Газета Дело

Игорь Кокоуров: «HARAT’S пойдет в мир»

Иркутск переживает самый настоящий «франшизный бум». Интерес к такому типу ведения бизнеса понятен: больше прозрачности, меньше рисков. Франшизы, как правило, приходят в наш город с запада. Обратная тенденция – развитие франчайзинга из Иркутска – пока скорее исключение, чем правило. Тем не менее, в нашем городе уже есть примеры успешных компаний-франчайзеров: это сеть пабов HARAT’S, магазин подарков «ТОМАТ» и группа предприятий «Янта». В этом номере Газеты Дело  франчайзеры рассказывают, каково это – открыть и продавать франшизу и следить за работой франчайзи.

Игорь Кокоуров: «HARATS пойдет в мир»

Первый ирландский паб HARATS открылся в Иркутске 23 сентября 2009 года. За четыре года бренд стал популярен далеко за пределами нашего города: предприниматели из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Самары и других городов развивают этот бизнес по франшизе.

Сколько стоит открыть HARATS? Каковы первоначальный взнос и роялти? Какая точка HARATS в России сегодня наиболее успешна? Каковы планы по завоеванию мира? Рассказывает Игорь Кокоуров – создатель сети пабов и владелец франшизы.

– Игорь, как правило, франшизы идут из центра России в провинцию. С сетью пабов HARATS все вышло наоборот: иркутская идея успешно развивается в других городах, в том числе в столице. Как обстоят дела сейчас? Какие у вас планы?

– По России работает 45 пабов HARAT’S, мы представлены в 21 городе, еще в четырнадцати сейчас строятся новые точки, с десятью городами подписаны договоры. К концу года по России  должно быть не менее восьмидесяти точек нашей сети. В следующем году, думаю, доведем эту цифру до трехсот.

Есть далеко идущий план – после России заняться миром. В конце ноября открыли первую точку за рубежом – в Таиланде, в курортном городе Паттайя. Есть планы на Европу, США. Просто мы подумали – везде же русские живут. У нас есть друзья-эмигранты, которые хотели бы заниматься этим бизнесом – почему им не открыть HARAT’S?

Хотим, чтобы за рубежом HARAT’S был местом, куда русские люди – молодежь и люди старшего возраста – могли бы приезжать, где можно было бы встретиться, найти земляков, пообщаться, послушать русскую музыку – Юру Шевчука, «Би-2», почему нет?

– Какие условия вы выдвигаете по франшизе HARATS?

– У нас все просто. Мы берем миллион рублей за вход. На первом этапе помогаем – сами подбираем материалы для отделки, даем франчайзи, так как у нас скидки хорошие (плитку везем из Португалии, ковролин у нас английский, столы со стульями – итальянские). При открытии бизнесменом второго заведения взнос – 500 тысяч, третьего – 150 тысяч. 25 тысяч рублей в месяц франчайзи платят нам за поддержку.

У многих, кто желает открыть франшизу, нет достаточной суммы для входа. Многие берут кредиты в банке. В Сбербанке, например, есть специальная программа «Бизнес-Старт», ориентированная на открытие бизнеса, в том числе, по программе франчайзинга…

– Да, мы как раз сейчас переговоры ведем, хотим заключить договор, включить франшизу HARAT’S в список Сбера. Вот есть у нас ребята в Омске, открылись – хорошо работают, молодцы, а на вторую точку пока нет денег. И вот тут нужна помощь. Мы прорабатываем этот вопрос со Сбербанком, просим их увеличить кредит для частного лица: трех миллионов мало. Для открытия точки HARAT’S нужно 12-13 миллионов рублей, хотим, чтобы они хотя бы шесть миллионов – половину этой суммы – могли нашим ребятам давать.

Вы жесткий, требовательный франчайзер? Строго контролируете свои точки?

– Я бы никогда не смог их контролировать. Я постоянно в разъездах, за всеми не уследишь. Первое время заходишь, конечно, месяц-два, а потом оно уже само работает. Я считаю так: как заложено при рождении – так и будет. В бизнесе, по крайней мере, точно так. Я создал такую атмосферу изначально, такой интерьер, экстерьер сделал, таких людей привел, которые будут управлять, – и получилось.

