Новости / Популярные финансы

Аркадий Стародубцев: «Я инвестирую исключительно в себя, ведь я и есть бизнес»

Как стать человеком-брендом? Сколько стоит хороший имидж, узнаваемость, известность? Как артисты выживают в кризис? А как – отдыхают? Об этом и многом другом журналист портала SIA.RU пообщался с Аркадием Стародубцевым, автором-исполнителем, шоуменом, продюсером, известным уже далеко за пределами Иркутска.

Про банки. Долго и плотно я работаю с двумя банками. Для бизнеса – это Росгоcстрах, там у меня открыт расчетный счет уже более 10 лет. Всё нравится: оперативность решения технических вопросов, уровень обслуживания, приятный персонал. 

Как частное лицо сотрудничаю со Сбербанком, держу дебетовую карту Аэрофлот. Надеюсь однажды накопить достаточное количество миль и купить билеты из Москвы до Милана или Праги. 

Кредиты на развитие бизнеса я беру в УРАЛСИБ банке. 

Про кредиты. На развитие бизнеса, как правило, не всегда хватает собственных средств, а для того, чтобы визуализировать и продвигать мои продукты – сборники альбомов – нужны серьезные вложения. У меня нет спонсоров и партнеров, которые вкладывали бы в это дело деньги. Приходится брать на себя. В прошлом году я воспользовался кредитом в УРАЛСИБ банке, чтобы снять клип «Бывшая». Бюджет клипа получился достаточно большим: арендовали драмтеатр им. Н.П.Охлопкова, задействовали огромное количество людей – ведущих солистов балета Иркутского музыкального театра, камерный оркестр, музыкальную группу… и мне потребовалась финансовая помощь.

В целом я положительно отношусь к кредитам. Конечно, это риск, но он заставляет мобилизоваться, быть более дисциплинированным, выполняя ежемесячные обязанности по платежам. 

Про банковские карты. Лет 15 назад одна элегантная дама мне сказала: «Аркаша, у тебя обязательно должен быть кошелек, который должен закрываться на замочек или на кнопочку. Деньги должны быть закрытыми». А я тогда носил наличность в кармане джинсов. Сейчас я вообще не пользуюсь наличными, потому что это некомфортно. Деньги, «закрытые» на карточках, – намного удобнее. Можно в одно касание расплачиваться, и мне это очень нравится. Да и ощущения уже не те от наличных денег. Как вспомню: лечу за границу, а в кармане «котлета» из пяти тысяч долларов и в душе непередаваемое ощущение, что я могу позволить себе всё, что угодно. Сейчас такого нет (улыбается).

Про инвестиции. У меня были попытки делать и другие проекты, связанные с ресторанами и автомобилями, а потом я осознал, что я сам являюсь тем продуктом, который меня никогда не подведет. Поэтому я инвестирую исключительно в себя, ведь я и есть бизнес. Имя и фамилия – это мой бренд. Вкладываться нужно много, ведь у меня несколько направлений работы: исполнительская деятельность, проведение и организация мероприятий.

Я на виду у всех, и для меня важно, чтобы обо мне говорили хорошо. Каждая работа – это перспектива, каждый клиент – это общественное мнение. 

На пустом месте, без вливания финансов, создать имидж не получится. Часто коллеги-музыканты меня спрашивают: «А как? А сколько?». Отвечаю: «Много»» (смеётся).

Кроме того, мне приходится летать по области, презентовать себя. Никто не знает, сколько это стоит денег, да и не узнает никогда. В это вкладываются миллионы рублей…
Организовать гастроли по Иркутской области, в Питере и Москве – затратное дело, не всегда инвестиции оправдываются.

