов.

Тут-то, наконец, все и поняли: «крипта» – это, конечно, будущее, но инфраструктурные риски никто не отменял. Когда деньги находятся непонятно где и у кого, когда никаких контролирующих систем нет, желание играть в эту игру пропадает. Это спровоцировало отвязку криптовалют от Nasdaq. Сейчас они находятся в падающем тренде.

«IT-сектора в США стоит избегать»

БКС предлагает выход на зарубежные рынки. Что будет с рынком США в ближайшее время, на ваш взгляд? Как вести себя инвестору, учитывая политику ФРС?

– Фаворитами в США сейчас выступают нефтегазодобывающие компании: у них большие объемы добычи, огромные выручки и дивиденды, поэтому акции существенно растут. Интересны также компании ВПК и ритейлеры.

Избегать стоит тех компаний, которые рискуют при повышении ставки: тех, кто ранее получал фактически бесплатные деньги и активно на них развивался. Это, например, IT-сектор, который брал большое количество займов. Сейчас, с повышением ставки ФРС и ростом стоимости кредитов, ситуация изменилась, они уже начинают показывать отрицательные отчетности. Акции начали «складываться» – порой вдвое.

Откуда стоит ждать «черных лебедей» в 2023 году на российском рынке? Что может стать новым триггером?

– Один из рисков касается заблокированных счетов, где сейчас находится 287 миллиардов долларов. Если счета «разморозят», то зарубежные инвесторы вполне могут «сложить» наш рынок на 25-30%.

Также риск может возникнуть из-за дисбаланса нашей экономики и потребительских цен, которые сейчас растут намного быстрее, чем реальные доходы населения и ВВП.

Иван Рудых

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

БКС Мир инвестиций
г. Иркутск, ул. Свердлова, 43а
8 800 500-55-45

Примечания: 1. ООО «Компания БКС», лицензия № 154-04434-100000 от 10.01.2001 г. на осуществление брокерской деятельности. Выдана ФСФР. Без ограничения срока действия. С информацией об ООО «Компания БКС» можно ознакомиться: https://broker.ru/disclosure.   АО УК «БКС». Лицензия ФСФР № 21-000-1-00071 от 25.06.2002 г. на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами. Без ограничения срока действия.  X5 GROUP N.V., ГДР, акции обыкновенные, ISIN US98387E2054, https://www.moex.com/ru/issue.aspx?code=FIVE. ООО «Компания БКС» не несет ответственности за возможные убытки инвестора в случае совершения операций либо инвестирования в финансовые инструменты, упомянутые в настоящем материале.

Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "#доллар #валюта #евро Прогноз курса доллара. Прогноз курсов валют":
Все материалы сюжета (722)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело