Новости

Сельское хозяйство – драйвер экономики. Наталья Баркова, Россельхозбанк, – о современных трендах в АПК

В прошлом году – впервые в истории России – экспорт сельхозпродукции сравнялся с импортом. Когда-то убыточная отрасль стала драйвером экономики. По мнению директора Иркутского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Натальи Барковой, причина – в новом бизнес-подходе к АПК и мощных инвестициях. Какие плоды дала господдержка? Как изменилась сельхозотрасль, а вместе с ней и главный отраслевой банк? Почему, несмотря на развитие цифровых систем, Россельхозбанк продолжает открывать новые отделения? Зачем идет в отдаленные территории? Что заставляет руководителя Иркутского филиала регулярно бывать «в полях» и верить, что возродить село – реально? Об этом – в нашем интервью.

Господдержку не свернут

Наталья Викторовна, в последние годы доходы от экспорта сельхозпродукции превышают аналогичные доходы военно-промышленного комплекса. Что еще, на ваш взгляд, глобально изменилось в отрасли?

– Изменился сам взгляд на сельское хозяйство: всё больше людей относятся к нему как к бизнесу, а не как к хобби. Я знаю много примеров, в том числе в Иркутской области, когда молодые люди начинают заниматься сельским хозяйством с бизнесовым подходом: они порой обходятся без кредитования, грамотно просчитывают инвестиционные проекты, изучают меры господдержки, но в большей степени всё-таки ориентируются на свои силы, и у них многое получается. Безусловно, климатические условия на территории России разные, неравномерное развитие сельского хозяйства очевидно, поэтому в Иркутской области некоторые виды бизнеса в агропромышленном комплексе без субсидий не выживут. Но ещё раз повторю: есть успешные примеры реализации проектов и без существенных мер господдержки. Для меня это показатель того, что всё возможно даже в «зоне высоко рискованного земледелия».

А как же устоявшееся мнение, что в сельское хозяйство сколько ни вкладывай – отдача нулевая?

Мне кажется, если взять практически любое направление бизнеса и вкладывать средства, не работая над эффективностью, оно будет демонстрировать отрицательный результат.

Ещё один стереотип – все субсидии, вся господдержка достаются крупным участникам рынка, а небольшим хозяйствам никто помогать не хочет. Это действительно так? Или проблема в чём-то другом?

Мер поддержки на самом деле очень много, другое дело, что о них не все знают. Кстати, министерство сельского хозяйства Иркутской области проводит активную  информационную работу в этом направлении.

Господдержка предусмотрена как для малых форм хозяйств, так и для кооперативов. К кооперации сейчас особое внимание, поскольку она даёт возможность мелким фермерам объединяться, тем самым иметь возможность реализовывать свою продукцию, более качественно вести учёт, планировать финансовую деятельность.

Безусловно, существуют меры поддержки для крупных агрохолдингов. Почему они для них более доступны? Потому что у них более грамотный менеджмент,  качественнее организована работа с документами. К сожалению, не все наши фермеры понимают, что правильное ведение отчётности приводит не только к налогообложению, но и даёт больше возможностей для развития – получения субсидий, льготных кредитов и т.д.

Господдержка АПК активно началась в 2015 году, когда внешние санкции заставили правительство задуматься о продовольственной безопасности страны. Сейчас это нарастающий тренд или затухающий? Многие эксперты говорят о сворачивании помощи сельскому хозяйству. 

На текущий момент корректировки мер господдержки связаны с возможностями федерального бюджета, последствия ограничительных мер в 2020 году, к сожалению,  сказываются на объемах финансирования. Но государство, на мой взгляд, продолжит поддерживать именно сельское хозяйство как отрасль в целях обеспечения продовольственной безопасности России.

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

Инструменты для возрождения села

А если критически посмотреть на отрасль со стороны банка – какую основную проблему вы видите?

