Новости

Петр Щедровицкий: «Вы развиваете не город, а промышленную периферию»

Вторая часть лекции Петра Щедровицкого была посвящена Иркутску и влияющим на него общероссийским экономическим тенденциям. Посмотреть на город и регион с точки зрения развития его предпринимательской и социальной среды было не только интересно, но и очень полезно, тем более, что выводы напрашиваются более чем серьезные.

Никакой специфики, отличающей Россию от других стран, нет

– Я считаю, что никакой особой специфики и логики, отличающей ее от истории других стран, у российской истории нет. Логика та же – логика догоняющих индустриализаций. И важным элементом общего смысла является то, что сейчас мы находимся ровно в такой же ситуации, в которой находился Николай I. Мы стоим на пороге новой промышленной революции, мы к ней точно так же не готовы, и в этом плане многие структурные параметры ситуации, например, российский экспорт, в том же состоянии – это экспорт «человеческого сырья».

Искусственное и естественное

– Разбежку, различия между тем, что мы хотели получить и тем, что мы получили реально, можно категориально ухватить, используя представления об искусственном и естественном. Есть часть условий, которые мы сумеем сформировать, – это искусственные преобразования, а есть совокупность условий, на которые мы повлиять не можем. Это естественные процессы. Баланс между естественными и искусственными факторами есть важнейшая характеристика действия. Интуитивное соотношение искусственного и естественного детерминирует допустимость цели. Это лежит в основе любого успешного проекта и замысла.

Для федерального чиновника все, что происходит на территориях – естественно, а то, что делает он – искусственно. А для регионального чиновника все, что происходит в федеральном центре – естественно как ветер, буря, дождь. А искусственным будет то, что он делает. Для предпринимателя динамика рынка естественна, а его проект – искусствен.

«Город» – это не про промышленное производство

– Все производственные проекты в первые сто лет существования Иркутска заканчиваются банкротством. Почему? Понятно почему – проблемы недостатка населения и транспорта. Нет критической массы для формирования кластера. Производство вообще не могло сложиться здесь. Оно умирало. Но это совершенно не мешает развиваться городу. Город – это не про промышленное производство, а про городских жителей.

Отчизна донкихотов

– Численность иркутского купечества выросла с 77 в 1875 г. до 5000. Доля купцов выше среднесибирской в 2,5 раза. Создаются важнейшие инфраструктурные элементы: навигационная школа, адмиралтейство, формируется огромное количество торговых кампаний, кампаний по освоению территорий.  По словам Сперанского, Иркутск – отчизна донкихотов. «В Иркутске есть сотни людей, которые были на Камчатке, на Алеутских островах, в Америке с женами и детьми…». Естественно, Российско-Американская компания была образована здесь. А потом они сдуру попросили помощи у государства. И произошел перевод с коммерческих на политические рельсы.

Но это не мешало развитию Иркутска. Город становится самым богатым в Сибири и одним из самых богатых в России. На тот момент здесь было промышленных предприятий 34, увеселительных – 150, торговых – 628.  Это была креативная экономика. Даже пожар 1879 года не смог остановить его развитие. За следующие 15 лет было построено 2000 домов.

Дальше вы знаете

– В 1913 году в Иркутске предпринимателями было 16% горожан, в 1924 – 8,5%, в 1928 – 4,6%, а в 1939 – 0%. Вместо этого у нас появляются рабочие, служащие и кооперированные крестьяне. Их зарплаты не позволяют во что-либо вкладываться. Даже содержать собственное жилье не позволяет.  Городом по большому счету никто не занимается. Он растет своим естественным ходом вокруг промышленных предприятий. И на сегодняшний день представляет собой архипелаг из шести городов, каждый из которых  есть территория, выросшая вокруг нескольких предприятий, которые там искусственно были размещены. Там нет жителей, нет «податного населения», одни работники.

Советская власть задачу уничтожения буржуазии решила. Однако добровольно сюда никто переехать кормить мошку не хотел. Поэтому тут было размещено 29 ГУЛАГов.

Военно-промышленный комплекс и всё остальное

– СССР построил систему, в которой из каждых следующих 100 тонн производства, например, металла, 99 оставались в контуре производства этих 100 тонн. Совершенно понятные проблемы: низкая производительность труда, очень низкая степень социального обслуживания населения, 61-е место по обеспеченности жильем, экологические проблемы, дефицит женского населения, изношенность основных фондов на 46%.

