Газета Дело

«Кризис не первый, но, возможно, самый жёсткий»

<p>Фото: И. Мерзлякова</p>

Фото: И. Мерзлякова

Возвращаемся в 1998-й? Эксперты о том, насколько сложным будет 2022 год для российской экономики

На Красноярском экономическом форуме, который проходил 3 марта, бизнесмен Олег Дерипаска предрёк российской экономике жесточайший кризис, который может растянуться на три года. «Умножайте кризис 1998 года на три», – в частности сказал он. Насколько корректно такое сравнение? Есть ли  в нынешней ситуации что-то общее с другими экономическими кризисами – 2008, 2014 и 2020 годов? Какие риски грозят российскому рынку и что делать инвесторам? Эти вопросы журналисты Газеты Дело обсудили с финансовыми аналитиками, экономистами, строителями, представителями бизнеса.

«Сугубо российский кризис»

По мнению экономиста, доцента РАНХиГС, советника по макроэкономике компании «Открытие Инвестиции» Сергея Хестанова, все четыре предыдущих кризиса, безусловно, разные, хотя аналогии проводить можно.

– Но сравнивать в лобовую, наверное, невозможно, – уточнил он. – Например, потому что кризис 1998 года был всё-таки региональным. Он затронул Россию и Юго-Восточную Азию, а большинство остальных стран либо вообще не затронул, либо минимально. Кризис 2008-го – это первый глобальный кризис, он почти синхронно случился во всём мире из-за глобализации. 2020 год необычен тем, что в новейшей истории это первый кризис не экономической природы. Подобная ситуация, вызванная знаменитым испанским гриппом, была только век назад – в 18-20-е годы. Но тогда была совсем другая экономика, менее глобальная. Соответственно, то, что происходит сейчас, применительно только к России, потому что в мире сейчас кризиса-то нет. Да, есть повышенная инфляция, но экономика всех крупных стран – США и Евросоюза – растёт, а в Китае даже очень хорошо растёт.

Насколько этот сугубо наш кризис будет тяжёлым, Сергей Хестанов пока ответственно сказать не может, в первую очередь, потому что никто не знает, насколько реальны угрозы сократить импорт российских углеводородов, доходы от которого в российском бюджете занимают почти 50%. Также, по его словам, пока неясно, как далеко другие страны зайдут в блокаде России.

–  Наглядный пример – авиационная отрасль, в которой почти весь парк импортный, – прокомментировал Сергей Хестанов. –   Боинг и Airbus забрали свои самолёты, и всё – лайнер «Победы» долетел до Стамбула и обратно не вернулся. А те, что остались внутри России, через полгода летать не смогут, потому что к ним не будет запасных частей. Кроме этого, Запад заморозил часть российских золотовалютных резервов, а мы в ответ заморозили средства частных иностранных инвесторов. Чем это аукнется, тоже большой вопрос. В общем, вопросов очень много, и все они увеличивают наши риски, создают проблемы, и мы не можем толком оценить, насколько эти проблемы велики и во что фактически нам обойдутся.

«Восстановление будет очень медленным»

Жёсткий сценарий развития событий предсказывает и Сергей Малых, инвестор, эксперт, работающий на рынке более 20 лет. Он считает, что текущая ситуация ещё не переросла в полноценный кризис, мы пока в него только входим, и всё ещё впереди.

– Надо осознать, что после 22.02.2022 мы проснулись в другой стране, – подчеркнул Сергей Малых. – Мы в одночасье перестали быть сильным мировым экспортёром сырья, финансовый сектор лихорадит, и он пытается устоять в условиях резких колебаний ликвидности и заморозки движения капитала. Биржа ММВБ стоит, и в ней неподвижны активы банков, финансовых институтов и инвесторов, как российских, так и зарубежных, при этом жизнь в реальном секторе продолжается, в отсутствии возможности выдернуть ликвидность с рынка ценных бумаг и разрушающихся цепочках импортно-экспортных поставок. В это время государство стремится подстелить соломки со всех сторон для открытия биржи, чтобы сгладить эффект от удара санкций и ограничений.