Назовите пять самых успешных точек HARATS в России?

– Как ни странно, самая крутая точка – в Самаре. Потом Чита, что мне непонятно совершенно, потом Кемерово, потом Москва, потом уже Иркутск. Самая успешная точка в нашем городе – в 130-м квартале.

А убыточные точки есть?

– В Шелехове было непросто до сентября этого года, в таком маленьком городе мы долго искали подходящий способ продвижения, после того, как нашли, ситуация выровнялась, и теперь все отлично.

Часто успешные идеи воруют. Вы сталкивались с плагиатом?

– Воруют, от этого никуда не денешься. Вопрос, какой смысл подразумевать под этим словом. Если говорить о том, чтобы перенимать опыт, в результате которого получается что-то новое, – это одно. Мы сами так делаем. Я на основе идей со всего мира свой HARAT’S собрал. В Ирландии, например, полы всегда деревянные, но мне нравится ковролин – я его взял с Австралии, а потолки ирландские, где-то что-то американское, где-то английское. Все слепили – и получилось что-то свое.

Мне кажется, цинично, пошло и смешно, когда человек на сто процентов берет и «слизывает». Где индивидуальность, где честь, достоинство купеческое? С другой стороны, если мы предъявим какие-то претензии юридические к этим людям, скорее всего, мы проиграем: такое у нас законодательство. Бренд мы защитили, а с дизайном – никуда не денешься. Захотят – сделают, и ты с ними не разберешься.

Ресторан – это мода, паб – тоже. Пока она есть, люди к тебе ходят. Не боитесь, что мода на HARATS пройдет?

– На HARAT’S может пройти, а на пиво не пройдет. Еще шумеры пили пиво, семь тысяч лет назад. Семь тысяч лет пили пиво, а при моей жизни перестанут? Я не думаю, что я такой невезучий.

Пивная тема во всем мире развивается и будет развиваться. Вопрос – как пить. Надо снижать обороты, в более цивилизованных местах сидеть. Любое питейное заведение – даже дешевое – должно быть цивилизованным, не должно там играть ни в коем случае никаких шансонов.

Какие еще проекты по франшизе планируете развивать?

– Сейчас работаем над сетью лапшичных. В России сети лапшичной как таковой нет, это новый проект, который мы сами придумали. Весь следующий год будем полностью заниматься им. Хотим задать формат бренда и начать продавать франшизу. Вложения будут небольшие и окупаемость достаточно быстрая.

На конкретных цифрах давайте посмотрим. Удовольствие открыть ресторан по-хорошему – это где-то миллион долларов. HARAT’S у нас получается – 12-13 миллионов рублей. А лапшичные будут еще дешевле.

Как оцениваете ситуацию на рынке ресторанного бизнеса в целом?

– Ситуация печальная. Вот мы ругаемся: дорого – недорого. Стейк десять лет назад стоил 800 рублей, сейчас где-то тысячу стоит. А за эти десть лет, если даже 5% инфляции ежегодной брать, – сколько это уже? А зарплата насколько поднялась? А налогов новых сколько ввели? А стейк лишь на 20% подорожал за 10 лет. И все остальное примерно так же.

Это говорит о том, что маржа в ресторанном бизнесе сужается. Плюс конкуренция, ты не можешь уже выше потолка прыгнуть. Вот нам очень хочется поднять цены на пиво «Guinness», мы уже не вмещаемся со всеми расходами в эти 300 рублей. Но как психологический шаг сделать – пиво уже не 300, а 350 рублей? Даже не представляю. Зарплаты надо поднимать, аренда растет, электричество растет – все растет. Кроме цены. Но мы не унываем, развиваемся и будем развиваться дальше.

Анна Масленникова,
Газета Дело

Франшиза по-иркутски. Местные франчайзеры рассказывают о своем опыте ведения бизнеса

Татьяна Люжей: «Товар «ТОМАТа» импульсный, нужен большой поток покупателей»

Ольга Бухарова: «’Янта’ будет представлена в каждом регионе страны»


Материалы сюжета "Бизнес по франшизе в Иркутске":
Все материалы сюжета (17)