Новости / Деньги

«Серых» майнеров не пустят за порог. Как борются с нелегальным бизнесом в Иркутской области

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

В селе Мамоны сгорел двухэтажный частный дом: там находилась майнинговая ферма, и провода просто не выдержали нагрузки. Тема «серого» майнинга становится все более острой для Иркутской области. Прошлая зима, когда целые населенные пункты оставались без света, красноречиво показала: сети не справляются. И дальше, как говорят эксперты, будет только напряженнее: новые майнинговые фермы растут как на дрожжах. Как бороться с «серым» бизнесом? Кого может коснуться введение порога потребления электроэнергии, которое предлагают энергетики? Эти вопросы обсудили на площадке «Партнерства Товаропроизводителей и Предпринимателей».

«Пора разобраться с майнерами»

Николай Мельник, генеральный директор ОАО «Саянскхимпласт», президент ИРОР «Партнерство Товаропроизводителей и Предпринимателей», открывая дискуссию, напомнил, что уже 10 лет, с декабря 2011-го, в энергетике существует система перекрестного субсидирования: для населения в отдельных регионах страны созданы преференции – за счет субсидирования промышленностью и другими отраслями.

– Это политическое решение, принятое на федеральном уровне. Поэтому, когда говорят, что в регионе хотят поменять тарифы, надо понимать, что решение принято на уровне Федерации – не нам его и менять. Но есть проблемы, в которых региону необходимо разбираться, – отметил Николай Мельник. – Система субсидирования работала достаточно устойчиво, с выгодой для населения, и не слишком большими убытками для отраслей промышленности и строительства. Предельная величина перекрестного субсидирования в 2020 году составляла 5 млрд 735 млн рублей. Однако в 2021 году ситуация начала кардинально меняться из-за «серого» майнинга.

В конце прошлого года Китай ввел запрет на этот вид деятельности – и весь поток нелегальных майнеров хлынул в Иркутской область. «Серый» майнинг расцвёл в районах, прилегающих к Иркутску, где потребляются огромные мощности по субсидируемым тарифам для населения – 86 копеек на селе и 1,23 рубля в городе.

– Некоторые считают, что майнеры – проблема только энергетиков, которые получили перегруз сетей. Однако надо понимать, что финансовая нагрузка ляжет на плечи легального бизнеса Иркутской области, который будет вынужден будет оплачивать работу «серых» майнеров, – пояснил Николай Мельник. – Объема перекрестного субсидирования в размере 5,735 млрд в этом году уже не хватит. Это значит, что тарифы для бизнеса вырастут. Поэтому в его интересах разобраться с проблемой, когда «серые», потребляя 100-200, а иногда и 600 тыс. кВт в месяц по очень дешевым тарифам, получают сумасшедшие прибыли, не уплачивая никаких налогов. И речь, подчеркну, идет не о тарифах, а об ограничении объемов потребления для «серых» майнеров. Какой порог установить – 10-20 кВт на одно домохозяйство по льготным тарифам – предмет дискуссии. По моему мнению, 20 кВт – более чем достаточно.

«Яблоко для нас одно»

Продолжая тему перекрестного субсидирования, Олег Причко, генеральный директор Иркутскэнерго, отметил, что часто можно услышать глубоко ошибочный тезиc, что энергетикам выгодно повышение тарифов для какой-то отдельной категории потребителей. Так, по его мнению, могут говорить лишь те, кто не разбирается в том, как устанавливаются тарифы для естественных монополий.

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

– Если обычный бизнес самостоятельно формирует цену на свою продукцию, то для естественной монополии ее формирует государство. Определяет экономически обоснованные затраты монополии, добавляет норму прибыли, которую считает нужной, и устанавливает величину тарифа для разных категорий потребителей: для присоединенных по высокому уровню напряжения – один, по среднему – другой. Для нас это условное яблоко, где формируется необходимая валовая выручка. Доли яблока – это категории потребителей, и регулятор сам определяет, сколько выручки мы получим от каждой из них. При перекрестном субсидировании доноры оплачивают тариф за других. Для нас, в общем-то, непринципиально, каким будет тариф для той или иной категории: яблоко как было одно, так и останется, платеж между потребителями просто перераспределится внутри.