Кстати, Сергей Малых считает, что все предыдущие российские кризисы по характеру причин возникновения – очень разные, но в какой-то степени, по его мнению, нынешняя ситуация, сравнима с кризисом 1998 года.

– Россия из-за заморозки резервов близка к дефолту, и иностранные рейтинговые агентства это подтверждают своим рейтингом CCC (как сообщает ТАСС, 9 марта Fitch понизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента РФ в иностранной валюте с «B» до «C», - прим. ред.). Кроме этого, остановка экспорта и импорта, разрыв логистических цепочек, острая нехватка валютной ликвидности, – пояснил эксперт. – Принципиальное же отличие состоит в том, что идёт разрушение международных экономических отношений. Восстановление логистики и импортозамещение будут происходить очень медленно и в условиях изолированности.

«Истина всегда посередине»

Отвечая на вопрос, что делать инвесторам, нужно ли пользоваться ситуацией и покупать ценные бумаги, образно говоря, когда страшно, Сергей Хестанов, подчеркнул, что истина, как всегда, посередине, и всегда есть крайние точки зрения, которые в жизни, как правило, никогда не реализуются.

– Если ваши ценные бумаги упали, надо набраться терпения, – советует он. – У меня был такой опыт в 90-х годах, и я, в конце концов, дождался, когда мои бумаги выросли, и я на них заработал. Но психологически это тяжело, поскольку мы не знаем будущего и никто не может дать гарантию, что бумаги вырастут в цене. Я  думаю, что какую-то часть капитала можно использовать, чтобы купить что-то подешевевшее. Но не стоит покупать на всё. Нужно покупать на ту часть денег, которую вы морально готовы заморозить на десятилетия, если всё пойдёт нехорошо.

Собственным опытом в отношении рекомендаций «покупать акции, когда страшно» поделился и Сергей Малых:

– Я много раз видел картину, когда на растущем рынке, увидев существенную просадку, инвесторы и новоявленные «Баффеты» говорили о долгосрочных инвестициях, а потом, оказавшись в серьёзном финансовом кризисе, продавали ценные бумаги, фиксируя колоссальные убытки. Во времена нестабильности спасти покупательную способность денег в долгосрочном плане  возможно только в акциях сильных компаний, способных пережить плохие времена, купив их после падения. Покупка валюты в момент пике, как сейчас, вас не спасёт. Те, кто держал валютные активы и понимал природу российских рисков, оказались сейчас, безусловно, в более комфортных условиях.

Тем не менее, как бы банально это не звучало, сейчас не только время потерь, но и время возможностей, и Сергей Малых советует инвесторам внимательно присмотреться к крупным российским компаниям. Они интересны и имеют шансы выжить, считает эксперт и готовится покупать их акции.

«Хороший урок для всех»

Рекомендации для тех, у кого есть лишние рубли желание их инвестировать, в том числе, в юани (в связи с предложением Олега Дерипаски развивать в Сибири финансовые институты, ориентированные на Китай) дала и доктор экономических наук, заведующая кафедрой стратегического и финансового менеджмента САФ Надежда Грошева:

– Если говорить про переориентацию на другую валюту, в частности, юани, надо понимать, что рубль упал не только по отношению к доллару и евро, он упал также и к юаню, да и депозитов в этой валюте с приличной доходностью у нас, на самом деле, не так много. Кроме этого, любые валютные операции – это риски конвертации. В то же время наша банковская система предлагает сегодня хорошие ставки за вклады именно в рублях.

Кроме того, Надежда Грошева считает, что, в отличие от 2014 года, когда также произошёл резкий рост ключевой ставки Центробанка, сейчас это решение было ориентировано на поддержание доходов населения.

– В 2014 году ключевую ставку подняли для стабилизации валютного курса. Сегодня иная ситуация, потому что ключевая ставка не играет роль стабилизатора инфляции и валюты, и, по моему мнению, её рост был вызван попыткой за счёт высокой доходности привлечь средства населения на банковские вклады, убрав их с фондового рынка, где сейчас прекращены торги. Так, если раньше депозиты в валюте не давали никакой доходности, то сейчас на них предлагаются ставки порядка 5%.

