Газета Дело

Андрей Щуко, МНТК «Микрохирургия глаза»: "Хороший руководитель тот, кто, уезжая на отдых, уверен, что все будет работать как часы. Я часто бываю в командировках и могу быть спокоен, что в мое отсутствие ничего не случится. Но приезжая, я тут же начинаю все ставить на свои места, немножко подкручивать «гайки», потому что менталитет у нас такой – периодически нужно скипидар подливать"

Несколько десятилетий назад еще при Советском Союзе были созданы межотраслевые научно-технические комплексы (МНТК) с  главной целью – разработать технологии, конкурентоспособные на мировом рынке. После распада СССР, хаоса в экономике, дефолта и других потрясений из всех МНТК выжил только один – «Микрохирургия глаза». Удерживать на плаву такую огромную махину по плечу не каждому. Но не Андрею Щуко, который руководит Иркутским филиалом МНТК уже 18 лет, не упуская ни единой возможности внедрения самых передовых технологий. И сегодня его детище занимает лидирующие позиции как в российской, так и зарубежной офтальмологии.

– Судя по вашей биографии, вы сразу после студенческой скамьи стали заведующим офтальмологическим отделением в иркутской больнице №6. Разве это нормальная практика, когда вчерашнего студента назначают руководителем?

– Для советского времени этот случай из ряда вон выходящий. Более того, я даже не состоял в партии. После окончания лечебного факультета я проходил интернатуру в престижной тогда больнице на 8-ой Советской. После этого год работал в поликлиниках, дежурил на скорой помощи и занимался подготовкой к открытию отделения в больнице №6. Так сложилось, что врач, которого должны были назначить заведующим, отказался. Главный врач в меня поверил и назначил на эту должность.

– Когда успели так хорошо себя зарекомендовать?

– Можно сказать, что благодаря моей наглости и настойчивости открылось это отделение. При больнице было двухэтажное здание, которое нуждалось в ремонте. Мы начали его реконструировать своими силами. Параллельно мне приходилось добиваться у начальника горздравотдела всеми правдами и неправдами, чтобы он не отменил свое решение открыть единственное в городе глазное отделение для жителей Иркутска. Тогда была проблема с резервным роддомом, который и планировали перевести в свободное здание больницы №6. Я подговаривал больных, чтобы они направляли письма в горздрав, выступал на телевидении. В итоге в Иркутске появился первый городской офтальмологический стационар.

– Что руководило вами?

– Желание работать, самостоятельно делать что-то. И это удалось.

– Вы же могли работать в поликлинике или больнице по другому профилю. Почему не выбрали путь попроще?

– Мне предлагали работать в общей хирургии городской клинической больницы №1, где я проходил интернатуру. Это было очень почетное предложение для интерна. Но моя жена еще на пятом курсе посоветовала выбрать хирургию более узкого направления, а заведующая кафедрой глазных болезней увлекла меня офтальмохирургией. И я рискнул – отказался. И в дальнейшем не пожалел.

– В МНТК «Микрохирургия глаза» вас тоже пригласили за предприимчивость и инициативность?

– Наверное, да. В начале 1980-х годов меня отправили в Москву в качестве курьера, чтобы привезти инструментарий из клиники Святослава Федорова. Там я познакомился с женщиной, которая занималась внедрением методов Федорова в регионы страны. Я, как заведующий отделением, договорился, чтобы инструментарий постоянно поступал и в Иркутск. Поэтому уже в то время в нашем отделении применялись самые современные технологии. Видимо, мой образ как-то отложился в памяти той женщины, потому что в 1986 году она пригласила меня на первый международный симпозиум, который, по сути, стал международным признанием Святослава Федорова. Никто из Иркутска туда не попал, даже главный офтальмолог города.

Помню, я впервые увидел Федорова, поднимающегося на эскалаторе вместе с легендарным профессором Гарольдом Ридли, который первым в мире имплантировал искусственный хрусталик. И вот я, молодой и наглый, будучи в первый раз на такой крупной конференции, взял автографы у крупнейших в мире офтальмологов. И программа этого симпозиума хранится сейчас у меня как реликвия.

– Тогда вас Федоров запомнил и предложил возглавить МНТК в Иркутске?

– Не совсем так. Когда возникла идея создания МТНК «Микрохирургия глаза» в Иркутске, меня пригласили в Москву, поскольку контакт уже был налажен, и предложили возглавить филиал. Я отказался, потому что решил, что еще молодой и не смогу управлять таким огромным механизмом. Так что начал с должности заместителя директора, и только через шесть лет возглавил Иркутский филиал МНТК.

– Вы получали дополнительное образование, чтобы управлять?

– В 1994 году, когда я согласился стать директором филиала, нужны были документы, подтверждающие должность. Поэтому я дистанционно обучался в английском открытом университете «Байкал-Линк» по специальности «Менеджмент». Азы получил, но в основном управляю интуитивно. Если на что-то нацелен, то к этому идешь, несмотря на сложности. Например, я поставил перед собой задачу, чтобы отделение офтальмологии в больнице №6 было на самом современном уровне, оно таким и было. То же самое и в МНТК – у нас используются только передовые технологии. К примеру, буквально полмесяца назад в иркутском филиале установлен лазер, который сегодня есть только в Москве, Екатеринбурге и Краснодаре. Это прорывная технология – очередной шаг к роботизированной хирургии.