По словам Олега Причко, если в 2020 году в Иркутской области величина перекрестного субсидирования составляла 5,7 млрд рублей, то сейчас – из-за «серого» майнинга – эта цифра рискует увеличиться в полтора-два раза. И оплатить ее, по факту, придется оплатить донорам – бизнесу и бюджету региона.

«Я так греюсь»

Ситуация с майнингом в регионе развивается на протяжении пяти лет, говорит Олег Причко. Но пристальное внимание на нее обратили только в 2021 году, когда после введенного Китаем запрета все серые майнеры хлынули в Иркутскую область за дешевой электроэнергией.

– Основная проблема для энергетиков в том, что законодательно майнинга нет. Нет нормативного акта, который бы отнес майнинг к одному из видов предпринимательской деятельности, – и она не облагается налогами. Поставил человек контейнер во дворе дома, напичкал машинками, включил промышленный вентилятор, гул от которого слышен издалека, потребляет до 600 тыс. кВт в месяц и говорит: «Я так греюсь». И мы с этим сделать ничего не можем. В Плишкино, например, один майнер потребляет 193 тыс. кВт в месяц – это 22% всей потребляемой электроэнергии в деревне на почти 500 дворов. Он потребляет в 1,5 раза больше, чем вся исправительная колония в Плишкино, на территории которой находится 13 производственных объектов.

Учитывая, что видом предпринимательской деятельности майнинг не является (в Госдуму вносили законопроект о признании – но безрезультатно), на территорию домохозяйства зайти без санкции прокурора и судебного решения невозможно, поясняет Олег Причко.

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Кроме того, законодательно исчерпывающий перечень, что есть жилищно-коммунальная услуга, не сформулирован, поэтому, например, разделить объемы потребления между ЖКУ и майнингом тоже невозможно.

– Единственная зацепка, которую электросетевые компании использовали до определенного времени, – превышение договорных нагрузок. Но сейчас майнеры поумнели: они абсолютно легитимно оформляют разрешения на договорные нагрузки сверх льготируемых государством 15 кВт и присоединяются к сети. Отказать им мы не имеем права, – рассказал Олег Причко.

По его мнению, именно цепочка «дыр» в законодательстве позволяет этой категории потребителей действовать абсолютно безбоязненно и потреблять энергию в огромных объемах по льготным тарифам населения уже на протяжении нескольких лет.

«Настоящие «ягодки» появились сейчас»

Что проиcходит сегодня с энергопотреблением в Иркутской области? Если говорить языком цифр, то меняется структура, говорит Олег Причко.

80-82% домохозяйств Иркутской области по-прежнему укладываются в величину потребления 373-380 кВт*часов в месяц. А вот в категории с объемом потребления свыше 6000 кВт*часов в месяц происходят значительные изменения. Если в 2017 году количество таких потребителей в регионе было 6 226, то в 2020-м стало 7 919 (+27%). Объемы потребления в этой категории в 2020 году, по сравнению с 2017-м, выросли практически в 1,5 раза, с 836 млн кВт*час до 1,2 млрд кВт*час в месяц.

Однако это были «цветочки», настоящие «ягодки» появились в 2021 году.

– По этой категории мы видим гигантский, лавинообразный рост. Число потребителей за полгода выросло до 14 тысяч. Объем потребления вырос в 1,5 раза, в пересчете на год это 9,3 млрд кВт*часов. Можно, конечно, предположить, что у нас в регионе резко увеличилось благосостояние и выросло число высокообеспеченных людей. Но данные Росстата не подтверждают эту гипотезу, – рассказал Олег Причко.

«Платить придется донорам»

Что будет дальше? Какие последствия будет иметь рост «серого» майнинга, рассуждает Олег Причко.

– По факту, все, что потребляют «серые» майнеры по тарифам для населения, придется оплатить донорам. Им стоит задуматься в первую очередь. Так, бюджетная система Иркутской области, как один из доноров перекрестного субсидирования, до прошлого года теряла 90-95 миллионов рублей. При этом примерно 110-120 миллионов рублей бюджетная система недополучала в виде налогов от промышленных потребителей, которые несли нагрузку по перекрестному субсидированию. То есть до текущего года мы оценивали экономические потери бюджета примерно в 200-220 млн рублей. С учетом реалий 2021 года, ущерб для бюджетной системы увеличится до полумиллиарда рублей. При этом для энергетиков «яблоко» цело.

