Газета Дело

Эдуард Борисов: «Авторынок ищет дно»

Серьезным спадом начал 2015 год иркутский авторынок: продажи новых автомобилей упали в среднем на 40%. Однако, как считает Эдуард Борисов, бизнесмен и эксперт по авто- и моторитейлу, говорить о наступлении «мертвого» сезона пока рано. Какие марки чувствуют себя лучше остальных и почему? Когда рынок нащупает «дно» и начнет восстанавливаться? Почему Иркутску не нужно 40 брендов? На эти и другие вопросы эксперт рынка ответил Газете Дело.

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

«Рынок не умирает, просто ищет дно»

Эдуард, интервью с вами в Газете Дело в августе 2014-го вышло под заголовком «Нас пугают, но нам не страшно». Теперь – страшно?

– (смеется) Да нет, не страшно. У нас выбор небольшой – до конца стоять. Рынок же не умирает, просто ищет дно. А на этом дне выживут те, кто найдет возможность продержаться в это неспокойное время. У нас в «Агат-Авто» бренды достаточно сильные, справимся.

В прошлом году вы говорили, что Иркутск чувствует себя несколько лучше общероссийского рынка. Тенденция эта сохранилась?

– Нет, лучше общероссийского рынка мы себя сегодня точно не чувствуем. По итогам первых двух месяцев мы упали процентов на 40. Спад серьезный, ошеломляющий, я бы даже сказал. У многих брендов снижение продаж вообще произошло на 70-75%.

«Мертвый» сезон наступил на иркутском авторынке?

– Так категорично я бы не стал говорить.

Вместо 2,5 тысяч автомобилей за два месяца продали полторы тысячи – это не «мертвый» сезон, просто снижение. Для кого-то – катастрофическое, для кого-то – существенное. Конечно, «черный вторник» сказался: многие, кто планировал покупать машину в первом квартале 2015 года, сделали это в декабре.

Неужели в этом году совсем никто не вырос?

– Почему, есть такие. KIA, например, по сравнению с прошлым годом, прибавил. Hyundai снизился – но ненамного совсем. Держатся «корейцы», одним словом. По традиции, лучше остальных чувствуют себя премиальные бренды. Audi, BMW упали, но не сильно. Land Rover хорошо продается. По Infiniti на 10% сократились продажи. Зато всех удивил Mercedes. Вырос процентов на 20-25 по итогам января-февраля.

Отголоски декабря?

– Наверное. Много, видимо, в декабре контрактов было, которые сейчас «выстреливают».

Но почему именно Mercedes?

– Нравится он людям, вот и все. Не для всех, правда, такая покупка была осмысленной. Некоторые говорят: «Вот купил я Мерседес в декабре, продаю теперь старый, только он что-то не продается. И зачем я новый брал? Цену, вроде, обещали поднять в два раза – а она процентов на 30 выросла… Стоит теперь этот Мерседес в гараже… Ну, зато деньги пристроены». И таких людей в Иркутске много. Город у нас все-таки не бедный.

А российские бренды какие результаты показывают?

– ВАЗ тоже упал, процентов на 30. В среднем – меньше других, все-таки ценовая категория у него другая. А если бы не появился на рынке новый бренд Datsun, то ВАЗ еще меньше провалился бы. Datsun – сильный конкурент, по цене ненамного дороже, а с точки зрения потребительских свойств интересен.

«Недоступность кредитов и дорогое  КАСКО отпугивают покупателей»

В апреле была возобновлена программа льготного автокредитования. Поможет ли это рынку?

– Поможет – тем, кто не сильно упал. Недоступность кредитов, конечно, отпугивала многих покупателей.

А подорожавшее каско?

– То, что происходит на рынке автострахования, вообще никакому описанию не поддается. Паника какая-то у страховых компаний: деньги кончились – поднимем тарифы! Несерьезно это. Конечно, они привыкли работать на растущем рынке. На падающем – практически никто не готов жить. Поэтому и задирают ценники по каско, и это, конечно, тоже создает дополнительное ограничение для продаж автомобилей.

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

«Высокие проценты по кредиту – ладно, как-нибудь переживу», – думает потенциальный покупатель. Но тут ему говорят, что, условно, вместо 30 тысяч по каско, на которые он рассчитывал, ему нужно заплатить 80. Он думает: «Я не готов такие деньги платить за каско», а банк говорит: «Я не готов тебе без каско выдать кредит». И все, сделка не состоялась. И такое – сплошь и рядом.

С апреля еще и по ОСАГО тарифы выросли…

– Да. Много сегодня факторов, которые жизнь автомобилиста делают дороже. И это многих останавливает. Налоги, бензин, каско, ОСАГО – действительно, не каждый сегодня может позволить себе машину. Проблема еще и в том, что многие покупают автомобиль не по средствам. Это тоже неправильно. Ты хочешь авто за миллион, а реально у тебя есть возможности на 500 тысяч. Так умерь аппетиты! Зачем загонять себя? Зачем рисковать?

«К концу года мы увидим другой рынок»

Какие проблемы стоят сегодня перед дилерами?