Успехом развития сельского хозяйства в области может стать комплексный подход к делу. Издано большое количество федеральных законов, есть государственная программа «Комплексное развитие сельских территорий». Нам необходимо обновить концепцию развития сельского хозяйства в Иркутской области с учетом изменений внешней среды, с которыми мы столкнулись в 2020 году, уточнить зоны предполагаемого экономического развития. Когда мы обсуждаем на совместных совещаниях, почему не застраиваются территории в рамках сельской ипотеки, никто не может конкретно ответить на вопрос, какие зоны экономического развития определены у нас в регионе. Все министерства и ведомства имеют планы, но вот общего комплексного подхода нет.

Возродить село – одна из миссий Россельхозбанка. Как финансовое учреждение может это сделать?

Государство поставило национальную задачу – комплексное развитие сельских территорий, и мы эту задачу реализуем с помощью конкретных инструментов – льготных кредитов для АПК, сельской ипотеки, цифровой платформы для фермеров и т.д. Наша стратегия и миссия – стать «своим банком» для нашего ключевого клиента - АПК. Но хочу отметить, что мы  – универсальный банк и работаем со всеми отраслями экономики.

Есть уже какие-то крупные проекты, реализованные в Иркутской области с участием банка, которые помогают возрождать сельское хозяйство?

Зерносушильный комплекс для предприятия «Куйтунская Нива». В постсоветский период всё, что было связано с хранилищами и логистическими центрами сельхозпродукции, пришло в упадок. Проект «Куйтунской Нивы» стал первым масштабным в этой сфере, в котором мы успешно участвовали.

Сейчас пандемия скорректировала планы аграриев, и мы прогнозируем, что они в ближайшей перспективе будут нацелены на получение в первую очередь оборотных кредитов, а не инвестиционных. Должно пройти время, чтобы сельхозпредприятия восстановились и стабилизировались, поэтому спрос на ивесткредиты мы ожидаем либо к концу этого года, либо уже в следующем.

Всё «Своё»

Сейчас практически все крупные российские банки создают свои экосистемы. Россельхозбанк тоже запускает цифровую экосистему. В чём её суть и отличие от других?

Да, сельское хозяйство сейчас переходит на рельсы цифровизации. Наш банк очень активно участвует в этом процессе: мы форсированными темпами развиваем онлайн-каналы предоставления услуг и запускаем цифровую экосистему «Своё», которая на одной платформе объединяет различные инновационные сервисы для сельхозпроизводителей, фермеров: «Своё.Фермерство», «Своё.Родное», «Своё.Жильё», «Своё.Время» – для людей старшего поколения и другие. В названии «Своё» заложен посыл, о котором я уже говорила, – стать по-настоящему «своим банком» для представителей агропромышленного комплекса.

Чем конкретно ваша цифровая платформа облегчит жизнь фермерам?

Во-первых, она полностью бесплатная: никаких комиссий, никакой абонентской платы за регистрацию и пользование.

Во-вторых, она даёт фермерам возможность, не отвлекаясь от основной деятельности, пользоваться современными технологиями для роста бизнеса. Например, «Своё.Фермерство» помогает найти рабочие руки, согласитесь, это очень важно, особенно в период сезонных работ. Также появляется возможность получить квалифицированную ветеринарную помощь, на которую всегда имеется большой спрос, профессионалов в этой сфере на селе не хватает.

На цифровой платформе услуги предоставляются в режиме 24/7, так что задать вопрос можно в любое время суток. Кроме этого, облегчается поиск товаров для сельского хозяйства – кормов, семян, удобрений и т.д.

«Своё.Родное» – это интернет-магазин фермерской продукции. Когда мы начали с этим направлением работать, то выяснили, что у жителей области есть большая потребность в качественных фермерских продуктах, но люди не знают, где их можно приобрести без лишних проблем. При этом фермеры говорят о том, что вынуждены утилизировать часть своей продукции, потому что не знают, где её сбыть.

