Новости

Предсказавший кризис 2008 года видит высокие риски его повторения в 2020 году

Нуриэль Рубини, известный американский экономист, профессор экономики Нью-Йоркского университета, являющийся одним из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов и предсказавший кризис 2007-2009 годов, опубликовал статью, в которой раскрывает основные факторы высокого риска рецессии и нового глобального кризиса.

"В странах с развитой экономикой лицам, определяющим денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику, не хватает инструментов, необходимых для реагирования на очередной крупный спад и финансовый кризис. Хуже того, в то время как миру больше не нужно беспокоиться о жестких монетарных взглядах ФРС, сейчас есть еще более серьезная проблема.

Прошлым летом мой коллега Брунелло Роза и я определили 10 потенциальных рисков экономического ослабления, которые могут спровоцировать рецессию в США и в мире в 2020 г. 9 из них все еще остаются актуальными.

Многие из них связаны с Соединенными Штатами. Торговые войны с Китаем и другими странами, наряду с ограничениями миграции, прямых иностранных инвестиций и передачи технологий, могут иметь серьезные последствия для глобальных цепочек поставок, увеличивая угрозу стагфляции (замедление экономического роста с одновременным усилением инфляции). И риск замедления американской экономики стал более острым, когда стимулы от налогового ослабления 2017 года исчерпали себя.

Тем временем американский фондовый рынок в целом продолжал стремиться вверх с момента нашего первоначального комментария. И есть дополнительные риски, связанные с ростом новых форм долга, в том числе на многих развивающихся рынках, где значительная часть заимствований выражена в иностранной валюте.

Поскольку способность центральных банков выступать в качестве кредиторов последней инстанции становится все более ограниченной, неликвидные финансовые рынки подвержены «внезапным крахам» и другим сбоям. Одним из таких факторов нестабильности может выступать президент США Дональд Трамп, у которого может возникнуть соблазн создать внешнеполитический кризис с такой страной, как Иран. Это способно укрепить внутренние электоральные позиции Трампа, но также может вызвать нефтяной шок.

За пределами США по-прежнему вызывает беспокойство хрупкость экономического роста, обремененного долгами Китая и некоторых других развивающихся стран, равно как и экономическими, стратегическими, финансовыми и политическими рисками в Европе. Хуже того, во всех странах с развитой экономикой набор инструментов для реагирования на кризис остается ограниченным. Денежно-кредитные и фискальные интервенции и поддержка частного сектора, использовавшиеся после финансового кризиса 2008 г., просто не могут быть применены сегодня с тем же эффектом.

Десятым фактором, который мы ранее рассмотрели, была политика ФРС в отношении процентных ставок. После их повышения в ответ на проциклический фискальный стимул администрации Трампа, в январе американский регулятор изменил данный курс. Заглядывая в будущее, ФРС и другие крупные центральные банки с большей вероятностью будут снижать ставки, чтобы справиться с различными шоками мировой экономики.

Хотя торговые войны и потенциальные всплески нефтяных цен представляют собой риск со стороны предложения, они также угрожают совокупному спросу и, следовательно, росту потребления, поскольку пошлины и более высокие цены на топливо уменьшают располагаемый доход. С такой большой неопределенностью компании, скорее всего, решат сократить капитальные расходы и инвестиции.

В этих условиях достаточно серьезный шок может привести к глобальной рецессии, даже если центробанки отреагируют быстро. В конце концов, в 2007-2009 годах ФРС и другие регуляторы агрессивно реагировали на шоки, вызвавшие мировой финансовый кризис, но они не предотвратили «Великую рецессию». Сегодня ФРС начинает с базовой ставки всего лишь в 2,25-2,5%, по сравнению с 5,25% в сентябре 2007 года.

В Европе и Японии центральные банки уже находятся на территории отрицательных ставок и столкнутся с ограничениями того, сколь глубоко они могут опуститься ниже нулевой границы. А с раздутыми в результате последовательных циклов количественного смягчения (QE) балансами центральные банки столкнутся с аналогичными ограничениями, если они вернутся к крупномасштабным покупкам активов.

Касаясь ситуации с госбюджетами, большинство развитых стран сейчас имеют более высокий дефицит и более значительный государственный долг, чем до глобального финансового кризиса, что оставляет мало места для стимулирующих расходов. И, как мы с коллегой утверждали в прошлом году, «спасение финансового сектора будет недопустимым в странах с возрождающимися популистскими движениями и почти неплатежеспособными правительствами».

Среди рисков, которые могут вызвать рецессию в 2020 году, заслуживает особого внимания американо-китайская торгово-техническая война. Конфликт может обостриться еще несколькими способами. Администрация Трампа может принять решение о распространении пошлин на оставшийся импорт из Китая на более чем $300 млрд. Или возобновить запрет Huawei и другим китайским компаниям использовать американские компоненты, что может привести к полномасштабному процессу деглобализации, поскольку компании будут пытаться защитить свои цепочки поставок. Если это произойдет, у Китая есть несколько вариантов ответных мер против США, например, закрытие своего рынка для американских транснациональных корпораций, таких как Apple.

При таком сценарии удар по мировым рынкам будет достаточным, чтобы вызвать глобальный кризис, независимо от того, что будут делать ключевые центробанки. Учитывая нынешнюю напряженность, которая уже ослабляет доверие бизнеса, потребителей и инвесторов и замедляет глобальный экономический рост, дальнейшая эскалация способна привести к мировой рецессии. И, учитывая масштабы частного и государственного долга, это, вероятно, приведет к очередному финансовому кризису.

И Трамп, и китайский лидер Си Цзиньпин знают, что в интересах их стран избежать глобального кризиса, поэтому у них есть стимул найти компромисс в ближайшие несколько месяцев. Тем не менее обе стороны все еще усиливают националистическую риторику и принимают меры по принципу «око за око».

Кажется, оба лидера считают, что долгосрочная экономическая и национальная безопасность его страны может зависеть от того, чтобы не отступить от своих позиций перед лицом новой холодной войны. И если каждый из них искренне верит, что другой первым даст слабину, риск разрушительного столкновения действительно высок.

Возможно, лидеры Китая и США встретятся во время саммита G20 28-29 июня в Осаке. Но даже если они согласятся возобновить переговоры, до всеобъемлющей сделки по урегулированию многочисленных взаимных претензий будет еще далеко. По мере того, как обе стороны отдаляются друг от друга, пространство для компромисса сокращается, а риск глобального спада и кризиса в и без того хрупкой глобальной экономике возрастает".

По материалам project-syndicate.org