Газета Дело

Специфика нестандартного проекта: сдержанность, технологичность, прозрачность. Алексей Бельков (СТБ Проект) о «Японском квартале»

«Это очень нестандартный проект для нашего города, – характеризует концепцию «Японского квартала» Алексей Бельков, руководитель иркутского филиала ООО «СТБ Проект» – партнёра архитектурного бюро «Kengo Kuma & Associates» в Иркутске. – Например, визуально мы видим в проекте семь самостоятельных зданий, которые расположены на шестиметровом стилобате. Но с точки зрения всех конструктивных моментов – это один объект, одно здание общей площадью 60 тыс. кв. метров. И это требует сложных проектных и технических решений». Нашему изданию Алексей рассказал о некоторых особенностях будущего многофункционального комплекса.

Замыслы и реальность

В первую очередь Алексей отметил, что концепцию проекта «Японского квартала» необходимо было привести в соответствие с существующими законами и нормами.

– Всемирный  архитектор, конечно же, не обязан знать специфику российского законодательства, он живёт теми решениями, которые видит исходя из ситуации. И задача нашей компании – максимально перенести весь его замысел на действующую нормативную базу, чтобы реализовать проект практически в том же виде, в каком его задумал автор. В итоге не должно было выйти так, что мы получили от Кенго Кума один проект, а в процессе согласований он стал совсем другим.

Сейчас все основные проектные решения уже принципиально проработаны и согласованы, но в процессе поиска были моменты, когда приходилось доказывать японским коллегам из «Kengo Kuma & Associates», что какие-то вещи сделать невозможно, и вместе с ними искать другие решения.

Кроме того, нестандартные проекты вызывают неоднозначную реакцию даже у профессионального сообщества, говорит Алексей. И в этом смысле проекту японского архитектора тоже приходится преодолевать определённое сопротивление.

Пространство без заднего двора

Кенго Кума. Фото: Strelka Institute for Media, Architecture and Design / СС-BY-2.0Кенго Кума. фото: Strelka Institute for Media, Architecture and Design/СС-BY-2.0

Одна из идей, которую заложил Кенго Кума в своём проекте и которую доработали и развили специалисты «СТБ Проект»,  – максимальная  воздушность, проницаемость и естественная освещённость общественного пространства в стилобатной части комплекса.

– С одной стороны, это будет достигаться за счёт высоты стилобата, которая наиболее подходит для общественных зданий, торговых центров, потому что площадь этих помещений не 20-30 «квадратов», а 100-200-300, и для таких габаритов стандартная высота 3,5 метра – слишком низкая, – пояснил Алексей Бельков. – С другой стороны, вдохновившись местом, где будет расположен комплекс, Кенго спроектировал его так, что у общественного пространства нет заднего двора: практически с любой точки внутри стилобата видно либо городскую застройку, либо набережную, либо сквер. 

Важную роль здесь также играет максимальное витражное остекление по всему периметру стилобата. Этим общественное пространство квартала будет кардинально отличаться от привычных нам торгово-развлекательных центров, с закрытым периметром, вдоль которого расположены торговые объекты.

Кроме того, чтобы добавить освещения сверху, на крыше стилобата запроектированы зенитные фонари, для которых будут использоваться светопрозрачные и алюминиевые конструкции. Такие фонари сразу делают помещения намного светлее,  потому что верхний свет более естественный: он не отражается от поверхности, а идёт напрямую от солнца. Вечером же они будут давать обратный эффект: внутреннее освещение общественного пространства добавит света на улице. 

<p>Фото А. Фёдорова</p>

Фото А. Фёдорова

Гармония материалов

Кенго Кума в интервью часто говорит о том, что ему нравится такой материал, как алюминий – за его лёгкость и в то же время прочность. Как рассказал Алексей Бельков, в «Японском квартале» также будут применяться алюминиевые конструкции, но основным строительным материалом, конечно, станет монолитный железобетон. «Все-таки мы находимся в сейсмическом районе, и у нас повышенные требования к сейсмической защищенности сооружений», – уточнил Алексей. К тому же использование монолитного железобетона обусловлено тем, что никакой другой материал не подойдёт для возведения единого комплекса общей площадью 60 тыс. кв. м с подземной парковкой площадью 18 тыс. кв. м.

<p>Фото А. Фёдорова</p>

Фото А. Фёдорова

– А в наружной отделке «Японского квартала» в соответствии с общемировой практикой будут применяться натуральные материалы в чистом виде: дерево, металл, стекло, камень, потому что Кенго Кума на протяжении всей своей архитектурной деятельности использует только  натуральный материал. В этом тоже заключается характерное для Японии  единение с природой, гармония, натуральность, – подчеркнул Алексей. При этом белизна зданий, по его словам, будет достигаться за счёт композитных панелей, выполненных из специального материала.

– Тут надо отдать должное японским технологиям: у них сейчас применяются отделочные материалы со специальным покрытием, за счёт чего они самоочищаются естественным образом под воздействием ультрафиолетового света, дождя и влаги. Да, это, может быть, достаточно затратные материалы, но такой объект, как «Японский квартал», требует применения самых современных технологий и материалов, в том числе в отделке.

Технологический прорыв

Передовые технологии будут применяться и для создания микроклимата в многофункциональном объекте общественного назначения с большим пребыванием людей.

– Есть мировые стандарты инженерного обеспечения зданий, нацеленные на экологическую составляющую, в соответствии с которыми воздух, образующийся внутри помещения, не просто выбрасывается на улицу, а перерабатывается через специальную систему рекуператоров, отдаёт свое тепло воздуху, который приходит с улицы, подогревает его, после чего он поступает уже в помещения свежим и чистым. Этот момент максимального ресайклинга, то есть переработки отходов, и будет применяться в технологических решениях внутри здания, – пояснил Алексей.

<p>Фото А. Фёдорова</p>

Фото А. Фёдорова

Кроме этого, тепло будет сохраняться за счёт остекления – ведь технологии и здесь настолько шагнули вперёд, что сейчас производители делают такое стекло, которое по теплопроводности ничем не отличается от железобетонной или кирпичной стены, а в некоторых моментах даже эффективнее их. Кстати, офис компании En+ в Иркутске также запроектирован как сплошной стеклянный объект, не имеющий практически никаких других поверхностей.

Скромное обаяние

Говоря о личном отношении к проекту Кенго Кума, Алексей Бельков отметил, что в японской архитектуре ему всегда импонировали некая сдержанность и отсутствие каких-то слишком спорных решений.

– Всё-таки у японцев в культуре заложено максимально бережное отношение и к среде, и к людям, и к окружающей застройке. Проект, который Кенго сделал для Иркутска, на мой взгляд, с одной стороны, это ультрасовременное здание, необычное для нашего города по архитектуре, технологиям, решениям. Но, с другой стороны, оно не вызывающее и гармонично вписано в сложившуюся застройку.

Этот проект вполне может стать визитной карточкой нашего города, считает Алексей Бельков, хотя, возможно, и кажется довольно простым, не вызывающим эффекта «вау», характерного для других объектов японского архитектора.

<p>Фото А. Фёдорова</p>

Фото А. Фёдорова

– Здесь надо исходить из функционального назначения объектов. Большинство из тех, что производят сильный эмоциональный эффект, – это какие-то общественные здания: музеи, театры, школы, офисы, то есть у них есть определённое назначение.  И они таким образом заявляют о себе, пытаются привлечь к себе внимание потенциальных потребителей. У «Японского квартала» нет задачи привлечь к себе слишком много внимания, потому что здесь всё в комплексе – и общественное пространство и жилые объекты, и набережная, и всё расположено рядом, – пояснил собеседник Газеты Дело. – Попадая на эту территорию, человек не будет акцентироваться только на чём-то одном, он будет видеть, что всё вокруг – супер. Архитектура не должна отстраняться от человека, она должна находиться с ним в гармонии. И подобные проекты, на мой взгляд, особенно для нашего сибирского региона – знаковые. Они зададут определенный вектор на будущее, что именно так надо проектировать и строить дальше, создавая для человека дружелюбные и комфортные пространства.

Наталия Горбань

ООО «СТБ Проект» на протяжении почти 15 лет проектирует практически все многофункциональные крупные объекты в Иркутске. Среди них ТРЦ «Модный квартал»  «Яркомолл»,  «Silvermoll». Кроме этого, в портфеле компании ТРЦ «Новые Ватутинки» в Москве, гостиничный комплекс в Сочи, несколько бизнес-центров в Иркутске и других городах.

Архитектурная философия Кенго Кума. Евгения Пуляевская, ООО «Прибайкалье», – о сибирском вдохновении для японского архитектора

Многие представители иркутского архитектурного сообщества уверены: то, что Кенго Кума будет исторически связан с нашим городом, – просто огромная удача. Его объекты есть во многих странах: Японии, Китае, Франции, Великобритании, Испании, Австралии и других, а в России первый будет не в Москве и не в Санкт-Петербурге, а в Иркутске! Разве это не круто? Так кто такой Кенго Кума? Почему его работы называют не иначе как шедеврами, посмотреть на которые люди специально едут в другие страны? Каким будет его проект в Иркутске, и что он даст нашему городу? Все подробности – в наших материалах.

Кенго Кума побывал в Иркутске несколько лет назад. Во время визита его сопровождала генеральный директор ООО «Прибайкалье» (компания входит в En+ Group) Евгения Пуляевская. Она и рассказала Газете Дело, чем известен японский архитектор, и почему именно он стал автором концепции комплекса на месте бывшей ТЭЦ с рабочим названием «Японский квартал».

Читать далее »

«Кенго Кума в архитектуре – это как Илон Маск в технологиях», – Антон Жуков, главный архитектор Иркутска

В любой профессии бывает человек №1, например, в технологичном секторе человек №1 – это Илон Маск. И вот журнал Time в сентябре этого года в топ-100 самых влиятельных людей мира в одном ряду с Маском поставил японского архитектора Кенго Куму. То есть в Иркутске будет реализован проект архитектора №1 в мире.

В 2012 году я был в Японии. Ехал туда, чтобы посмотреть на водный стадион в Токио, который проектировал Кензо Танге к Олимпиаде-1964. Это сооружение в своё время впечатлило и Кенго Кума. А сегодня он – главный архитектор центрального стадиона в Токио, построенного к Олимпийским играм 2020 года. Кроме того, он автор почти 200 объектов, построенных от Австралии до Америки.

 


Читать далее »

 


Материалы сюжета "«Японский квартал» Кенго Кума на Цесовской набережной":
Все материалы сюжета (3)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело