Новости

Николай Буйнов, ИНК: Начинается газовая история Яракты

<p>Николай Буйнов, Председатель Совета директоров Иркутской нефтяной компании.<br />
Фото: А.Федоров</p>

Николай Буйнов, Председатель Совета директоров Иркутской нефтяной компании.
Фото: А.Федоров

«Мы бурили в самом центре месторождения, а получили вместо нефти воду, – вспоминает Николай Буйнов, Председатель Совета директоров Иркутской нефтяной компании. – Конечно, нашлись скептики, заявившие: «Ваша Яракта – кот в мешке, фикция и пустая трата денег». И действительно, все начиналось непросто, но со временем все стало на свои места». Сегодня Ярактинское месторождение – основной актив компании, из его недр извлекают более двух третей от общего объема добычи группы компаний ИНК. О том, как развивалось месторождение, какие трудности пришлось преодолеть, что ждет впереди, руководство компании рассказало на праздничном вечере, посвященном 50-летию открытия Ярактинского месторождения, на который были приглашены ветераны разведки и добычи, люди, благодаря которым стала возможна эта история.

В существование нефти в Восточной Сибири мировая наука не верила

В 50-е годы прошлого века геофизика и геохимия только начинали развиваться. Послевоенной стране нужны были углеводороды, их искали и за Уралом, и в Западной Сибири. А в существование нефти в Восточной Сибири мировая наука не верила, вспоминают геологи.

«Казалось невероятным, чтобы в кембрийский период (а это около 600 млн лет назад), когда, как считали многие ученые, жизнь на Земле только зарождалась, могли появиться организмы, из которых впоследствии образовалась нефть, – говорит руководитель корпоративного  музея ИНК Людмила Чернявская. – Однако нашлись ученые: Иван Михайлович Губкин, его ученик Василий Сенюков и другие, которые, вопреки всему научному миру, считали, что нефть, причем нефть древнейшая, в Восточной Сибири есть. И эта гипотеза получила полное подтверждение в 1937 году, когда геологическая экспедиция Василия Сенюкова получила первую кембрийскую нефть на одной из скважин Кучугуй-Беляхской структуры у реки Тоулба.

Благодаря инициативе Василия Сенюкова был разработан и утвержден план опорного бурения, согласно которому в пятидесятые годы прошлого века в нашей области начали бурить скважины, изучать керны, сравнивать пласты. И хотя у геологов были карты с отмеченными на них прогнозно нефтегазовыми районами, работать приходилось практически наугад.

<p>Людмила Чернявская, руководитель корпоративного музея ИНК.<br />
Фото: А.Федоров</p>

Людмила Чернявская, руководитель корпоративного музея ИНК.
Фото: А.Федоров

В отличие от полезных ископаемых, которые лежат в земле миллионы лет на одном и том же месте, нефть способна наводить «охотников» на ложный след и не находиться, несмотря на долгие, «влетающие в копеечку» поиски. Месторождение – это совсем не то место, где действительно рождается нефть, – рассказывает Людмила Чернявская. – Нефть зарождается в осадочных породах, а затем мигрирует по коллекторам: породам с высокой пористостью и проницаемостью. Для того чтобы добывать нефть, мало найти ее следы. Нужно найти ловушку из непроницаемых пород, которая не позволяет нефти мигрировать дальше, а аккумулирует ее в одном месте».

Новая нефтяная провинция

Первая скважина, в которой обнаружилась нефть, была пробурена в 1962 году, вблизи села Марково. Это была обычная опорная скважина, не предназначенная для добычи или даже для разведки. Геологи получили мощный фонтан неожиданно. Столб нефти с огромным с давлением вырывался из-под земли на 50-метровую высоту, дебит нефти составлял тысячу тонн в сутки – говорили очевидцы. С этого события началось развитие новой нефтегазовой провинции. 

«Открытие Марковского месторождения послужило толчком для расширения поисков и разведки углеводородного сырья на севере Восточной Сибири, – говорит Людмила Чернявская. – Были открыты еще несколько месторождений нефти и газоконденсата: Даниловское, Дулисьминское, Верхне-Чонское, Ковыктинское. А также Ярактинское, которое сегодня является основным добывающим активом ИНК и наполняет сырьем российский нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан». 

Не верили, что освоим

Промышленную добычу нефти на Ярактинском месторождении начали в 1992 году. Работы вела нефтяная компания «Венд». Затем – «УстьКутнефтегаз». Финансирования не хватало, поэтому создать инфраструктуру для интенсивной работы на месторождении не удалось. За период с 1992 по 2000 год на Яракте было добыто всего 95 тысяч тонн нефти.

<p>Фото: А.Федоров</p>

Фото: А.Федоров

«Не секрет, что в 90-е годы сложилось так, что в хаосе геологи оказались забыты, – говорит Николай Буйнов. – Та деятельность, которой занималось огромное количество людей, стала как будто ненужной. Однако были и те, кто верил. Кроме работников «Востсибнефтегазгеологии», которые вложили душу и здоровье в открытие этого и не только этого месторождений, я бы вспомнил компанию «Венд» и ее руководителя, Владимира Ильича Кокорина, который первый поверил в Ярактинское месторождение. Он привлек в свою веру моего отца, Буйнова Михаила Леонидовича. Отец, если честно, сомневался в том, что мы сможем освоить такие запасы. Но мы смогли. И мы благодарны тем, кто пришел до нас. Спасибо вам за то, что такая история случилась».