К серьезным последствиям расцвета «серого» майнинга можно отнести перегрузку сетей, риск аварийных отключений для целых населенных пунктов.

– Я и сам живу в деревне, вокруг майнеры, нахожусь в зоне риска и знаю, что такое остаться без отопления. Помните, что было прошлой зимой с отключениями в Хомутово, Урике? Эта зима будет еще более сложной, – убежден Олег Причко.

«Пора вводить порог»

Что делать с «серыми» майнерами? По мнению Олега Причко, самое простое – определить порог, который подавляющему большинству домохозяйств в Иркутской области достичь нереально, а для выявления любого «серого» майнинга будет достаточно. Такие решения были реализованы в республике Крым и Симферополе.

–15 кВт – величина мощности, которую любой домовладелец вправе присоединить по льготному тарифу 550 рублей, то есть практически бесплатно. 15 кВт присоединенной мощности, учитывая коэффициент неравномерности потребления, дают 7 560 кВт*часов в месяц. Мы предлагаем установить его. Это в 20 раз больше, чем в среднем потребляют домохозяйства региона (370-380 кВт*часов в месяц). При этом необходимо учесть особенности нашего региона в части электрообогрева жилья и на зимние месяцы предусмотреть не менее 12 000 кВт*часов в месяц на один дом. 99% домохозяйств Иркутской области этого порога не достигают никогда. Я, например, живу в своем доме площадью 200 квадратов с электроотоплением и за 10 лет ни разу даже близко не подобрался к 7 560 кВт месячного потребления. Но под ограничение адресно попадут именно «серые» майнеры, – резюмировал Олег Причко.

Тема борьбы с «серыми» майнерами вызвала бурную дискуссию. Участники «Партнерства Товаропроизводителей и Предпринимателей» живо откликнулись и на предложение энергетиков по ограничению объемов потребления. Многие живут в своих домах и смогли примерить его на себя. Не все согласны с тем, что введение «порога» решит проблему. Копать надо глубже, уверены предприниматели.

«Майнят все»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Владимир Котоманов, президент Ангарского союза промышленников и предпринимателей:

– Мы обсудили тему майнинга среди предпринимателей на ангарской площадке. Пришли к единому мнению, что «серых» майнеров, конечно, надо поприжать.

Но что греха таить, майнят все. Я бы обратил внимание, что одни имеют одну-две машинки и майнят в домохозяйствах для поддержания штанов, обогревая гараж, дом, а другие – в более крупных объемах. В чем разница?

Вот недавно в деревне Еланка приехали с проверкой, пошли по дворам, стали измерять потребление. Деревенские люди юридически не подкованы, поэтому честно вытащили свои 100 машинок, сдали. Это одна ситуация.

Другая – майнят на бывших промплощадках, автобазах, заводах ЖБИ, куда были заведены мощности. Фактически там давно предпринимательской деятельности не ведется, но все площадки и цеха заняты майнерами. И сейчас они потребляют такие объемы, какие не потребляли во времена своей бурной деятельности. С точки зрения энергетиков, все чисто: подключение разрешено, нагрузка рассчитана. Но, с другой стороны, меня, как предпринимателя, не может беспокоить ситуация, что этот бизнес не платит налогов.

Может, надо обратить внимание не только на частные домохозяйства, но и на производственные площадки?

Что касается порога для домохозяйств, то, возможно, имеет смысл установить не 15кВт, а 30 кВт, а далее – по более высокому тарифу. Ведь тем, кто установил бойлер и прочие приборы, будет сложно вписаться в 15 кВт.

«Одни браконьеры, а другие их поймать не могут»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Андрей Лабыгин, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Иркутской области:

– Я считаю, это не проблема Иркутскэнерго и майнеров. Одни браконьеры, а другие их поймать не могут, потому что не обладают никакими полномочиями. Проблема серьезнее: мы не можем навести порядок с новым видом предпринимательской деятельности, когда миллиарды зарабатываются незаконно. Я считаю, усилия надо направить на регламентирование деятельности майнеров, как сделали это наши друзья в Китае.

