Новости

Творческий бизнес или бизнес на творчестве? Ольга Бронштейн о балансе в работе современного выставочного пространства

60 выставочных проектов, включая 10 мировых и российских премьер. Почти 230 культурных событий: спектаклей, концертов, перформансов, лекций, творческих встреч. Более 50 тысяч посетителей. Это всего лишь сухие цифры первой «пятилетки» частной художественной галереи В. Бронштейна, которая отметила свой небольшой юбилей в июне этого года. Какая работа «скрывается» за этой статистикой, чего в ней больше – бизнеса или творчества, с кем современному выставочному пространству приходится конкурировать в Иркутске, а с кем складываются партнёрские отношения, Газете Дело рассказала директор галереи Ольга Бронштейн.

Не классическая галерея

Ольга, давайте начнём с небольшого экскурса в историю галереи: при её создании что было первично – некое собрание произведений искусств, которое хотелось показать миру, или пространство, которое хотелось заполнить искусством?

– История началась гораздо раньше, чем пять лет назад, и первичной, конечно, была коллекция, которую двадцать лет назад стал собирать мой муж Виктор Бронштейн. Тогда он даже не думал, что когда-то это вырастет в нечто большее. Но так получилось, что лет через десять он всё-таки открыл совсем небольшую, можно сказать, домашнюю галерею – больше для художников и своих друзей, потому что ему уже хотелось не только покупать картины, но и давать возможность творческим людям показывать свои работы. То есть это было камерное пространство для души, без большого взаимодействия с жителями Иркутска или с туристами. В таком виде галерею застала я, когда стала причастна к её работе. Именно там я нарабатывала свой первый опыт, именно там пришло понимание, что в таком формате и в таких масштабах далеко «не уедешь». И создание большого выставочного пространства – это сильное решение моего мужа, которое опиралось на огромное желание, определённый опыт и большую коллекцию произведений сибирских художников. Правда, в тот момент ни он, ни я совсем не представляли, как эта идея будет развиваться, и как она будет выглядеть в финале.

Когда решили «масштабировать» своё дело, вы изучали опыт по созданию частных художественных галерей? Мировой или, может быть, иркутский? Ведь пять лет назад в городе уже были подобные галереи.

– Наша деятельность отличается от понятия «галерея» в классическом смысле этого слова. Галерея – это коммерческая организация-посредник между художником и покупателем, которая проводит какие-то выставки и продаёт работы: что в Европе, что в России, наверное, 95% галерей ориентированы на продажу произведений искусств. Мы же изначально поставили перед собой задачу сосредоточиться на проведении выставочных проектов как на основном виде деятельности. Это те рельсы, по которым мы едем, но у нас есть и другие направления работы.

Поэтому я ориентировалась даже не на опыт создания частных галерей, а на опыт создания частных музеев. В 2014 году, когда я начинала делать проект «Галерея В. Бронштейна», в России существовало только два примера, на которые можно было хоть как-то опираться: частный музей «Гараж» в Москве и современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге. Понятно, что они – совсем другого масштаба, но суть была не в масштабе, а в том, чтобы взять какую-то модель, которая могла бы стать основой для нашего проекта. Подобный опыт я продолжаю изучать и сейчас, потому что в этой сфере всё развивается и меняется очень стремительно. 

Вы сказали, у галереи много  направлений работы. Какие?

– Кроме создания больших выставочных проектов, мировых премьер, мы специализируемся на таких формах, как спектакли, перфомансы, камерные концерты. Среди наших традиционных мероприятий – «Ночь музеев», которая очень органично влилась в культурное пространство Иркутска. В мае 2019 года у нас на этом мероприятии побывало около тысячи человек, в 2020-м мы хотели побить рекорд, но из-за пандемии не получилось. Наш сувенирный магазин – это тоже уже не маленькая лавочка, а отдельный самостоятельный проект внутри большого проекта галереи. Кроме этого, у нас работает шоу-рум, где можно приобрести произведения искусств.

Ольга, так чего же больше в вашем проекте – бизнеса или творчества?

– Кто-то воспринимает меня исключительно как человека, который занимается только искусством, культурой и творчеством. Но для того, чтобы осуществлять такой культурный проект, чтобы он жил и мог себя содержать, чтобы в нём работали люди – не может не быть бизнес-подхода. Это априори. Поэтому для меня такой грани нет, и я не могу чётко сказать, чего в проекте больше. Наверное, бизнес и творчество присутствуют здесь в равной степени: без творчества не будет этого бизнеса, без бизнеса не будет творчества. Одно питает другое. Главное – находить баланс.

А в Иркутске большая конкуренция подобных частных творческих проектов?

– Классически, конечно, принято считать, что галереи конкурируют с галереями, музеи с музеями или галереи с музеями. Но сейчас мы конкурируем не друг с другом. Мы конкурируем с торговыми центрами, кинотеатрами или развлекательными событиями – фестивалями, концертами. Среди выставочных пространств в Иркутске я в меньшей степени чувствую конкуренцию. И это касается не только нашего города, так происходит везде.