– Если сравнивать с зарубежными странами, как выглядит ваш филиал?

– Российская офтальмология сейчас сильно отстает от ведущих стран. При Федорове разрыв был сокращен, но сейчас он снова увеличивается, и мы «подбираем» то, что разработано за рубежом. Конечно, у нас есть свои наработки, но прорывные технологии уже не разрабатываются, потому что нужны колоссальные финансовые вливания. Время Святослава Федорова было несколько иным. Он делал первый хрусталик глаза у себя на кухне. Сегодня такое невозможно. И, вероятно, не хватает гения, идеолога, который бы повел за собой всю офтальмологию.  

– Но ведь сейчас идут огромные деньги на медицину?

– Это большой плюс, но зачастую финансирование ведется бездумно. Приобретаются, например, современные томографы, а специалистов нет, чтобы на них работать. Или нет программного обеспечения.

– На ваш взгляд, МНТК – это в первую очередь лечебное учреждение или бизнес?

– В первую очередь это научное учреждение, потому что у МНТК есть собственная база для научных исследований. Причем не просто ради науки, а для применения результатов в практике. Бизнесом филиал сложно назвать. Мы зарабатываем в первую очередь для того, чтобы держать МНТК на высокотехнологическом уровне и обеспечивать персоналу достойную зарплату.  

– Как вы считаете, насколько доходна офтальмохирургия?

– Очень доходна, но на первом месте всегда должен стоять больной. Если брать коммерческие структуры, то это одни из самых богатых компаний за рубежом. В России частные клиники тоже не бедствуют. А МНТК «Микрохирургия глаза» – это 100-процентная собственность государства. Хотя у нас особая форма хозяйствования. Филиал не отчитывается за каждую копейку сметы, что дает нам возможность варьировать – закупать технику, содержать клинику на высоком уровне и так далее.

– А вы намерены совершить прорыв в офтальмологии? 

– Сегодня не только я, весь офтальмологический мир работает над одной из важнейших проблем – как избавить человечество от пресбиопии – возрастного ухудшения зрения. Сегодня есть наработки российские и зарубежные, но, как правило, они с побочными эффектами. Кто изобретет способ, безопасный во всех отношениях, тот станет богатейшим человеком.

Вообще офтальмология, пожалуй, единственное направление медицины, которое очень бурно развивается. Каждый год изобретается нечто такое, чего раньше и представить было нельзя. А мы бдим, чтобы ни одно новшество не прошло мимо Иркутского филиала МНТК. Кстати, Иркутск стал первым в стране городом, где был применен оптический когерентный томограф. В 1996 году я был на конференции в Будапеште и увидел там  потрясающий прибор, который позволял провести лазерное сканирование сетчатки на живом глазу. Сами производители еще не знали его цены. Я настолько загорелся приобретением томографа, что меня не могли остановить даже законы. В итоге первый прибор в стране, который еще не был в серии, оказался в нашем филиале буквально контрабандой.

– Управление медперсоналом – особая практика?

– Скорее всего, да. Медики – люди творческие. Ведь врач не просто оперирует, ему нужно все сделать красиво. Между прочим, практически все мои друзья и коллеги владеют тем или иным музыкальным инструментом. Я играю на фортепиано. Когда мой троюродный брат – Денис Мацуев, привозит музыкантов на фестиваль «Звезды на Байкале», мы устраиваем для них «медицинский» концерт. Так что врачи, говоря профессиональным языком, очень тонкий материал.

– И как их можно дисциплинировать?

– Своим примером. К тому же у меня жесткий стиль управления – все прекрасно знают, что их ждет, если они провинятся.

– Караете словом или деньгами?

– В основном словом. Были разные периоды в развитии иркутского филиала МНТК, но у меня, я думаю, получилось сделать коллектив единым организмом. Руководитель должен быть, своего рода, дирижером. Так считал Святослав Федоров.

– Как подбираете кадры?

– Мы чужаков не берем – сами растим кадры со студенческой скамьи. Специалисты должны быть «одной группы крови», поскольку в МНТК свои устои. Наши врачи отличаются от других. В первую очередь готовностью и умением работать сверхинтенсивно.

– Могли бы вы управлять немедицинским учреждением?

– Сегодня такая практика существует, но мне кажется, что это неправильно. Во главе должен стоять человек из той отрасли, в которой он разбирается. Другое медучреждение я смог бы взять, но меня устраивает МНТК, мое детище.

– Вы уже позволяете себе расслабиться, находясь вдали от рабочего места?

– Хороший руководитель тот, кто, уезжая на отдых, уверен, что все будет работать как часы. Я часто бываю в командировках и могу быть спокоен, что в мое отсутствие ничего не случится. Но приезжая, я тут же начинаю все ставить на свои места, немножко подкручивать «гайки», потому что менталитет у нас такой – периодически нужно скипидар подливать.

Елена Андюбек, Газета Дело





Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело