Газета Дело

Сомневаешься? Жми на газ!

Летом – мотоцикл эндуро, зимой – горный снегоход: Андрей Логозовский круглый год за рулем: такие уж у него хобби. Как генеральный директор туристической компании «Гранд Байкал» перешел от спортивного мотоцикла к внедорожному? В чем состоит «золотое правило» мотоциклиста? Почему снегоходчику порой приходится заниматься в горах тяжелой атлетикой? И сколько стоит «шанс на спасение» от снежной лавины?

Другое измерение

«Вначале было слово, и это слово было – 'мотоцикл'», – шутит Андрей Логозовский, начиная рассказ о своем увлечении.

С девяти лет будущий директор крупной туристической компании рассекал по родной деревне на «железных конях»: сначала на мопеде, потом, когда стал постарше, – на мотоцикле.

Детская страсть к мототехнике вернулась к нашему собеседнику уже после окончания института. Он начал работать, появились финансовые возможности – появился и первый серьезный спортивный мотоцикл.

«Как раз тогда появились очень 'заряженные' японские мотоциклы, которые разгоняются до 100 км/час за три секунды и развивают скорость до 300 км/час, – рассказывает наш собеседник. – Это просто другое измерение. Телепортация от светофора до светофора! Я просто 'заболел' этим».

От спорта – к эндуро

«Болезнь» оказалась долгой: около 8 лет Андрей не мыслил своей жизни без дороги, скорости и адреналина, которые дарит спортивный мотоцикл. Со временем, однако, восторга стало все меньше, а товарищей, пострадавших в авариях, – все больше.

Наш герой решил не испытывать судьбу и заняться менее опасным для жизни стант-райдингом – заменил спортивный мотоцикл на стантовый. «Это трюковый мотоцикл, который позволяет делать разные интересные вещи: ездить на заднем колесе, на переднем, дрифтовать... Тренировки проходят на закрытых площадках, падать не страшно: никто на тебя не наедет, не собьет, – поясняет наш герой. – А падения в этом спорте – дело обычное, несколько раз за тренировку – это в порядке вещей».

В стант-райдинге нет потолка для развития: оттачивать навыки можно бесконечно. Было бы желание, а главное – время. С последним, однако, оказались проблемы. «Когда выезжаешь на тренировку лишь раз в неделю, в выходной, это, конечно, не способствует развитию».

Стало ясно, что и стант-райдинг не вполне подходит в качестве хобби. На смену стантовому мотоциклу пришел внедорожный. «Сейчас у меня интересный, очень резкий двухтактный мотоцикл – хард-эндуро, – рассказывает Андрей. – Эндуро – совершенно новое для меня направление: горы, лес, грязь, бездорожье… Заехать на каждую горку, перескочить через каждый камень, собрать все лужи – что может быть лучше».

По словам Андрея, у него есть два любимых места, где можно испытать все возможности «железного коня»: это полигон в Ново-Разводной и Мамай – там есть где покататься, да и попадать тоже. «После таких ‘покатушек' домой меня не пускают, – смеется он. – Я же весь в грязи с головы до пят. В гараже раздеваюсь, сушу экипировку, потом щеточкой оттираю…».

Страхов быть не должно

На вопрос «Не страшно ли падать?» Андрей Логозовский отвечает с улыбкой: «На мотоцикле не должно быть никаких страхов. Страх мешает, наоборот, приводит к падению. Как с ним бороться? Да никак. Когда садишься на мотоцикл, он сам тебя провоцирует на скорость – все блоки отключаются. Веришь в себя все больше и больше».

Более того, как говорит наш собеседник, у мотоциклистов есть золотое правило: «Если сомневаешься, если страшно – дави на газ». Это противоречит базовым человеческим инстинктам, но на практике действует практически безотказно.

«Зашел, например, на спортивном мотоцикле в поворот на слишком высокой скорости. Инстинкт говорит: отпускай газ! Но не нужно доверять инстинкту, нужно доверять ручке газа, – улыбается Андрей. – Прибавишь скорость – есть шанс пройти поворот: мотоцикл в правильной развесовке, лучше держит дорогу. Сбросишь газ, начнешь тормозить – усугубишь ситуацию. Упадешь».

Чтобы падать было не страшно, нужно уделить внимание экипировке. «Шлем, ‘черепаха’, хорошие наколенники, хорошие высокие боты, чтобы защищали ногу от перелома, – перечисляет он. – Сверху штаны и кофта 'джерси'».

На более холодную погоду стоит предусмотреть костюм потеплее. Хотя, как признается наш герой, на эндуро-мотоцикле замерзнуть трудно. «Едешь стоя, постоянно маневрируя, держа равновесие, все время борясь – с мотоциклом, с трассой».

На экипировку, по словам Андрея, может уйти от 40 тысяч рублей. Куда более дорогое удовольствие – сам мотоцикл. «Я свой последний покупал за 400 с лишним тысяч рублей. Теперь, с учетом роста курса доллара, цены выросли еще».