Всё зависит от репутации

В Галерее В. Бронштейна всегда можно увидеть работы такой мировой знаменитости, как Даши Намдаков. Не так давно его экспозиция пополнилась новой скульптурой «Ожидание». Как удаётся привлекать таких звёзд, насколько легко складывается с ними творческое взаимодействие?

– Здесь всё очень индивидуально. Если говорить о Даши… С ним мы познакомились, ещё когда галерея только создавалась, и мы переживали период рождения её смысла, концепции.  Мы с мужем путешествовали, прилетели в Лондон и пошли прогуляться по центру города, и на одной из улиц увидели вывеску частной галереи. Зашли и попали на персональную выставку скульптур Даши Намдакова. Для нас это было лёгким шоком: почему люди в Лондоне могут видеть его произведения, а мы – в Иркутске или Улан-Удэ – не имеем такой  возможности? И тогда муж решил, что хочет сделать постоянную экспозицию скульптур Даши Намдакова в Иркутске – чтобы горожане могли в любое время прийти и посмотреть, чтобы люди, которые приезжают в Иркутск или на Байкал, могли познакомиться с творчеством мастера с мировым именем. И потом это решение во многом задало направление развития галереи.

А что касается привлечения других именитых мастеров, тем более зарубежных, многое зависит от репутации галереи, от самого пространства и, конечно, от личной заинтересованности автора. Кто-то говорит: «Какое у вас пространство невероятное, я вижу, как вы хорошо работаете, давайте посотрудничаем». Бывает и так, что договориться не получается. К этому нужно быть готовым, это абсолютно нормально. С кем-то отношения складываются легко, а с кем-то – только через долгие и сложные переговоры.

Насколько это дорого – устроить выставку именитого художника?

– Чаще всего на галерее лежат расходы по организации выставки, включая трансфер автора. Но это очень индивидуальные вещи, потому что кто-то приезжает сам, а мы берём на себя только организацию мероприятия. Это обсуждаемый момент, и он решается в процессе переговоров, жёстких правил нет. Однако платить художнику гонорар за участие в выставке у нас не принято. Здесь всё зависит от того, захотят ли люди купить его произведения – если работы продаются, то это и является гонораром автора.

Многие отмечают, что иркутяне довольно консервативны в своих взглядах на творчество. А у вас в основном представлено современное искусство, даже если это национальные художники. Насколько хорошо продаётся поп-арт нашего времени?

– У людей должна быть возможность для покупки произведений искусства, ведь это далеко не первая необходимость. Но, в целом, в Иркутске есть люди, которые в искусстве разбираются и очень осознанно подходят к своим приобретениям. Их немного, но они есть.

«Мы ничего не закрываем»

У вас было несколько совместных проектов с крупными компаниями. Чем интересен для галереи такой формат работы?  

– Если говорить о взаимодействии бизнеса и культуры, то в мире считается нормой, когда бизнес поддерживает музеи, галереи, театры. Наша галерея в какой-то степени дала толчок развитию такого партнерства в Иркутске. Конечно, мы не были новаторами, скорее мы стали применять опыт, который считается нормальным во всём мире. У нас был интересный проект с компанией En+ «Энергия света», с ИНК мы делали выставку про нефтегазовое месторождение, компания также поддержала первую выставку, мировую премьеру бурятских художниц сестёр Ертахановых. Три партнёрских проекта реализовали со Сбербанком. Есть пример сотрудничества не с крупной нефтяной или федеральной компанией, а с местной компанией Битайр, которая два года подряд помогала нам привезти в Иркутск легендарный фотопроект «Календарь Pirelli». Это один из моих самых любимых проектов, и я уверена, что успех взаимодействия зависит не столько от масштаба компании, сколько от её желания участвовать в культурной жизни города. Наш опыт это подтверждает. Тем более, партнёрские проекты часто имеют социальный вектор.

Галерея В. Бронштейна это уже определённый культурный бренд нашего города, и поклонники вашего пространства с нетерпением ждут новых интересных проектов. Поделитесь планами?

– В нынешней ситуации говорить о перспективах, конечно, довольно сложно. Ещё в марте мы обсуждали глобальные планы на 2020 год, но в итоге все они перенеслись. Тем не менее, планов всё равно много, они касаются всех направлений работы галереи, и меня радует, что мы ни от чего, что было задумано, не отказываемся, ничего не закрываем, и, как только войдём в нормальный режим работы, реализуем всё задуманное. Будут и премьеры, и партнёрские взаимодействия, мы привезём новый «Календарь Pirelli», который в 2020 году станет финальным и даже легендарным, потому что компания весь бюджет, который планировался на создание календаря 2021 года, потратила на борьбу с коронавирусом. Кроме этого, мы планируем уже не просто приглашать художников в наш город, мы хотим представлять проекты галереи в других российских городах, в частности, в Москве. У нас есть опыт и компетенции, мы готовы их вкладывать в новые большие проекты.

Наталия Горбань