Про расходы. Мои расходы напрямую связаны с инвестициями. Внешний вид – это уже половина успеха. В 2002 году я сшил себе невероятно дорогой белый смокинг, какого вообще ни у кого в городе не было. Я тратил деньги на туфли, на аксессуары, на дорогие часы, на дорогую парфюмерию... Всё уходило в имидж. Даже не скажу, сколько денег было потрачено, потому что клиенты повторялись, и мне приходилось каждые полгода покупать новые костюмы. Я летал в Турцию, и на год вперед закупался костюмами, рубашками, бабочками, туфлями. Сейчас у нас с этим, конечно, проще, но и расходы на себя увеличились в несколько раз: мне уже за 40, и нужно выглядеть на 100%. Тренажерный зал, правильное питание, косметические услуги отнимают огромное количество денег, а стоматология – вообще отдельная статья расходов.

Про первые деньги. В школе я собирал бутылки вдоль берега реки, на даче. Мыл, вез, сдавал – и зарабатывал свой первый рубль. В 14 лет мыл полы в нотариальной конторе на первом этаже своего дома, работал дворником, почтальоном. Потом была практика в вагонном депо, где я остался работать фрезеровщиком второго разряда. Мальчик-пианист, которому строго запрещено было что-то делать руками! С удовольствием это вспоминаю это время (улыбается). На первые заработанные деньги я купил себе спортивный костюм, это было очень модно (улыбается).

В девятом классе работал в пришкольном трудовом лагере, потом начался институт, и работать стало некогда. А потом грянули 90-е. Мне пришлось окунуться в атмосферу рынка. Началось предпринимательство: вещи, продукты, Москва, Турция, Китай... Я даже перегонял автомобили из Владивостока и центральной части России.

В 1998 году, будучи студентом училища, я провел юбилей у знакомого. Мне это дело понравилось, хотя я никогда не думал, что это мое призвание. Потом последовало второе мероприятие, за ним и третье… Зарплата в училище у меня составляла 700 рублей, а за одно мероприятие мне платили 500. То есть, я мог проводить четыре мероприятия в месяц, и это позволяло мне содержать семью, развиваться, покупать оборудование. Тогда-то я и понял, что нахожусь на своем месте.

Про путешествия. Я очень люблю свою работу, Конечно же, я отдыхаю, однако проходит пара дней и меня снова тянет к делам. Родные возмущаются, что мы приехали отдыхать, а я, начиная примерно с третьего дня, снова весь в звонках, переписках, обсуждаю новые проекты (смеется).

Что касается мест, я не особо притязателен в этом плане. Как правило, я отдыхаю на популярных курортах: в Таиланде, Вьетнаме, Турции. Самая запоминающаяся поездка была в Аргентину в 2013 году, ездил смотреть танго-шоу. Также есть четыре страны, в которых я никогда не был, и которые хочу обязательно посетить: Италия, Чехия, Америка и Куба.

Про кризис. Мы, артисты, напрямую зависим от мероприятий, их количества.

В 1998 году я потерял большое количество денег на продаже маршрутного такси, тогда параллельно занимался транспортом. Условно говоря, купил я машину за 12 тысяч долларов, а продавать пришлось за три. Тогда мне на пути встретились американцы, которые пригласили меня работать вместе с ними в христианскую общину, где я вел хоровое пение. И только благодаря этому у нас были деньги на питание.

2008 год тоже был очень тяжелым. Из десяти запланированных мероприятий у меня отменялись пять, а новые заказы не шли. Я понимал, что на что-то придется жить в 2009 году. Тогда ещё у меня был кредит на квартиру, взятый в банке ВТБ, приходилось выплачивать довольно крупную сумму.

2014-й год тоже можно назвать провальным. Вроде только оправились от предыдущего кризиса – бац – новый! У людей денег нет, мероприятий, соответственно, тоже нет, пришлось сильно затянуть пояса, урезать все расходы, какие только можно было. Но мы пережили и это.

На самом деле ничего страшного в кризисе нет. Жизнь продолжается, его нужно просто перетерпеть. В конце концов, всегда есть банкинг. Да, это риск, но я готов на этот риск, потому что я уверен в себе и в том, что то, что я делаю.


/ СИА /
Материалы сюжета "Популярные финансы":
Все материалы сюжета (40)