Те, кто майнит, признаются, что и 4 рубля готовы платить при такой цене биткойна, это выгодно. А когда они платят по тарифам сельской местности, по 80 копеек, они получают супердоходность.

Тема тарифов – всегда резонансная. У нас все политики готовы взяться за Байкальск, аэропорт, за что угодно, но тарифы – это всегда табу.

Что касается величины порога, который предлагают ввести для выявления «серых» майнеров, то к любым ограничениям надо подходить дифференцированно. Вот я, например, ничего не майню, но у меня в доме порядка 10 тысяч кВт в месяц уходит.

«Надо бить в колокола»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Николай Хиценко, заместитель губернатора Иркутской области (2010–2013), вице-мэр Иркутска (2008–2010):

– Я живу в садоводстве, расскажу, как мы выявили недавно «серого» майнера. Увидели в садоводстве, что с нагрузкой стало плохо. Пришли, проверили, увидели, что майнер установил новый автомат, заменили на автомат, соответствующий 15 кВт, – на этом его майнинг и закончился. Важно самому населению быть бдительнее, чтобы не допускать перегруза сетей. Правда, майнер наш не сильно расстроился: говорит, что в садоводстве – это мелочи, а вот в Хомутово у него контейнер стоит.

Я прекрасно понимаю, что такое перегруз сетей, в мэрии занимался этим вопросом. Это серьезная проблема. Надо обращаться к депутатам Госдумы, Законодательного Собрания. Почему тема три года замалчивается? Надо бить в колокола.

«Надо узаконивать майнинг»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Геннадий Нестерович, депутат Заксобрания Иркутской области:

– Надо узаконивать майнинг, тарифы для них должны быть выше, налоги они обязаны платить. Но с этой границей надо быть очень осторожными, потому что альтернативы электроотоплению у населения нет. В сельской местности машина дров раньше стоила 3-4 тысячи, а сейчас 14 тысяч рублей, да и по этим ценам дров нет. И угля тоже нет.

Благосостояние людей улучшается: водопровод, душевые кабины, котлы, канализация. И 15 кВт сегодня – это уже мало. Поэтому подходить к установлению порога надо системно и дифференцированно.

«Серый майнинг вызывает оторопь у малых предпринимателей»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Дмитрий Баймышев, депутат ЗС Иркутской области, председатель СД Иркутский масложиркомбинат:

– Вообще «серый» майнинг, который не платит никаких налогов, вызывает оторопь у малых предпринимателей, находящихся под жестким надзором.

Тарифы трогать не надо. Что касается установления порога для «серых» майнеров, то подходить надо взвешенно: в одном доме живут два человека, в другом – десять.

В целом, я за то, чтобы направить майнинг в легальное русло. Давайте Усолью дадим киловатты, пусть там устанавливают все майнеры свои машинки и платят налоги.

«Можно посмотреть на майнинг как на зону развития»

<p>Фото: Андрей Фёдоров</p>

Фото: Андрей Фёдоров

Игорь Бычков, научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН:

– «Серый» майнинг наносит урон не только энергетике региона, но и косвенно нам: стоимость вычислительной техники выросла на порядок. Я поддерживаю активизацию работы по юридическому определению, что такое майнинг. Но также предлагаю посмотреть на майнинг как на зону развития, например, технопарков в регионе. Это может быть нашим преимуществом.

Наверное, это нехорошо, когда на промплощадках майнят, но они все равно входят в зону ответственности предприятий, там есть контроль с точки зрения размещения мощностей. А вот у меня дом в СНТ, не хочется, чтобы все время электричество вылетало, провода на это не рассчитаны. Действительно, присоединение 15 кВт по льготной цене – это огромное благо. Наши тарифы –  большое преимущество, пусть майнят, дополнительно платят энергетикам, в бюджет. Решение этой проблемы вижу в первую очередь в легализации.


/ Сибирское Информационное Агентство /
Материалы сюжета "#биткоин #криптовалюта Биткоин, криптовалюты, блокчейн. Новая нефть России?":
Все материалы сюжета (484)