Тяжелая атлетика и спасительный «рюкзак»

Еще более дорогим удовольствием оказалась покупка горного снегохода: сейчас топовые модели стоят, как новый автомобиль – больше миллиона рублей.

«Снегоходчиком я стал совсем недавно, только осваиваю все тонкости, – говорит Андрей. – Но мне нравится. Горный снегоход – это совсем не то, что утилитарный. Я катался на таких раньше: едешь по ровной поверхности, холодно, скучно. На горном скучать и мерзнуть не приходится: как ни странно, ‘горник’ большей частью управляется не рулем, а весом собственного тела. Едешь только стоя, маневрируешь, прыгаешь с одной стороны на другую, тянешь снегоход то на себя, то от себя – много физических нагрузок».    

Приходится порой позаниматься и тяжелой атлетикой, рассказывает наш герой. Это случается, если нарушить то самое «золотое правило» и сбросить газ, когда не нужно.

«Если снега много – проваливаешься по самые уши. Приходится и самому выбираться, и снегоход выкапывать. А это 200 с лишним килограммов чистого веса, а если со снегом в гусенице – то и все 300!

И хорошо, если 'закопался' на склоне: так перевернуть легче. А вот если на ровном месте, или еще хуже – в ручье… Поэтому снегоходчики обычно не катаются в одиночку: вдвоем или втроем добывать снегоход из сугроба проще».

Основной опасностью в горах является возможный сход лавин. У снегоходчика с собой обязательно есть бипер – маячок, по которому можно найти человека, и рюкзак, так называемый «сноупульс», аэрбег. «Это довольно прогрессивная швейцарская разработка. Если есть какая-то лавинная опасность, склон начал движение – дергаешь за чеку, и из рюкзака надувается большая, литров на 150, подушка, – объясняет Андрей. – Плотность у лавины небольшая, человек плотнее – потому и тонет. А если рюкзак открыт, то он, как поплавок, вытягивает тебя наверх».

Рюкзак, по словам нашего собеседника, стоит 1000 евро. «Недешево, но когда на весах шанс на спасение, 'путевка в жизнь', цена перестает иметь значение», – говорит он.

Особый мир Мамая

На снегоходе Андрей Логозовский катается на Мамае. Это, в первую очередь, излюбленное место иркутских фрирайдеров – лыжников и сноубордистов, но есть где развернуться и снегоходчикам. Склоны, как говорит Андрей, по договоренности поделены между всеми любителями горного отдыха.

«На чужую территорию заезжать нельзя. Это вопрос безопасности. Когда горный снегоход едет по целине, он гусеницей роет большую траншею – около метра глубиной. Если туда на скорости залетит сноубордист или лыжник, травмы могут быть очень серьезные».

Мамай, по словам нашего собеседника, – это совершенно особый мир.

«Приехав туда, ты либо остаешься равнодушным, либо понимаешь: 'это – мое'». Любовь к этому месту наш герой питает с давних пор: раньше часто катался там с друзьями на сноуборде: жили в палатках, если повезет – в кунге.

А в этом году Андрей вдвоем с товарищем достроили свое зимовье: теперь можно приехать, натопить печь, вдоволь покататься и, вернувшись в нагретый домик, пить чай и вести долгие разговоры.

Решил – поехал

Супруга относится к увлечениям Андрея с пониманием, хоть и не разделяет его любви к адреналину. «Когда мы познакомились, у меня уже был мотоцикл, поэтому не пришлось 'вводить его в семью', это была данность, – смеется наш герой. – А теперь у нас действует договоренность: одни выходные я провожу с семьей, следующие – на Мамае».

Не ездить на Мамай, по его словам, просто невозможно.

«Это настоящий отдых, перезагрузка. Когда стоишь за рулем снегохода или мотоцикла, ты ни о чем не думаешь. Это медитация своего рода. Когда приезжаю обратно в цивилизацию, смотрю на все совершенно новым взглядом», – признается наш собеседник.

Помогает хобби и в работе: между управлением мотоциклом или снегоходом и ведением бизнеса можно провести вполне очевидную параллель: «Если решил что-то делать – делай и не сомневайся, дави на газ. Нельзя на полпути останавливаться. Решил – поехал. Нельзя передумать, – поясняет Андрей Логозовский. – Так и в бизнесе: если я что-то решил, значит, это должно быть исполнено».

Анна Масленникова,
Газета Дело

Андрей Логозовский – генеральный директор ООО «Гранд Байкал».
«Гранд Байкал» – один из лидеров в сфере въездного и внутреннего туризма Байкальского региона (Иркутска). Компания была создана в мае 2002 года. Основные направления деятельности: туризм, гостиничный бизнес, детский отдых, санаторно-курортное лечение, услуги горнолыжного курорта.


Материалы сюжета "Стиль жизни":
Все материалы сюжета (23)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело