Новости

«Мы остаемся, работаем и хотим продавать больше». Директор Haval о планах по производству и продажам в России

Китайская марка Haval оказалась среди немногих автопроизводителей, наращивающих поставки и долю на рынке России даже на фоне текущего острого кризиса. О доступности автомобилей, выводе на рынок других брендов Great Wall Motors и конкуренции  рассказал исполнительный директор «Хавейл Мотор Рус» Андрей Акифьев.

— Как вы оцениваете текущие продажи?

— Важно, наверное, посмотреть на индустрию, в которой мы живем. Безусловно, то, что мы исходно планировали, стало достаточно тяжело реализовать, когда рынок резко снизился. Но удалось адаптировать как производство, так и продажи, и то, что происходит сейчас, я бы оценивал достаточно положительно.

Если мы посмотрим в развитии, то увидим достаточно хороший рост. Допустим, в августе продажи выросли на 26% год к году и на 51% к июлю. В сентябре — еще на 15% по отношению к августу. Спрос начинает восстанавливаться и в целом находится в рамках ожиданий, которые мы сформировали где-то в середине года. Компания удовлетворена результатом.

Можно посмотреть подробнее на модель Jolion, потому что для нас она основная…

— Наиболее массовая?

— Да. В зависимости от того, какую статистику смотрите — по «Автостату» или АЕБ, в последнее время от месяца к месяцу Jolion либо вторая, либо третья в топе продаж после Lada. То есть наши действия по продвижению модели приносят неплохой результат. Машина интересна не только для частных покупателей, но и для корпоративных клиентов — в частности, для такси. Может быть, вы заметили: в Москве появилось некоторое количество таких автомобилей. Она подходит и для каршеринга. Плюс машина стала участником программы господдержки, что тоже дало ощутимый результат.

— Какая ситуация со складом? Есть ли дефицит машин?

— Запасы позволяют нашим дилерам продавать объемы, которые нужны. Мы не получаем от них жалоб на нехватку ни по одной из моделей.

— А по конкретным модификациям?

— Разумеется, конкретные модификации могут вымываться. Очень трудно предположить, угадать на полгода вперед, когда начинается цикл планирования, предвидеть наличие тех или иных комплектаций. Какие-то компоненты, безусловно, подвозим, в том числе и воздушной поставкой, но это не всегда возможно. Поэтому отклонение от планов с точки зрения комплектаций бывают, но по моделям, определенному кузову или двигателю они всегда есть в наличии. Разве что из-за резкого роста спроса на Jolion очень сильно вымывается доступная комплектация. Но компания прилагает усилия для покрытия дефицита, в том числе за счет импорта.

— Поэтому вы недавно получили одобрение транспортного средства (ОТТС) с указанием выпуска в Китае?

— Да. По двум позициям, Jolion и Dargo, мы компенсируем нехватку локального производства за счет импорта из-за увеличенного спроса. Это делается точечно.

— Неужели проще привезти готовые машины, чем собрать их в России, доставив комплектующие?

— Есть долгий этап планирования. Для сборки и поставки компонентов он очень большой, поэтому в конкретный момент — да, проще.

— С кем вы сейчас конкурируете в России? Или конкуренция вообще перестала быть актуальным фактором?

— Да, сейчас достаточно сложно сказать, с кем мы конкурируем. Но даже если брать привычную ситуацию, это вопрос позиционирования и отношения покупателя. Мы не всегда совпадаем с основными конкурентами именно по моделям. И задачи конкурировать как таковой нет. Мы демонстрируем сильные стороны своей продукции, качество, что она привлекательна по цене, предлагаем хорошие финансовые условия.

— Что сейчас с производством? Оно сильно ниже, чем в прошлом году?

— Производство подстраивается под объемы продаж. План, который был поставлен на год, это работа в одну смену, что и происходит. Мы делали технологический перерыв, но небольшой, три недели. Обычная перенастройка оборудования. Сейчас завод выпускает ровно тот объем, который мы планировали. Производство в Тульской области составляет порядка 140 автомобилей в день.

— У вас есть понимание, чего ожидать от российского рынка? Как изменится позиция Haval на нем?

— Нам хотелось увеличить присутствие, увеличить долю. Но в ситуации неопределенности планировать трудно. Мы надеемся, что потенциал модельной линейки и наших брендов будет реализован. С другой стороны, готовимся к тому, что производство и поставка должны быть адаптированы под условия, которые будут на рынке в следующем году. Мы действуем аккуратно, но компания ставит амбициозные цели. Мы уже здесь, и нет задачи сидеть и оглядываться. Также надеемся, что и бренд Tank даст некий кумулятивный эффект и повысит интерес и к другим маркам Great Wall Motor.

— Геополитический кризис и общее падение российского рынка не привели к тому, что концерн в целом стал воспринимать его как менее перспективный?

— На сегодня компания не пересмотрела свои планы в России, и запуск нового бренда это подтверждает. Мы не остановили исследовательские работы, не остановили вопросы сертификации, ведем работу по плановым обновлениям текущих моделей, все происходит по плану.

— В 2023 году в РФ появятся другие ваши бренды?

— Много чего находится в работе, но поскольку ситуация меняется достаточно активно, компания сдержанно подходит к коммуникации планов. Это не с точки зрения возможностей, а именно подтверждения планов. Пока мы говорим, что остаемся, работаем и хотим продавать больше и развиваться.

Интервью взяла Ольга Никитина


Полный текст материала на http://www.kommersant.ru/

Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "АВТО":
Все материалы сюжета (208)