Академик Еременко: «В СССР возникло два несвязанных между собой контура разделения труда – ВПК и все остальное». Первый рос довольно хорошими темпами,но вынужден был создавать дублирующие предприятия по всей технологической цепочке. А второй контур  был совершенно неэффективен.

И Африка, и силиконовая долина

– Академик Еременко: «Любая страна в мире на чем-то специализируется и занимает место в мировой системе разделения труда. А СССР строит замкнутую масштабную систему. В итоге он воспроизвел на своей территории все проблемы мирового хозяйства. В нем одновременно существовала и своя Африка, и своя, условно, Силиконовая долина». Но у таких разных территорий будут абсолютно разные интересы. Вы их не сможете «сшить».

Вместо транснациональных компаний новые министерства

– В 1947 году проводится знаменитая конференция по изучению производительных сил в области и намечается стратегическая концепция освоения природных ресурсов. Как вы понимаете, до сих пор многое сохраняется и работает. Опасность размещения промышленного производства в городе уже понятна. В этом смысле повторять неудачный опыт Красноярска никто не хотел. Поэтому эти предприятия вынесли за пределы города – построили Ангарск и Шелехов. В мире в этом время создаются транснациональные компании, а у нас – свистопляска: то министерства, то совнархозы, то главки то комитет по науке и технике, то ТПК.

С упорством, достойным лучшего применения

– Структура производства в регионе почти не поменялась с советских времен – с 1985 года. И ВВП – соответствующий. И если посмотреть на то, какие проекты вы сейчас развиваете, можно увидеть, что вы с упорством, достойным лучшего применения, продолжаете развивать не город, а промышленную периферию. И это всё либо недострои советского периода, либо проекты второй промышленной революции. А эта деятельность низкомаржинальна при любых применяемых технологиях, потому что это деятельность уходящей экономической эпохи.

В развилке пространственного развития

– Вы не в безвоздушном пространстве. Вы в общей ситуации развилок пространственного развития страны. И они выглядят просто:

1. «Естественный тренд – «все в Москву». Если ничего не делать, то через 10-15 лет в гигагороде Москва – Санкт-Петербург будет жить 55-60 млн человек.

2. Если этому тренду пытаться противопоставить  агломерации, то где их делать? Есть естественные аттракторы – крупные и не очень города, расположенные близко друг к другу, которые можно связать скоростным транспортом. Самый крупный – волжский: восемь городов-миллионников.

Но вы (Иркутск) не входите ни в один перечень приоритетных агломераций со своими двумя городами – промышленными центрами, которые специально создавали отдельно, а теперь хотите агломерировать. Серьезный вопрос. Нарастить население до трех млн здесь практически невозможно. А населенные пункты с населением меньше будут «обезлюдивать» естественным порядком. 

Есть альтернативная модель

– 1. Образование гигагородов с населением больше 15 млн чел. Это сценарий «архипелаг городов» Китайцы создают урбанизированный регион на 100 млн человек. Японцы построили дом на 100 тыс. чел. Я  из 20 гигагородов 18 объехал «ногами» и могу сказать, что я их не люблю. Но в них есть смысл – там совмещаются системы разделения труда второй промышленной революции и третей. Это невозможно спроектировать, нужно создать критическую плотность. Этот человеческий реактор производит, в том числе, новые системы разделения труда.

2. Инновационный город, который тоже инкубирует новую систему разделения труда, но за счет другого механизма – за счет искусственного создания технологических компаний и конвейерного их производства. Например, Кэмбридж 5000 произвел таких технологических компаний.  И создает  их по 500 в год. Лёвен создает каждый день 1 компанию. 120 тыс жителей, из них 50% - студенты.

Без предпринимателей ничего не получится

– Если вы не можете делать что-то конкурентоспособное, то вы заинтересованы в протекционизме, чтобы хотя бы насытиться зачет внутреннего рынка.

А поскольку администраторы не способны решить ни одну задачу, без предпринимателей – ничего не получится.


/ СИА /
Материалы сюжета "Петр Щедровицкий в Иркутске":
Все материалы сюжета (6)