Новости / Ценные бумаги

Лимит снижения ключевой ставки ЦБ исчерпан

На пятничном заседании совета директоров Банка России обсуждался вопрос о снижении ключевой ставки или ее сохранении, но на следующем заседании в октябре 2022 года, вероятно, обсуждать придется все три возможных варианта. Новый размер ставки — 7,5% годовых, по мнению ЦБ, это нейтральный уровень, при этом куда именно сдвинется в октябре инфляция — неочевидно, тогда как к началу 2023 года Банк России ожидает скорее усиление инфляционного давления.

Краткосрочный равновесный уровень ключевой ставки выше, чем среднесрочный — это главный тезис с пресс-конференции председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, посвященной заседанию совета директоров по ключевой ставке. Решение ЦБ по ставке рынком угадано точно — 50 базисных пунктов, снижение с 8% годовых до 7,5%.

Глава ЦБ объявила, что этим действием достигнут нейтральный уровень ставки.

Он, по оценкам Банка России, краткосрочно выше, чем среднесрочно — по мере адаптации экономики к новым условиям внешней торговли (санкциям) он, по расчетам ЦБ, должен снижаться. Тем не менее, по крайней мере сейчас, денежный регулятор, по его расчетам, в движении ставки практически достиг ровно той точки, в которой при неизменности прогнозов ее практически не нужно менять: баланс проинфляционных и дезинфляционных рисков, по мнению совета директоров Банка России, сейчас уравновешен. Поэтому в заявлении совета нет привычного указания на то, что на следующих заседаниях будет рассматриваться возможность снижения: само пространство для снижения, по словам Эльвиры Набиуллиной, сильно сократилось, а на заседаниях 18 октября и позже может рассматриваться, в том числе, повышение ставки.

Во внеочередном порядке скорректированы оценки ЦБ годовой инфляции 2022 года — теперь это 11–13%, регулятор рассматривает (но пока не сделал этого) возможность коррекции прогноза по годовому ВВП: сейчас это падение в диапазоне 4–6%. В целом, условно оптимистических моментов в заявлении ЦБ немало: ситуация развивается лучше, чем ожидал регулятор в июле, деловая активность выше прогнозов (хотя и неоднородно). Впрочем, модель ЦБ, в рамках которой он объясняет текущую динамику макропоказателей, заметно усложнилась. «Сегодняшнее слабое инфляционное давление связано с эффектами структурной перестройки экономики. Ранее мы говорили о том, что она преимущественно увеличивает инфляцию. Теперь мы видим, что ситуация сложнее: структурная перестройка может сопровождаться и дезинфляционными процессами. Так, эффекты от санкций на экспорт и импорт могут быть как проинфляционными, так и дезинфляционными и могут менять направленность со временем» — это примерно треть из полной цитаты объяснения председателем ЦБ о том, как могут быть в текущей реальности связаны курс рубля, санкционные ограничения, цены, выпуск и занятость. Вывод из этого довольно сложного момента звучит так: «Мы считаем, что структурная перестройка экономики будет сопровождаться ускорением роста цен, несмотря на отдельные периоды их коррекции».

Иными словами, инфляционные ожидания в сентябре 2022 года, возможно, предвестник будущего увеличения инфляционного давления, поэтому снижение ставки можно условно считать завершенным или по крайней мере завершающимся.

В целом ближайшие несколько месяцев — период неопределенности. Пока из разъяснений Банка России можно без противоречий восстановить две альтернативные картины происходящего.

Первая: будущий краткосрочный (до полугода) рост инфляционного давления есть своеобразный «перегрев» экономики, в которой действие санкций переоценивалось, принятые меры поддержки, возможно, несколько избыточны, ситуация стабилизируется быстрее ожиданий.

Вторая: происходящее — следствие резистентности экономики к санкциям, влияние которых далее будет несколько нарастать, а пик спада сдвигается на начало 2023 года. В этом случае речь должна идти о стабилизации медленнее ожиданий, о большем, чем ожидалось, снижении потенциала роста ВВП при высокой инертности экономики, пока генерирующий выпуск (условно, неравномерно) выше текущего потенциала.

При желании можно подобрать в заявлениях ЦБ аргументы в пользу и той, и другой версии, но, кажется, в Банке России склоняются к первой.

При этом регулятор определенно с некоторой опаской относится к возможному стимулированию роста ВВП со стороны бюджета, которое несет схожие риски и в первом, и во втором сценарии.

В принципе, этот тезис косвенно заявлялся Банком России не раз, но в пятницу Эльвира Набиуллина проговорила его в прямой форме: с точки зрения ДКП ЦБ, объемы денег, производимые бюджетным перераспределением и банковской эмиссией, должны суммироваться — и для недопущения роста инфляции при существенном росте госрасходов Банк России будет вынужден держать ключевую ставку выше.

Дмитрий Бутрин


Полный текст материала на http://www.kommersant.ru/

Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное
Материалы сюжета "Прогноз на 2022: что будет с рублем, долларом и нефтью":
Все материалы сюжета (109)