Как ваша платформа сможет наладить эту коммуникацию?

– Ситуация уже меняется. В Иркутской области первым из подключившихся к цифровой платформе стал кооператив «Иркутский крестьянин», который объединяет более 80 фермеров из разных районов и регионов РФ. Клиент отмечает резкий рост продаж именно посредством цифровой платформы. И это пока первая ласточка.

Сервис «Своё» также позволяет потребителю выбрать район, из которого он хочет получить продукцию: допустим, вы находитесь в Кутулике, нажимаете локацию – и  получаете информацию о фермерах, которые могут поставить вам продукцию именно в этом районе. Аналогичные возможности по Иркутску и другим территориям.

До конца года на нашей платформе будут зарегистрированы все фермеры Иркутской области – это наша ключевая задача в рамках её продвижения в 2021 году.

<p>Наталья Баркова, директор Иркутского регионального филиала АО «Россельхозбанк»<br />
Фото А.Федорова</p>

Наталья Баркова, директор Иркутского регионального филиала АО «Россельхозбанк»
Фото А.Федорова

Если все сервисы бесплатные, у банка какой интерес?

Эта платформа – имиджевый и маркетинговый продукт для банка. Мы нацелены на максимально комфортное обслуживание нашего ключевого сегмента – АПК, в том числе уделяя особое внимание малым формам хозяйствования. Поэтому не монетизируем услуги на платформе, а получаем возможность расширения количества и перечня банковских услуг для клиентов.

И нет никаких проблем? Фермеры-то готовы к цифре?

К сожалению, существует ряд «узких мест», особенно на удалённых территориях – это логистика и доставка продукции от производителя до потребителя. Надо создавать логистические центры. Сейчас мы ищем общие решения с органами государственной власти, министерством сельского хозяйства, предпринимателями.

А зарегистрироваться на платформе «Своё» фермерам помогают наши сотрудники:  садимся рядом и вместе проходим этот процесс. Кстати, наличие дополнительных офисов в разных муниципальных образованиях области очень помогает сделать  доступными финансовые услуги не только для фермеров, но и для всех жителей удаленных территорий. Мы планируем охватить 100% сельских территорий присутствием банка.

Почему же тогда многие эксперты рынка финансовых услуг называют Россельхозбанк чуть ли не самым консервативным?

Во многом – по привычке. На самом деле – банк очень сильно меняется. Я пришла сюда работать в 2018 году, и могу сказать, что застала процесс глобальной трансформации банка. Отличаются даже подходы к работе с клиентами. Мы больше клиентоориентированы и больше стараемся подстроиться под требования клиента и его ожидания.

Конечно, за 20-летний период существования банка были и очень сложные времена: например, на 2014-2015 годы пришелся пик просроченной задолженности по кредитам корпоративных клиентов. Далее был период определённого восстановления, изменений.

Консервативными мы в какой-то мере остаёмся, потому что РСХБ – государственный банк. Мы работаем в рамках реализации государственных задач и отчитываемся за каждый целевой рубль. Потому и бумаг приходится оформлять больше.

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

Кто построит сельский дом?

Давайте поговорим о сельской ипотеке: для Иркутской области это реальный инструмент создать комфортные условия жизни на селе или с неразвитой инженерной инфраструктурой в сельских поселениях это всего лишь декларация? Ведь сельскую ипотеку можно получить только на недвижимость, к которой уже подведены все коммуникации?

Не совсем так. Она выдаётся либо на готовое жилье, в котором есть автономное или центральное отопление, водоснабжение, канализация, либо на строительство жилого дома.

В прошлом году, в марте, мы выдали первые кредиты, и в основном наши клиенты приобретали объекты жилья в Иркутском районе в многоэтажных домах, которые попадали под действие программы. С 1 января 2021 года со стороны МСХ РФ было введено ограничение – купить недвижимость по сельской ипотеке можно только в домах до пяти этажей. При этом появилась дополнительная возможность для семейных пар взять ипотеку обоим супругам – по 3 миллиона рублей на каждого, то есть в совокупности 6 млн руб. Это позволяет планировать строительство дома большей площади, более комфортного для проживания. С января 2021 года мы наблюдаем, что жители области переориентировались, спрос с готового жилья сместился на стройку. К нам поступают в большей части заявки на строительство индивидуальных домов, причём не только из Иркутского района. Подключаются другие территории, даже такие как Тайшетский, Братский районы. 80% кредитов по сельской ипотеке мы сейчас выдаем заёмщикам, проживающим на удаленных территориях, не в Иркутске. Это хорошая тенденция.

А как в территориях решается вопрос с аккредитацией застройщиков? Многие банки отмечают, что это – большая проблема, и Иркутская область вряд ли является исключением.

Проблематику по подрядчикам мы начали поднимать, когда программа ещё только рекламировалась, – в декабре 2019 года. Мы уже тогда понимали, что этот вопрос рано или поздно встанет, потому что стройка должна вестись не «своими руками», а с привлечением подрядной организации. А какие строители могут быть в отдалённых территориях? Тогда нас не очень услышали на уровне региона, так как это была не первоочередная задача, да и пандемия началась. Но постепенно к теме всё же вернулись.

Мы аккредитовали уже около 20 подрядчиков, в основном это ИП, у которых уже есть опыт строительства малоэтажных домов. В марте собрали всех на семинар-совещание, обсудили, какие у них есть сложности по работе с нами, как с банком, знают ли они особенности, изменения программы по сельской ипотеке. Например, для некоторых из подрядчиков  стоп-фактор заключается в том, что финансирование строительства происходит не сразу, а поэтапно, и нужно иметь запас прочности – собственный оборотный капитал. Также мы пригласили на встречу подрядчика, с которым у нас уже есть совместный успешный опыт сдачи домов. Он рассказал коллегам, что ему мешало сначала, в 2020 году, и как можно ускорить работу с нами, например, заранее согласовав типовые проекты застройки домов, проектно-сметную документацию.

<p>Наталья Баркова, директор Иркутского регионального филиала АО «Россельхозбанк»<br />
Фото А.Федорова</p>

Наталья Баркова, директор Иркутского регионального филиала АО «Россельхозбанк»
Фото А.Федорова

Крупные застройщики не проявляют интерес к этой программе?

К сожалению, для крупных застройщиков рентабельность строительства на отдалённых территориях не очень привлекательная, хотя в рамках комплексного развития сельских территорий они могут получать дополнительное финансирование на инфраструктуру, могут интегрироваться с мерами господдержки и тем самым снизить свои расходы на строительство.

Тем не менее, несмотря на трудности, объёмы выдачи сельской ипотеки растут?

Да. В 2020 году Иркутский региональный филиал РСХБ выдал 608 кредитов на общую сумму более полутора миллиардов рублей. В этом году, в январе, было 34 кредита (70 млн руб.), в феврале – 44 (106 млн руб.), в марте – 47 (110 млн руб.). Количество клиентов постоянно растет. 

Кстати, подать заявку по программе сельской ипотеки можно через цифровую платформу «Своё.Жильё», документы на кредит мы рассматриваем быстро. Больше времени у заёмщика уходит на поиск объекта: дома или участка – порой до полутора-двух месяцев. Основная сложность в этом, но отказы по кредитам, безусловно, тоже есть, в основном по стандартным причинам (кредитная история, судебные иски и пр.).

Банк с человеческим лицом

На вашем сайте в последнее время очень часто публикуются аналитические материалы: какие отрасли сельского хозяйства будут развиваться, какие растут быстрее, какие медленнее. Если эту аналитику применить к Иркутской области, как вы считаете, что надо развивать здесь, каким направлениям стоит уделить внимание?

