Новости

Марк Сартан: «Школа – драйвер развития территории»

Российский бизнес все чаще вкладывается в образование, открывая новые школы в разных городах страны: «Точка будущего» в Иркутске, «Школа 800» в Нижнем Новгороде, первый университетский лицей в Усть-Лабинске… Что это – благотворительность или долгосрочные инвестиции в человеческий капитал? Как новые школы меняют среду и влияют на развитие территорий? И могут ли стать драйвером изменения российского школьного образования в целом? Мы обратились за комментариями к Марку Сартану, директору «Школы 800».

<p>Марк Сартан</p>

Марк Сартан

В Усть-Лабинске Краснодарского края в апреле открылся Первый Университетский Лицей. Подобные проекты возникают в последние годы в разных городах страны: «Точка будущего» в Иркутске, «Школа 800» в Нижнем Новгороде… В чем причина этого тренда? Приходит осознание того, что системе школьного образования нужны перемены?

– Системе образования перемены нужны всегда, поскольку эти перемены все время происходят в окружающем мире. И они происходят, в том числе и в муниципальных школах. Нынешние Федеральные государственные стандарты, например, это требования «на вырост», и «дорастание» школ до их полноценной реализации и есть важный процесс перемен, который происходит прямо сейчас.

Появление новых проектов вне сети муниципальных школ – это реакция скорее общества, чем государственной системы образования, на важнейший запрос: на потребность в разнообразии образовательных маршрутов для разных детей.

И здесь я не преувеличивал бы подобие проектов, а скорее говорил об их различии, хотя бы по одному принципиальному параметру: наличию и степени отбора детей. Усть-Лабинский лицей заявляет о «сложном конкурсном отборе», а «Точка будущего», наоборот, всегда акцентировала принципиальный отказ от отбора по способностям и академическим достижениям. Это два полюса, между которыми располагается весь спектр возможностей для разных детей.

Новые образовательные проекты, как правило, возникают благодаря поддержке крупного бизнеса. Для компаний это благотворительность или все-таки долгосрочные инвестиции в человеческий капитал?

– Не думаю, что затраты на школьное образование можно рассматривать как инвестиции, потому что для инвестиций важен их возврат, пусть даже не в денежной форме, а в форме человеческого капитала. Как можно на уровне отдельной компании оценить окупаемость инвестиций в школьника? Для этого понадобилось бы оценить ту часть его человеческого капитала во взрослом состоянии, которая создана школой. А методик такой оценки просто нет, вы не можете из взрослого человека «вычленить» вклад именно школы.

Так что, на мой взгляд, новые образовательные проекты бизнеса – скорее, его миссия или социальная ответственность, часто в форме именно благотворительности, как в той же «Точке будущего».

В чем плюсы и минусы/риски такой кооперации? 

– Плюсы очевидны: привлечение в сферу образования дополнительных ресурсов извне и, как следствие, расширение многообразия возможностей. Главный риск – это устойчивость таких проектов, их зависимость от внешнего финансирования.

Как появление новых современных образовательных проектов, по вашему опыту, меняет среду, влияет на развитие территорий?

– Школа – это прекрасный драйвер развития территории, способный даже повысить капитализацию окружающего жилого фонда, сделать район более привлекательным. Посмотрите, например, в том же Иркутске на школу «Эволюция», которая фактически запустила новую застройку на самых дальних городских территориях, или на агломерационный эффект «Точки будущего», расположенной на стыке муниципальных образований и потянувшей за собой коммуникации для самых различных объектов. 

Школьников в стране – миллионы. В новые школы попадут далеко не все. Можно ли рассчитывать на то, что инновационные проекты станут драйвером развития образования в России в целом? Что для этого нужно?

– В последнее время едва ли не все новые проекты заявляют себя как модельные и держат в планах развитие на своей базе ресурсных центров для систем образования, как минимум региональных. Пока это становящийся процесс, но уверен, что во многих случаях он придет к своей цели, и новые школы станут реальными центрами подготовки современных учителей.

Для этого, во-первых, нужна собственная, уникальная, современная образовательная модель. Во-вторых, необходима смелая открытость, чтобы эта модель была предъявлена образовательному миру и стала для этого мира привлекательной. В-третьих, модель должна быть отрефлексирована, осознана и отработана «на земле», превращена в описываемые и отчуждаемые методики и технологии.

Если школа боится нового, копирует кого-то, хочет быть «как все» или «как раньше», если школа закрыта, не допускает «в себя заглянуть», если школа глубоко не рефлексирует собственную деятельность, то никакого развития она не запустит, останется закапсулированной «вещью в себе».

К счастью, все известные мне новые проекты, включая названные вами, этих опасностей избегают, как минимум, на уровне деклараций. Так что мы можем рассчитывать, что еще увидим их реальное влияние на образование в своих регионах, а потом и во всей стране. И, как следствие, – повышение качества образования для всех.


/ Сибирское Информационное Агентство /
Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "Кадровый голод":
Все материалы сюжета (173)