– Дорогие кредиты, прежде всего. Пусть продажи упали на 40% – ты мог бы с этим справиться, использовать какие-то свои инструментарии, маркетинг пустить в ход. Но когда у тебя одновременно и доходы снижаются – потому что продажи провалились – и расходы растут – потому что банк пересмотрел условия кредитного договора – получаются «ножницы», из которых очень сложно «выскочить». Дилерам, которые сидят на кредитах и у кого резко сократились продажи, сегодня хуже всего. И они, конечно, сейчас ищут выходы из этой ситуации.

И какие могут быть выходы?

– Вплоть до выставления бизнеса на продажу. Есть уже такие факты в Иркутске. Не у всех все получается, но сделки купли-продажи все-таки происходят.

Начинаются процессы слияния-поглощения на рынке?

– Это закономерно. Вся экономика на этом построена, и автобизнес не исключение. К концу года мы увидим другой рынок в Иркутске, я думаю. Некоторые бренды и вовсе уйдут с рынка: кому хочется работать в убыток.

Этакая «зачистка» произойдет?

– Ну да. Сейчас в Иркутске порядка 40 брендов. Может, 30 останется. На самом деле, это было бы хорошо для всех.

Когда брендов много, клиент бегает от одного дилера к другому, ему трудно сделать выбор. Доходная составляющая «размазывается». Если посмотреть, то на всех развитых рынках присутствует ограниченное количество брендов – 10-15. К нам же в Россию пришли все, кто только мог, потому что рынок хорошо рос и казался перспективным.

Бренды уже начинают уходить из страны. Решение General Motors было первой ласточкой?

– На самом деле, новость о решении GM не была ни шокирующей, ни сенсационной. Было ясно, что бренд присутствует на местных рынках скорее номинально. Ради чего? Чтобы просто быть? И содержать при этом дистрибьюторскую сеть, склады… То, что дистрибьютор принял для себя это решение, – понятно.

Кто уйдет следующим? На кого ставите?

– Трудно делать прогнозы. Все зависит от того, какая у бренда сеть, какие затраты он несет на сегодняшний день. У некоторых – только маленький дистрибьюторский офис, складов почти нет – они могут до последнего сидеть. Некоторые говорят, что Ford уйдет – но он уже слишком глубоко «завяз» в России. Так что вряд ли.

«Рынок провалится на 40%»

В конце прошлого года многие боялись, что автомобили подорожают в два раза. На сколько процентов на самом деле выросли цены?

– До 30%. Большего роста я, вроде, не видел. Дистрибьюторы сдерживают рост цен за счет своей маржи, за счет внутренних резервов, потому что понимают, что сильный рост стоимости может совсем оттолкнуть покупателей.

<p>Фото А.Федорова</p>

Фото А.Федорова

Наоборот, все стараются какие-то выходы искать. Запускают свои кредитные программы, беспроцентные рассрочки. Пересматривают модельные ряды. Ассортиментная линейка сегодня очень здорово сужается у многих брендов. Это понятно: курс изменился процентов на 50-55, а цены – только на 30. Некоторые дорогие модели к нам совсем пока не везут: слишком велики потери дистрибьютора.

Ситуация на рынке новых автомобилей как влияет на вторичный рынок?

– «Вторичка» хорошо себя чувствует. Многие клиенты, которые не могут позволить себе новый автомобиль, обратили внимание на «вторичку». Тем более, предложение там растет, ассортимент становится разнообразнее, достаточно свежие машины продаются – и годовалые, и двух-трехгодичные. На этом рынке достаточно активно можно сегодня работать.

А вообще, мне кажется, шок уже прошел. Люди начинают привыкать к новым ценам, к новой реальности.

То есть скоро рынок начнет восстанавливаться?

– Не знаю, скоро ли.

Не думаю, что дно уже рынком пройдено. Резких провалов каких-то ждать уже не стоит, а катиться мы еще будем – до лета, наверное.

Минпромторг прогнозировал, что по итогам года рынок может упасть на 50%. Но, благодаря господдержке, как считают власти, снижение составит 24%. Вы этот оптимизм разделяете?

– Нет. В декабре еще я думал, что падение в 2015 году будет процентов 25. А сейчас более консервативно смотрю на вещи. Думаю, процентов на 40 провалится рынок. Сильно он все-таки был перегрет. Есть еще один вариант развития событий – рынок упадет на 30%, но значительно уменьшится средний чек.

Многие люди, которые даже могут позволить себе покупку машины, задумаются: «А зачем? Давайте подождем, будем более рационально относиться к своим возможностям». Люди разбаловали дилеров, регулярно меняя машины, рост рынка был слишком бурным, такой перегрев очень вреден для экономики. 

А иркутский рынок, по вашим прогнозам, с какими результатами закончит год?

– В прошлом году мы продали порядка 17 тысяч легковых машин в Иркутске. Если в этом году продадим 10 тысяч – это будет уже неплохо.

Анна Масленникова,
Газета Дело


Материалы сюжета "Авторынок ищет дно":
Все материалы сюжета (74)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело