Газета Дело

«Все будет программой». Как big data меняют мир

<p>Фото «Росконгресс» http://photo.roscongress.org</p>

Фото «Росконгресс» http://photo.roscongress.org

Будущее уже наступило, цифровизация экономики неизбежна – об этом говорят уже не первый год. Какие отрасли получат пользу от использования big data? Стоит ли государству регулировать эту сферу? Какое место в новой экономике займет человек? Эти вопросы обсуждались на панельной сессии в рамках XXI Петербургского международного экономического форума в июне.

Волна или революция?

«Что такое цифровая экономика – вопрос не праздный», – такими словами открыл дискуссию помощник Президента Российской Федерации Андрей Белоусов.

«Либо мы говорим об очередной 'технологической волне', о цифровых технологиях, которые внедряются в сферы здравоохранения, образования, промышленности, – пояснил он, – либо мы стоим на пороге глубочайших фундаментальных изменений – в образе жизни людей, в образе деятельности компаний. Изменениях, сопоставимых с индустриальной революцией, с вводом электроэнергии в мир человека».

По мнению Андрея Белоусова, все признаки говорят о том, что мы имеем дело именно со вторым. Это значит, что «большие данные» в ближайшие 10-20 лет станут основным ресурсом, основным средством капитализации, производства добавленной стоимости в экономике.

Дестракторы атакуют, законы не поспевают

Цифровая экономика, по словам Помощника Президента, представляет собой трехуровневую систему. Верхний уровень – это сервисы, бизнес-процессы, новые рынки, зависящие от использования «больших данных» (промышленный интернет, беспилотные автомобили и т.д.). «Это рынки, на которых появились так называемые ‘дестракторы’, – пояснил Андрей Белоусов, – компании, которые, опираясь на цифровые платформы, буквально сметают существующие бизнес-модели. Классика – Uber».

Второй уровень цифровой экономики занимают компании – держатели экосистем, сквозных технологий, обеспечивающие функционирование первого уровня. «Здесь мы имеем дело с big data, с искусственным интеллектом, с технологиями М2М, ‘интернета вещей’ и т.д.».

Наконец, третий уровень «цифровой экономики» связан в первую очередь с регуляторикой. Существующая нормативная база явно не поспевает за происходящими изменениями. Даже понятие «больших данных» никак не кодифицировано, граждане не защищены в случае проблем.

«Простая ситуация – электронная торговля в масштабах ‘Алибабы’. Человек заказал смартфон, а вместо него получил книгу. К кому ему обращаться? Кто несет ответственность? ‘Алибаба’? ‘Алибаба’ скажет: нет, я же даже не посредник, я просто предоставляю вам – потребителю и производителю – возможность взаимодействия напрямую».

Бизнесу интересно

Пока государство решает вопросы с регулированием новой реальности, бизнес активно пользуется новыми цифровыми возможностями.

Президент ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский рассказал, что интерес к использованию big data, их обработке, аналитике сегодня есть в разных отраслях. Это и нефтедобыча, и газодобыча, и энергетика.

«Я хочу сделать очень смелый прогноз, что самой передовой отраслью, которая в наибольшей степени заинтересована в использовании 'больших данных', станет сельское хозяйство, – добавил спикер. – Мы вырастили очень конкурентную отрасль, которая работает на глобальных рынках. Мы видим их заинтересованность в создании экосистем, включающих прогнозы погоды, контроль влажности, потребности клиентов. Все это потребует создание глобальных платформ. Наша задача как оператора – такие экосистемы создавать».

Движемся в сторону матрицы

По мнению Андрея Дубовскова, Президента ПАО «МТС», важный вопрос, который должен стоять на повестке – вопрос регуляторики больших данных. При этом важно соблюсти баланс.

«В этой сфере нужно быть максимально осторожным. Вопросы, связанные с ‘большими данными’, нельзя пускать на самотёк, необходимо законодательно регулировать, но делать это максимально аккуратно, соблюдая баланс сохранности частных данных и необходимости стимулировать развитие многих инновационных отраслей экономики страны, основанных на технологии 'больших данных'», – поделился Андрей Дубовсков.

Он также отметил, что, по его мнению, big data – это не часть экономики: «Это то, что будет экономикой всего. Мы очень активно движемся в сторону матрицы, как бы футуристично это вам ни показалось».

Privacy – большая роскошь?

Игорь Щеголев, Помощник Президента РФ, считает, что ключевой вопрос сегодня – это вопрос о человеке. «Новая революция» действительно происходит. Но она – не только технологическая, но и нравственная, этическая.

«Что будет с людьми, которых сначала не останется в промышленности, потом в сельском хозяйстве, куда они все денутся? Не окажемся ли мы в роли тех индейцев, у которых забрали землю за стеклянные бусы просто потому, что они не понимали, какова стоимость этой земли, и для них это не являлось предметом правового регулирования?».

Эти вопросы, по мнению Помощника Президента, даже важнее, чем рассуждения о том, какую добавленную стоимость российская экономика получит от использования «больших данных».

«Не так давно на одном из форумов обсуждался пример банка, который продает данные о транзакциях своих клиентов крупной сетевой компании, а та использует их в своих целях – запускает таргетированную рекламу, оценивает, сколько раз покупатели заходили в торговые точки, какие товары приобретали, – привел пример Игорь Щеголев. – Когда представителю банка был задан вопрос о том, насколько нравственно совершать такую передачу данных, он ответил: ‘В наше время неприкосновенность частной жизни стала роскошью’».

Спикер добавил, что задача государства сегодня состоит в том, чтобы мы за стремлением к техническому прогрессу, экономическому росту, конкурентоспособности не забыть о том, что Конституция РФ гарантирует россиянам тайну частной жизни, не забыть о человеке в целом.

«Не хотелось бы, чтобы в итоге мы оказались в резервациях, в которых будут работать роботы, а гражданам будут платить гарантированное социальное пособие. Не для того существует человеческая цивилизация».

Анна Масленникова,
Газета Дело