Новости / Валюта

Банку России следует повысить ставку минимум до 6%, считают аналитики

К геополитическим рискам в Белоруссии и рискам новых санкций в отношении рубля прибавился новый негатив. Военный конфликт Армении и Азербайджана - это серьезный риск для рубля и турецкой лиры. В войну могут быть втянуты Россия и находящаяся в полубанкротном положении Турция. Развивающийся военный кризис легко может вызвать кризис валют и рынков акций Emerging Markets. В случае масштабного кризиса на Emerging Markers его эпицентром, конечно, будет Турция, считает Александр Разуваев, руководитель ИАЦ «Альпари»:

— Начав год с валютными активами на $74 млрд, к началу сентября Банк Турции имел уже лишь $44,9 млрд. Если вычесть из это суммы резервы коммерческих банков ($44 млрд), то чистые ЗВР Турции практически равны нулю. Недавно Moody’s понизило и прежде «мусорный» суверенный рейтинг Турции до B2 — уровня Руанды и Уганды и предупредило, что страну ждет «масштабный кризис платежного баланса».  Cитуация в Турции приближается к ситуации с Венесуэлой. При практически нулевых резервах внешний госдолг Турции достигает $100 млрд. При этом сам Центробанк должен $50 млрд по операциям своп, в рамках которых он привлекает валюту на денежном рынке. Это означает, что всех валютных резервов банков на счетах в ЦБ не хватит, чтобы расплатиться по долгам регулятора, если тот потеряет возможность пролонгировать сделки.

В случае нового кризиса российский рубль легко может потерять 5-10% от пятничных уровней, а индекс Мосбиржи 10-15%. Таким образом, уже скоро при реализации самого негативного сценария, рубль может опуститься до 86 руб. за доллар, а евро смело перешагнет отметку 100 руб. Конечно, если военно-политические риски уйдут, то рубль может завершить год где-то 70-72 руб. за доллар. С октября Банк России начнет продавать валюту, оставшуюся после сделки с акциями Сбера (185 млрд руб.). Это даст рублю премию примерно в 2 рубля к валютам развивающихся стран.

Однако новая волна пандемии может спровоцировать уход от риска на глобальных рынках. И соответственно новую распродажу. Курс рубля это, прежде всего, вопрос к Банку России. Регулятор может легко стабилизировать курс с помощью интервенций. Международные резервы Банка России – $590,9 млрд. И, конечно, надо возвращать ключевую ставку в озвученный ране таргет 6-7%, при инфляции в 4% она естественна. Не стоит идти путем Турции. Подъем ставки также остановит отток вкладов из коммерческих банков и перевод сбережений в наличную валюту. Думаю, рубль продолжит плавно снижаться в ближайшее время на фоне возрастания кавказских военных рисков.

Естественно, мы против любых административных мер по ограничению движения капитала. Их не ввели даже после дефолта 1998 года. А макроэкономическая ситуация в России намного лучше сейчас чем в далеком 1998 году.


/ Сибирское Информационное Агентство /