Кот в мешке

В начале 2000-х, с приходом Иркутской нефтяной компании, Ярактинское месторождение получило достойное развитие. Были построены эксплуатационные скважины, сеть нефтегазопроводов, установки подготовки нефти и газа, дороги. Задачи буровиков осложнялись тем, что нефтеносные пласты в Восточной Сибири залегают гораздо глубже, чем в Западной Сибири. Кроме того, потребовалось осваивать горизонтальное бурение. Но даже в этом случае успех не был гарантирован.

<p>Фото: А.Федоров</p>

Фото: А.Федоров

«На бурение первой ярактинской скважины ушло 177 дней, но скважина попала в разлом. До нефти так и не добрались, – вспоминают геологи. – Этот результат не мог не вызвать разочарования. Деньги были затрачены большие, кредитные. Всех волновал один вопрос: а есть ли реально на Яракте рассчитанные запасы нефти?».

«Степень изученности тогда была очень низкой. Первая промышленная скважина оказалась водонасыщенной, – говорит Николай Буйнов, – Бурили в самом центре месторождения, а получили вместо нефти воду. Конечно, нашлись скептики, заявившие: «Больше 3 млн тонн запасов вряд ли наскребется, ваша Яракта – кот в мешке, фикция и пустая трата денег». Со временем все стало на свои места. На хорошие места».

Нефть дала вторая по счету скважина. Хороший дебит показали и следующие за ней. Буровое направление заработало.

«На Яракте нефть находится на глубине более 2,5 км, – рассказал Виктор Белобородов, занимавшийся в те времена проектированием объектов на месторождениях. – Причем бур сначала заходит в породу вертикально, а затем под определённым углом уходит в горизонталь. Геологическое строение пласта тоже непростое: он подвижный, неустойчивый, в нем встречаются пустоты, что чревато поглощением оборудования.

<p>Виктор Белобородов.<br />
Фото: А.Федоров</p>

Виктор Белобородов.
Фото: А.Федоров

Конечно, начинать было сложно, – говорит он, – непроходимая тайга, летом гнус, зимой морозы. Но геологи – народ стойкий. Раньше не было таких технологий, которые сейчас применяют. Мы начинали с вертикального бурения, горизонтальное только развивалось. Но с вертикальной скважины дебиты небольшие. Горизонтальное бурение мы начинали со 100 метров. Сейчас горизонтальные стволы доходят до 2000-2500 метров, нефтеотдача пласта улучшается, коэффициент извлечения нефти намного выше. Если бы мы не пошли этим путем, то столько нефти не смогли бы добыть. Еще бывают скважины, которые не интерпретированы, они могут оказаться пустыми. Это лишние затраты времени и средств. Поэтому мы постоянно занимались доразведкой, уточняли запасы».

Бриллиант в надежных руках

Несмотря на все сложности, ИНК увеличивала добычу: с 70 тыс. тонн в 2003 году до 166 тыс. в 2006-м, и в 2011 году преодолела планку в 1 млн тонн. Постепенно увеличился парк буровых установок, выросло количество буровых бригад. К своему пятнадцатилетию ИНК добыла 15-миллионную тонну нефти. А по итогам 2018 года объем добычи углеводородного сырья достиг планки в 9 млн тонн.

<p>Фото: А.Федоров</p>

Фото: А.Федоров

«Сейчас на Ярактинском месторождении достигнута максимальная добыча. Месторождение находится в прекрасной форме, там реализуются новейшие технологии по извлечению нефти, по поиску и разведке. Ваше открытие находится в надежных руках, – обратился Сергей Зимин, главный геолог ИНК, к ветеранам. – Вашей волей, вашими усилиями вы подарили нашей стране уникальное месторождение, которое является бриллиантом среди равных».

География месторождений ИНК уже вышла за пределы Иркутской области, но  Ярактинское месторождение по-прежнему остается основным активом компании. Сама же она является крупнейшим налогоплательщиком Иркутской области. По итогам 2018 года объем перечислений компании в консолидированный бюджет региона составил 20,5 млрд рублей, а ее доля в формировании доходной части областной казны достигла 12%. Кроме того, занимаясь производственной деятельностью, ИНК направила на социальные проекты свыше 450 млн рублей. 

«Сегодня Ярактинское месторождение – это наш основной актив, на который приходится две трети добычи. 12% бюджета Иркутской области – это налоги ИНК, и во многом это ваша заслуга: именно вы когда-то заложили основу, которая сейчас дает возможность жить всей Иркутской области более достойно, чем было бы без вас, – говорит Николай Буйнов. – Огромный вклад в открытие месторождения внесли главные геологи ГУГП «Востсибнефтегазгеология» Владимир Самсонов и Борис Рыбьяков, главный геолог ГГП «Иркутскгеофизика» Марк Мандельбаум, начальник Ленской геологоразведочной экспедиции Борис Фукс, главный геолог Ленской геологоразведочной экспедиции Леонид Овченков, геолог Борис Осташевский и многие другие специалисты. Мы собрались сказать спасибо всем тем, кто работал на этих месторождениях до нас».

Начинается газовая история

Сейчас на базе Ярактинского месторождения ИНК реализует беспрецедентный по масштабам и ресурсам газовый проект, итогом которого станет строительство в Усть-Куте завода полимеров. От реализации этого проекта ожидается мощный социально-экономический эффект.

<p>Фото: А.Федоров</p>

Фото: А.Федоров

«50 лет – это огромный срок, – завершая торжественную часть праздника, сказал Николай Буйнов. – И для жизни месторождения тоже. Ничто не бывает вечным. Не за горами тот день, когда нефтедобыча на Ярактинском месторождении начнет снижаться, но не за горами и тот день, когда развернется газовый проект. Он стартовал в прошлом году, и мы планируем, что в 2021 году он выйдет на полную мощность. Снижается нефтяная часть – начинается газовая история».

Наталья Понамарева, Газета Дело


/ СИА /