Этот вопрос мы очень часто обсуждаем с министерством сельского хозяйства региона, поскольку тоже ориентируемся на те отрасли, на которые ведомство направляет меры  поддержки. Могу сказать, что в первую очередь речь идёт о животноводстве, но не молочном, а мясном. Региону нужны проекты для развития производства блочного мяса, у нас нет сырья для поставки в детские сады, школы, больницы. Ближайший поставщик – Красноярск.

Второе направление – производство овощей и развитие тепличных комплексов. По нашей оценке, здесь тоже кризисная ситуация. Мы самостоятельно взяли на себя поиск инвестора, чтобы привлечь его на нашу территорию.

А развитие агротуризма – интересное направление для банка? Перспективное?

Мы уже занимаемся развитием агротуризма, причём в рамках нашей экосистемы «Своё». Любой фермер может на этой платформе рассказать о себе, о своём бизнесе, чтобы заинтересовать туристов. Сейчас наша задача найти заинтересованных фермеров, хозяйства которых расположены недалеко от Иркутска и чья инфраструктура готова к приёму гостей. И пока, видимо, именно мы будем выступать в роли туроператора.

Наталья Викторовна, вы часто бываете в полях. Что вас заставляет ездить в отдалённые районы области?

Выезжая в поля, мы смотрим, как организован производственный процесс у наших клиентов, пытаемся понять, какие финансовые инструменты будут полезнее сельхозбизнесу, фермерам, что нужно знать сотрудникам банка. Пока я не увижу всё это своими глазами, не могу принять объективные решения, внести корректировки в процесс для повышения эффективности.

Наши клиенты в районах могут многого не знать о продуктах банка: приходят, например, за кредитом, мы начинаем выяснять ситуацию и находим другие варианты поддержки бизнеса.

Мы сейчас осваиваем новые для нас территории: Киренск, Усть-Кут, Железногорск-Илимский, Слюдянку, и есть необходимость познакомиться с властью, ключевыми клиентами, найти кадры для банка.

Наш опыт показывает, что всё-таки на отдалённых территориях людям нужно живое общение: как бы их ни уводили в цифровизацию, с ними нужно работать, пояснить, рассказать, а путём онлайн-каналов мы этого не достигнем. Выражение «банк с человеческим лицом» – это именно о «Россельхозбанке».

Раз уже заговорили о человеческом, позвольте задать личный вопрос. Вы возглавляете Иркутский филиал Россельхозбанка три года. Что подвигло перейти из крупного универсального банка в специализированный? Не пугала специфика?

– Не пугала, придавала драйва. Всё, что незнакомо, для меня вызывает безусловный интерес. Ранее я не занимала пост первого лица подразделения федерального банка, не руководила таким большим количеством сотрудников – более 300 человек. Это, безусловно, было вызовом. Что касается специфики: как раз то, что я ничего не знала про сельское хозяйство, наверное, и во многом спасало (улыбается).



Как изменились вы за три года работы в РСХБ?

Как я изменилась? Я мудрею, потому что получаю колоссальный управленческий, жизненный опыт. Мне кажется, такой управленческий опыт столь быстрыми темпами я вряд ли где получила бы в короткий срок.

Вас можно назвать жёстким руководителем?

Для меня нет такого понятия. Для меня есть эффективный или неэффективный руководитель, всё остальное – это особенности: опыт, стратегии, компетенции. Я стремлюсь быть эффективным руководителем, моя задача как наемного сотрудника – давать тот результат, который от меня ждут мои руководители.

Вы очень много работаете, на отдых время остаётся? У вас есть сад-огород?

Время для отдыха остаётся, но сада-огорода у меня нет. Мой отдых никак не связан с работой или коллегами. Он связан исключительно с моими близкими, которые дают мне заряд бодрости. У меня очень творческая семья, мы пишем стихи, путешествуем.


Материалы сюжета "#рсхб":
Все материалы сюжета (4)