Газета Дело

Мастер гостеприимства. Что нужно сделать, чтобы президент страны пожал вам руку?

Далеко не каждому, даже очень известному россиянину, удаётся лично рассказать президенту страны о своих, пусть и масштабных, проектах. Иркутскому предпринимателю и путешественнику Анатолию Казакевичу удалось. Правда, для этого ему нужно было победить в конкурсе «Мастера гостеприимства», доказав, что проект туристической экосистемы «Сфера Байкала» – лучший более чем из 20 тысяч заявок со всей России! Какую реальную пользу принесёт предпринимательскому сообществу встреча с Владимиром Путиным? Что такое – группа компаний «Сфера Байкала»? Чего больше в сфере гостеприимства – бизнеса или энтузиазма? И почему современного предпринимателя вдохновляет пример иркутских купцов позапрошлого века? Анатолий ответил Газете Дело на эти и многие другие вопросы.

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

Встреча с продолжением

Анатолий, чем запомнилась встреча с главой государства? Я, например, слышала, что у него очень тяжёлый взгляд, который сложно выдержать.

– Встреча прошла в рамках заседания наблюдательного совета АНО «Россия – страна возможностей». Эта организация с помощью большого количества конкурсов по разным направлениям («Мастера гостеприимства» – один из них) выявляет талантливых и неравнодушных людей, чтобы поддержать их, помочь реализовать им свои проекты, направленные на развитие страны. И наш разговор с Путиным был максимально дружелюбным. В конце встречи он всем участникам пожал руку.

Я не могу сказать, что у Владимира Владимировича жесткий взгляд, но он у него невероятно глубокий – ощущение, что смотрит прямо внутрь тебя. Энергетика просто мощнейшая.

Как вы думаете, какую практическую пользу будет иметь это событие?

– Я верю нашему президенту. 26 марта я не только рассказал ему о наших туристических проектах, но и обозначил два проблемных вопроса: первый – барьеры для предпринимателей, и второй – поддержка молодёжного и детского туризма в стране. По первому вопросу он предложил изложить всё более детально в письме, а по второму – уже  29 марта на заседании правительства РФ премьер-министр Мишустин дал поручения соответствующим ведомствам. Так что работа началась и там, и у нас: мы провели стратегическую сессию, в которой принимали участие около 50 предпринимателей и представителей власти Иркутской области и Бурятии: обсудили предложения президенту, и сейчас наша задача - с помощью юристов грамотно их сформулировать.

<p>kremlin.ru</p>

kremlin.ru

На встрече с Путиным вы сказали, что для реализации туристических проектов вам не нужна финансовая поддержка, что средств хватает даже внутри региона. Непривычно это слышать, потому что предприниматели в таких сферах, как туризм, отдых, развлечения, чаще говорят о том, что денег нет.

– Поясню, почему так сказал. У нас, конечно, есть острейшая необходимость государственного финансирования инфраструктуры, и в обращении к Владимиру Владимировичу перечисляются все инфраструктурные проекты, которые нужны для развития туризма на Байкале: очистные сооружения, дороги, набережные, причальные сооружения и прочее. Это большой исчерпывающий список, который мы прорабатываем уже больше десяти лет.

А с точки зрения инвестиций в турпроекты, никакие внешние финансовые вливания не нужны по одной простой причине: когда люди, живущие в регионе, сами вкладываются в его развитие, – это более устойчивая структура, чем когда это делают внешние инвесторы. К примеру, построит крупная иностранная компания отель на 300 номеров, куда будут идти основные налоговые отчисления? Региону? Нет. Кто будет работать в этом отеле, местные? Не факт. Тогда какой экономический смысл от этого? А когда вкладываются местные предприниматели, они обеспечивают работой себя, людей, которые живут рядом, платят налоги в местную казну. Это один момент. Второй момент связан с экологией. Мы здесь живем и любим свой край, потому что это наш дом, и мы заинтересованы в будущем. Когда приходит внешний инвестор с одним желанием – просто «срубить» денег, у него вопросы экологии не стоят, потому что ему не важно, каким будет будущее нашего региона через 20-30 лет.

А вы можете привести пример, в какие проекты готовы вкладываться предприниматели Иркутской области?

– Это уже многие существующие реализованные проекты парков в Иркутске и Ангарске, в  которые за последние несколько лет инвестировано уже более 400 млн рублей и развитие продолжается. Из перспективных и масштабных проектов – у нас есть крупный проект «Байкальский квартал», который мы планируем реализовать в Байкальске и на который необходимо почти 5 миллиардов рублей частных инвестиций. Но эти деньги есть в регионе. Есть достаточное количество предпринимателей – из нефтедобывающей, строительной и других отраслей, которые готовы вкладываться в этот проект. Но Байкальску нужна сопутствующая инфраструктура, потому что без пирсов, благоустройства территории, обустройства объектов показа ничего не получится. Ну, построим мы на каком-то ограниченном участке «город-сад», а если вокруг разруха, то он не сработает. Нужно всё делать комплексно, и это возможно только в рамках государственно-частного партнерства.

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

«Все проекты – как пазлы одной картинки»

На Байкале сейчас реализуется несколько крупных экологически-туристических проектов – от Сбера, от En+ и ВЭБ. Какие-то шаги предпринимают власти. У вас свой комплексный инвестиционный проект развития туризма в Байкальском регионе  – «Сфера Байкала». Как они соотносятся между собой?

– Ни один из этих проектов не дублирует друг друга. Развитие территории – это, на мой взгляд, несколько слоев работы совершенно разного уровня, которую могут реализовывать разные организации и разные люди.

Безусловно, есть государственные задачи, и на их решение направлены все действия ВЭБ.РФ. Он заказал мастер-план по Байкальску, который захватывает и территорию особой экономической зоны, и муниципалитет, и прилегающие земли. Такую работу не может сделать даже субъект Федерации, не то что предприниматели. ВЭБ, как госструктура, также берёт на себя финансирование благоустройства Байкальска, инвестиции в реконструкцию БЦБК, утилизацию отходов комбината и т.д.

Второй важнейший слой – кредитование и финансовая поддержка проектов, чем занимается Сбер. Самостоятельно он не реализует туристические проекты, его задача – предоставление кредитов малому и среднему бизнесу, который занимается туризмом и сопутствующими услугами на байкальской территории. Сбер отчасти взял на себя функцию модератора по развитию туризма в целом, и это супер, что такой ресурс включился в процесс развития региона.

Роль же группы компаний «Сфера Байкала» – создание туристических сервисов на участках, которые можно использовать в коммерческих целях. Это развлечения, питание, спорт, услуги размещения, мероприятия и другие.

И это вообще отдельный «слой», в который могут включаться и другие компании, и более того – уже включаются. К примеру, в регион готова зайти крупная федеральная структура, которая занимается водными круизами. У неё есть намерение организовать регулярную перевозку пассажиров водным транспортом (суда на воздушных подушках от 40 мест), в том числе по маршруту Иркутск – Листвянка – Байкальск.

Все эти проекты – как пазлы, которые собираются в общую картинку, и каждый в ней выполняет свою роль. И роль малого бизнеса здесь ключевая: к примеру, услуги бани крупный бизнес не умеет организовывать, частный владелец сможет обеспечить лучше сервис. Наша задача найти профессионалов каждого дела и создать все условия для развития бизнеса партнера.

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

 «Сфера Байкала» – это 12 проектов. Расскажите коротко, какие из них уже реально работают?

– Всё началось в 2007 году с туроператора «Байкалов» – компании, которая специализируется на организации индивидуальных путешествий с максимальным качеством отдыха по территории всего Байкала – как в Иркутской области, так и в Бурятии.

Второй проект – спорт-парк «Поляна», которым я занялся в 2012 году. Земельный участок (с момента обращения в администрацию) получили в аренду сроком на 20 лет в 2014-м, тогда же согласовали план благоустройства, летом 2015-го появились первые объекты.

В 2016-м стартовал третий проект – парк-набережная «Солнечная дорога». Сейчас мы реализовали его пятую часть. А весь проект – это 2,5 километра пешеходных дорожек с инфраструктурой и благоустройством 26 га от водно-спортивного комплекса «Солнечный» до пристани «Ракета». Срок аренды этого участка – 35 лет.

<p>Парк-набережная «Солнечная дорога». Фото из архива компании</p>

Парк-набережная «Солнечная дорога». Фото из архива компании

Многие знают наш проект экспедиции «Байкал - Аляска: путь сибирских купцов». За три летних сезона 2017-2019 годов мы уже прошли на надувном парусном катамаране от Байкала до Аляски 15 000 км – даже президент удивился, как это нам удалось их преодолеть на таком плавсредстве.  Проект будет развиваться дальше: в этом году планируем экспедицию через Байкал, Селенгу по Амуру на Шантарские острова и обратно.

<p>Экспедиция "Байкал-Аляска". Фото из архива компании</p>

Экспедиция "Байкал-Аляска". Фото из архива компании

Экспедиция масштабировалась из общественного проекта в создание инфраструктуры в городе – строительство тематического парк-отеля «Байкал - Аляска», который будет представлять собой два корпуса из временных сооружений. Каждый номер в отеле мы планируем посвятить конкретной точке на маршруте экспедиции и таким образом дать гостям возможность совершить собственное мини-географическое путешествие по пути от Байкала к Аляске – по Лене, Охотскому морю, вдоль Камчатки и Чукотки, Алеутских островов, Кадьяка до Ситки – бывшей столицы Русской Америки. Инвесторы могут приобретать гостиничный модуль, земельный участок под которым предоставляется в субаренду. Договор регистрируется в ФРС. Прогноз окупаемости – 5 лет, и это выгоднее, чем доходность от квартир. По первому корпусу уже забронировано 65% номеров – в Иркутске много людей, которые готовы вкладывать 1-3 млн руб. в объекты с быстрой окупаемостью. И каждого из инвесторов также мотивирует понимание того, что большая часть их денег идёт на улучшение города.

<p>Фото из архива компании</p>

Фото из архива компании

«Байкальский квартал» – ещё один важный, крупный и амбициозный проект, о котором я уже говорил. Готовим к открытию историко-тематический парк развлечений «Острог» в Ангарске, в ближайшем времени стартует проект «Ангара-парк» в Иркутске – рядом с «Поляной». В прошлом году мы сделали мастер-план, согласовали его с администрацией города, если всё будет хорошо – надеюсь, в следующем году начнётся благоустройство. По задумке это будет ландшафтный дендропарк, где все развлечения и услуги сосредоточатся в закрытых помещениях, чтобы работать в круглогодичном формате. Мои дети – их у меня трое – говорят, что им нужны какие-то необычные сооружения, в которых было бы тепло зимой. Вроде бы прописные истины, но в нашем климате тёплое общественное пространство особенно важно, да и коммерчески оно эффективнее.

Правильно понимаю, что инвесторы, заходя в ваши проекты, вкладываются в некапитальное строительство?

– Все мы хотим отдыхать у воды, и это нормально. Но все рекреационные зоны и парки находятся в водоохранной зоне, а здесь строительство капитальных сооружений запрещено. Мы неоднократно обсуждали с нашими архитекторами вопрос временных сооружений, в частности тех, что были построены в Иркутске 20-30 лет назад: их 100-процентно пора снести, потому что мир уже другой. А каким будет мир ещё через 20 лет? Будет ли тогда актуально то, что мы построим сейчас? Не факт. Тем более мир становится более динамичным, молодежь старается уйти от собственности в шеринговую экономику. К тому же, схема работы с временными сооружениями, с точки зрения законодательства, во многом проще в плане и разрешительной документации, и требований к объекту. Хотя как компания, у которой  в регионе одна из самых больших практик по временным сооружениям, мы видим в этом вопросе много неоднозначности. Поэтому на эту тему мы вместе с Агентством стратегических инициатив РФ, общественным представителем которого я являюсь в Иркутске, тоже прорабатываем предложения для президента по улучшению делового климата и законодательства. Изменения в законе – очень сложный вопрос, потому что даже одна запятая влияет на массу процессов по всей стране, и тут важно не махать шашкой, а делать всё очень аккуратно.

«Цель у нас одна – развитие региона»

Что самое сложное в таких больших и разноплановых проектах, как «Сфера Байкала», где представлен и туризм, и гостиничный бизнес, и парки отдыха, и развлечения? Как вы всё это увязываете?

 – На самом деле сфера деятельности у нас одна – это развитие территории через развитие туризма. Все наши проекты направлены на то, чтобы сделать привлекательнее Иркутск, улучшить качество жизни горожан.

