Новости

Эксперты не берутся прогнозировать, стоит ли в ближайшее время ждать новых землетрясений в Иркутской области

Иркутяне не так сильно испугались произошедшего в ночь на 22 сентября землетрясения, как в 1999 и 2008 годах, считают эксперты. Произошедшие толчки Телеинформу прокомментировали директор Байкальского филиала ФИЦ ЕГС РАН Елена Кобелева и ученый секретарь Института земной коры СО РАН Анна Добрынина.

– Последнее землетрясение, вызвавшее подобный резонанс, было Култукское в 2008 году, – говорит Елена Кобелева. – После этого у нас были, в основном, четырехбалльные землетрясения – к ним люди адаптировались. Если смотреть по шкале MSK-64 (12-балльная шкала интенсивности землетрясений Медведева – Шпонхойера – Карника – прим. ред.), то идет логарифмическое усиление интенсивности. То есть это не в два раза, а сразу в 10 раз. Так что разница между четырьмя и пятью баллами существенная, поэтому люди испугались.

При этом она отмечает, что, по сравнению с землетрясениями 1999 и 2008 годов, гораздо меньше людей испугалось так, чтобы выйти на улицу и бояться заходить обратно в дома.

– Люди у нас расслабились, – говорит эксперт. – И это плохо. Есть инструкции, как себя нужно вести при землетрясении. Мы проводим экскурсии со школьниками, проводим беседы. Так что я не знаю, почему так происходит.

– Если рассматривать нашу сейсмическую зону – она называется Байкальская рифтовая система, то такие землетрясения у нас происходят один-два раза в год, – говорит Анна Добрынина. – Но конкретно в этой области настолько сильное землетрясение последний раз было в 1995 году в Тункинской впадине, то есть 25 лет назад. Недалеко от этого места в Южном Байкале в 2008 году было Култукское землетрясение – оно было даже посильнее, чем сегодняшнее. То есть это сильное землетрясение, но достаточно стандартное, ничего удивительного здесь для нашего региона нет.

Она также пояснила, что «было одно сильное землетрясение и через 15 минут афтершок – это вполне нормальное явление для Байкальской рифтовой системы. То есть сначала идет сильное, основное землетрясение, а после него – более слабые толчки, так называемые афтершоки».

При этом Елена Кобелева отмечает, что «жертв точно нет, разрушений тоже»:

– Мы сейчас собираем макросейсмические анкеты – никто не написал, что что-то случилось: где-то что-то лопнуло, где-то трескалось или печка разрушилась.

– Последствий нет, все в порядке, – говорит и Анна Добрынина. – По нашей информации даже в Култуке, который находится на расстоянии 20-22 км от эпицентра, и теоретическая интенсивность землетрясения там семь-восемь баллов, нет никаких значительных разрушений.

Прогнозировать, стоит ли в ближайшее время ждать новых толчков, эксперты не берутся.

– Не могу сказать, какова вероятность повторения, – говорит Елена Кобелева. – Но у нас было около 13-15 исторически зафиксированных крупных землетрясений. Из них есть два – это Цаганское (1861 год по старому стилю или 1862 по новому) и 1999 года – когда происходили слабые толчки, а спустя какое-то время произошел сильный толчок. Или Култукское землетрясение – когда все шло по затухающей. То есть как поведет себя природа, мы не можем сказать.

– Никто никогда с уверенностью не скажет хотя бы примерно в каком году в конкретной точке будет землетрясение, – говорит Анна Добрынина. – Но если говорить конкретно про этот район, то на ближайшие 10-15 лет там разгрузка напряжений произошла и следующее сильное землетрясение теоретически должно быть не раньше истечения этого срока.


Материалы сюжета "#землетрясение в 8 баллов произошло в Иркутской области 22 сентября 2020 года":
Все материалы сюжета (11)