Газета Дело

От Октябрьской революции – к революции технологий

В этом году отмечается 111 лет Иркутской областной типографии №1. Столь почтенным возрастом может похвастать далеко не каждая иркутская компания, а цифра «1», ставшая символом типографии, трижды повторяется в дате. Учитывая это, мы продолжаем  изучение  истории  предприятия.

Продолжение. Начало в № 4 (31).

Поражение в русско-японской войне тяжело сказалось на экономике Иркутска. Размещение раненых в городе, спад производства, дороговизна, снижение покупательской способности населения – все это отразилось на жизненном уровне иркутян, в том числе и работников типографии. Иркутск не стал сибирским революционным центром и избежал участи многих сибирских городов, где  революционные выступления были жестко подавлены карательными экспедициями. Стачечное движение, которое нередко  начиналось именно в типографиях, где коллективы отличались грамотностью и сплоченностью, охватило и Иркутскую губернию. В 1905 году работники типографии В. М. Посохина потребовали и добились восьмичасового рабочего дня, увеличения заработной платы, недельного отдыха в летнее время. Но эти волнения были всего лишь первыми предвестниками грядущего переворота.

В январе 1917 года в Иркутске было распространено воззвание с требованием прекращения мировой империалистической войны и свержения самодержавия. Случившийся переворот напрямую отразился и на типографии имени В. М. Посохина. В конце 1919 года дело Макушина и Посохина было объявлено общенародной собственностью. Владимир Михайлович  Посохин уехал в Харбин еще до Октябрьской  революции  и больше не вернулся в Россию. Петр Иванович Макушин скрывался от репрессий большевиков в Иркутске. Архивные документы рассказывают, что в мае 1920 года в библиотеке-читальне «Советский уголок»,  где он работал библиотекарем, Петр Иванович был арестован сотрудниками иркутского ЧК и провел трое суток в заключении «по недоразумению», а умер в 1924 году на своей родине в Томске.

С января 1920 года начался новый период в истории типографии. В первые годы советской власти из-за общей разрухи в стране, малой потребности в полиграфических изделиях  количество  рабочих пришлось значительно сократить. Единственными заказами типографии оставались газета «Власть труда» и  бланочная продукция, изредка выпускались брошюры, изготавливались беловые товары.

Только 10 лет спустя типография потихоньку начала возвращаться к прежним объемам производства. Благодаря проводимому  в те годы повышению общей культуры населения, борьбе с неграмотностью в стране резко увеличивалось количество учащихся. Одновременно возросли и потребности в учебниках, книгах, а газеты стали необходимостью не только в городе, но и на селе. Во всех этих грандиозных делах важную роль играла печать. На типографию легла большая нагрузка по выполнению заказов вузов, книжного издательства и «Союзучетиздата». Подобного  предприятия, имевшего подходящие технические возможности  для этого, в городе больше не было.

В то же время формировался и большой объем книжных заказов. В 1931 году по постановлению Восточно-Сибирского крайкома партии в городе было создано Иркутское краевое государственное издательство, которое разместилось в здании типографии на третьем этаже и работало  здесь около двадцати  лет. А сама типография вошла в состав треста «Полиграфкнига» ОГИЗа (ОГИЗ – Объединение государственных книжно-журнальных издательств), находившегося в Москве, и получила название «Типография ОГИЗа треста «Полиграфкнига» со специализацией по выпуску книжной продукции для вновь организованного книжного издательства. Она начала выпускать книги и брошюры различной тематики крупными тиражами.

Выпуск книжной продукции ежегодно увеличивался. Это, разумеется, требовало соответствующего обновления технической базы предприятия. «Вплоть до 1940-х годов ежегодно в типографии вводилось в строй новейшее оборудование, проводилось обучение работников, – рассказывает директор Иркутской областной типографии №1 Вячеслав Правенький. –  В 1932–1933 годах был построен литографский цех красочной печати, где  установили  четыре литографские машины. До 90% красочной продукции приходилось на выпуск этикеток для чаепрессовочной фабрики, винзавода и других предприятий, грамот, плакатов, обложек для книг и брошюр». В 1933 году был организован цех фотоцинкографии, решивший вопрос об обеспечении всех книжных работ штриховыми и растровыми клише. В 1936 году была установлена первая фальцевальная машина, высвободившая около двух десятков ручных фальцовщиков переплётного цеха. Вместо наборных машин «Типограф» были установлены машины «Линотип», внедрение которых было, по сути, революцией в наборном деле. Все  книжные издания, а также таблицы и часть бланочных работ стали набираться на машинах. Текстовое отделение, где книги набирались вручную, было ликвидировано.

В это время фактическая потребность в услугах типографии стала в разы превышать возможности предприятия. Возник вопрос о реконструкции типографии и надстройке здания. Были уже начаты работы по проектированию, однако завершить их не успели – началась Великая Отечественная война...  Но об этом – в следующем номере.

Анна Смирнова


ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Вячеслав Правенький, директор Иркутской областной типографии №1:

«Вплоть до 1940-х годов ежегодно в типографии вводилось в строй новейшее оборудование, проводилось обучение работников. В 1932–1933 годах был построен литографский цех красочной печати, где  установили  четыре литографские машины. До 90% красочной продукции приходилось на выпуск этикеток для чаепрессовочной фабрики, винзавода и других предприятий, грамот, плакатов, обложек для книг и брошюр».