Предприниматели разные, конечно, но, я считаю, когда каждый профессионал и занимается своим делом и при этом все друг друга дополняют, тогда и появляется что-то большее, качественное. К примеру, в парке «Поляна» у нас есть партнер в лице Федерации волейбольного спорта Иркутска, которая постоянно обеспечивает наполнение площадок,  проводит турниры, в общем работает со знанием дела. Мог быть другой сценарий – мы бы сами разровняли волейбольную площадку и поручили администратору выдавать в аренду сетку и мяч. Что интереснее – когда этим занимается компания-профессионал или работа просто для галочки? И так с каждым из 15 объектов в «Поляне».

<p>фото - А. Федрова</p>

фото - А. Федрова

Какие принципы управления и организационной структуры заложены в ваши проекты? Существует ли коллегиальный орган принятия решений?

 – Мы предоставляем вполне конкретные услуги, в данном случае это оформление субаренды земельного участка, проектирование и согласование проектов, их продвижение. Большая часть проектов находится в управлении предпринимателей, некоторыми мы управляем самостоятельно, а инвестор получает пассивный доход. По каждому парку есть управляющая компания, но все решения по развитию каждой территории принимаются коллегиально. Примерно раз в квартал мы встречаемся с резидентами, чтобы обсудить какие-то предложения, утвердить планы. Бывают и спорные моменты, и разные мнения, но в итоге принимается более взвешенное решение. Такая общая деятельность обязательно нужна, потому что помогает решать многие вопросы, даже с точки зрения оптимизации затрат: ведь 15 человек это сделают лучше, чем один.

«Иркутск пока мало привлекателен»

Почему вы занимаетесь в основном  проектами в Иркутске, а не на Байкале? 

– Дело в том, что стратегически наиболее эффективно и выгодно, чтобы турист проводил большее количество ночей в Иркутске, а не на берегу Байкала, потому что основная нагрузка на экологию происходит именно в момент ночевки: туалеты, души, ужины-завтраки, стирка и прочее. Массово жить можно только там, где есть инфраструктура, нельзя жить долго в местах, где нежная экосистема. Лучше из Иркутска съездить на два дня на Ольхон и вернуться в город, потом отсюда отправиться на Шумак, потом в Байкальск или Мамай, потом день провести на КБЖД. Тогда мы сможем снять рекреационную нагрузку с Байкала, которая растёт и будет расти дальше. Но «оттянуть» трафик можно, только чем-то заинтересовав туристов в Иркутске. А он для наших гостей пока мало привлекателен.

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

На ваш взгляд, почему?

– В Иркутске очень мало общественных пространств. Городу нужна единая набережная, и у нас есть проект кольцевого маршрута, который соединяет «Поляну» и Якоби, проходит через плотину ГЭС (у En+есть проект её благоустройства), выходит на «Солнечную дорогу», затем на Лисихинскую набережную, в исторический центр города и на Академический мост. Это примерно 15-20 км, которые мы сами «детально» ногами прошли.  Объём работы по благоустройству – огромный, но это нужно делать, многое даже и на общественных началах. Важна цель - чтобы в итоге в Иркутске сформировались комфортные условия и для гостей, и для местных жителей. Потому что если рассчитывать только на въездной  трафик – будут убытки в межсезонье.

Помимо этого в Иркутске нужны современные объекты показа, а наши музеи, например, не дотягивают до международного уровня. И мы продвигаем эту тему, пытаясь реализовать две основные инициативы: по реконструкции старейшего в мире ледокола «Ангара», на которую требуется примерно 140 млн руб., и по музею Русской Америки в  здании на улице Сурикова, 24, которому более двухсот лет. Совместно с клубом «Байкальские стратегии», в котором я состою, мы регистрируем занимаемся темой Русской Америки и концепцией музея.

То есть, это не коммерческий проект?

 – Конечно. Это исключительно общественная инициатива с нашей стороны, чтобы подтолкнуть и запустить процесс. Далеко не каждый пазл экосистемы развития туризма это коммерческий элемент. 

Еще один сложный вопрос – особо охраняемые природные территории, ставящие под сомнения любые инвестиции на Байкале. Это тоже вас останавливает?

– Конечно, останавливает, потому что реализовать какой-либо проект на берегах озера, кроме как в особой экономической зоне, нельзя. Но и есть проблема – необходимость дополнительного бюджетного финансирования на реконструкцию и приведение в порядок Байкальска, который до недавнего времени  был «общежитием» при БЦБК и на курорт мирового уровня совсем не похож. Поэтому требования к его благоустройству должны быть существенно выше, чем даже к центру Иркутска, так как уровень комфорта в Байкальске должен удовлетворить гостя, который, условно говоря, выбирает между Байкалом и Норвегией.

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

А по ООПТ сейчас идёт работа в Минприроды РФ и в нашем нацпарке, и прогнозируется, что с осени этого года нацпарк сможет законно предоставлять земельные участки в аренду для ведения какой-то хозяйственной деятельности и для размещения временных сооружений. Здесь ведь серьезнейшей проблемой остаётся то, что все поселения на берегах Байкала сейчас входят в границы нацпарка, а все разрешения на строительство объектов, которые были выданы муниципалитетами, по сути признаны незаконными. Насколько я знаю, вынесено больше 50 судебных решений по Иркутской области о сносе гостиничных объектов, зачастую хороших.

Не хотите об этом тоже написать Путину?

– Пишем. И готовим предложения по улучшению процедур и требований.

Второй важнейший вопрос, который мы однозначно внесём в письмо президенту, – организация очистных сооружений на Байкале. По существующему законодательству, чтобы осуществлять сброс стоков в Байкал, их нужно очищать до состояния дистиллированной воды. Подобные технологии существуют в мире, но они безумно дорогие (цена очистки – около 10 руб. за 1 л). В итоге их никто не устанавливает. При этом есть оборудование, которое при правильном использовании очищает стоки до 98%, и есть заключения специалистов, что это не вредит экосистеме Байкала.

Пока же у нас получается, что выгребную яму на берегу Байкала ты можешь выкопать, а построить очистное сооружение – нет. А возить ЖБО нереально, никто не будет это делать, потому что очень далеко. Все фекалии будут в кусты сливать, как сейчас часто и происходит. Ещё вариант – не менять закон, а предоставить федеральное финансирование на вывоз ЖБО и ТБО с удалённых территорий с учётом экологических ограничений.  И мы предлагаем решение проблемы именно в таких двух вариантах

<p>Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова</p>

Анатолий Казакевич. фото - А. Федрова

«И горы свернуть, и океаны перейти»

А почему вы делаете ставку на парки? Этим, по идее, должен заниматься муниципалитет, а у вас предпринимательские проекты, частные инвестиции, коммерческий интерес.

– Да всё просто на самом деле. Я начал этим заниматься, потому что мне хочется, чтобы Иркутск был современным городом с качественными местами отдыха. Я знаю примерно бюджет Иркутска, он крохотный, к сожалению. Мне эта работа нравится, я получаю от неё огромное удовлетворение. К примеру, «Поляна» была заброшенным пустырем, мы привели это место в порядок, создали инфраструктуру, проводим мероприятия. Несколько тысяч детей и взрослых теперь здесь отдыхают. Наверное, это больше всего меня мотивирует, потому что развитие парков – очень сложный процесс, заниматься торговлей, к примеру, в разы проще и коммерчески более эффективнее.

Вы верите, что группой предпринимателей можно горы свернуть?

– И горы свернуть, и океаны перейти –  все что угодно можно сделать, если люди сильные. Вопрос в целях. Если у людей цель – развитие региона, конечно, да. И большим объединением предпринимателей можно сделать больше, нежели отдельной какой-то крупной финансовой структурой.

Анатолий, вы часто говорите, что вас вдохновляет пример иркутских купцов прошлых столетий. Хотите так же, как они, прославиться в веках?

– Такой  цели у меня нет. Меня привлекает не слава, а амбициозные проекты. Если говорить о купцах, я внимательно изучал, как они вели свою деятельность: по сути они делали девелоперские проекты. Когда говорят, что Аляска была наша, это не совсем точно: на её территории Российско-Американской компании принадлежали отдельные объекты, под строительство которых купцы выкупили земли у местных жителей. Выражаясь современным языком, купцы делали логистические пункты для обеспечения добычи пушнины и организации хранения и транспортировки товара. По большому счету на тот момент это было одно из крупнейших коммерческих предприятий в мире. Поэтому, если мы сможем выйти со своими проектами на международный уровень – условно говоря, построить на Аляске парк «Поляна» с отелем «Байкал - Аляска» и рекламировать американцам Байкальский регион, чтобы они приезжали сюда, – это будет прекрасно. Почему нет? Но, у России пока сложные политические отношения с США, и там намного сложнее вести бизнес, чем у нас. Так что это – в дальней перспективе.

www.baikal.team


Материалы сюжета "Почему на Байкале нет туристического рая?":
Все материалы сюжета (336)