Положительный момент, правда, единственный  в сложившейся ситуации неопределённости, разрыва логистических цепочек и валютных операций, Надежда Грошева видит и для бизнеса.

– Положительным в этой ситуации может быть то, что государство сейчас будет ориентироваться не на внешние инвестиционные проекты и может направить все свободные ресурсы на поддержку внутреннего бизнеса и развитие внутренних проектов. В частности, буквально на днях Ростуризм объявил, что они будут делать большие программы поддержки внутреннего туризма, что, несомненно, положительно для наших операторов, которые ориентированы не на въездной, а на внутренний туризм, – поделилась своим мнением экономист. – В любом случае, мне кажется, сегодняшняя ситуация – это хороший урок для всех, что деньги стоит инвестировать не во внешние активы, а в свой внутренний рынок, развивать его. Кстати, такую политику ведёт Китай, который очень активно инвестирует в развитие своего собственного рынка, в частности, в многочисленные проекты, связанные поддержкой девелопмента.

<p>Курс доллара превысил  сто рублей</p>

Курс доллара превысил  сто рублей

 

Резкий рост ключевой ставки Центробанка и повышение ставок по ипотечным кредитам, беспрецедентный рост курса валют, новые санкции моментально отразились на строительной отрасли. Тем не менее вице-премьер РФ Марат Хуснуллин практически в первые же дни нового экономического и финансового кризиса заявил, что правительство не допустит обвала рынка жилья. 1 марта на пленарном заседании Российской строительной недели он заверил, что антикризисный план по поддержке строительной отрасли уже разрабатывается в правительстве. Газета Дело узнала, как на ситуацию отреагировали иркутские застройщики, к чему они готовятся, а также что происходит со спросом на недвижимость и будут ли снижаться цены на жильё?

«Надо дождаться, когда закончится тайфун»

Михаил Сигал, генеральный директор ГСК «Восток Центр Иркутск»

– По собственному опыту знаю, что рынок жилья всегда восстанавливается, просто это – вопрос времени. Он обрушился в 1998 году, когда наша национальная валюта девальвировала в четыре раза, и восстановился практически через год-полтора. После кризиса 2008-го рынок приходил в себя дольше – в  течение 2011-2012 годов. После 2014-го восстановление шло наиболее тяжело – ситуация стабилизировалась только к 2019 году. Но тогда не было такого падения ипотечного рынка, хотя ключевая ставка и поднялась до 17%. Так что кризис, который страна переживает сейчас, не первый, но самый жёсткий.

Ключевая ставка 20%  и новые банковские ставки по ипотеке, безусловно, изменят ситуацию на рынке, снизив объём предложений у застройщиков и целевую аудиторию потенциальных покупателей. Кроме этого, изменение ставки повлияет на проектное финансирование, повысит стоимость объекта. А при снижающейся покупательской способности населения повышать цену уже некуда. Соответственно, новые объекты при таких базовых условиях вряд ли будут реализовываться. Думаю, какие-то компании могут приостановить продажи, особенно, объектов с низкой стадией готовности, например, на уровне котлована или каркаса здания, потому что невозможно спрогнозировать себестоимость из-за девальвационных процессов, санкционных проблем.  

Несмотря на такие условия, цены на свои объекты мы не пересматривали, потому что пока не видим смысла это делать. Будем анализировать рынок, как он себя поведёт дальше, поскольку всё меняется очень быстро. Но в любом случае я не вижу возможностей каких-то дисконтов от компаний, которые находятся в рамках проектного финансирования.

Сейчас идёт тайфун, надо дождаться, когда закончится этот ветер, и тогда смотреть на масштабы трансформации и уже более чётко выверять дальнейший курс.

«Никто из нас с таким вызовом ещё не сталкивался»

Владимир Дмитриев, застройщик ЖК «CORSO residence»

– На данный момент больше всего пугает неопределенность. Я в этой ситуации ориентируюсь на  восточную мудрость, которая звучит так: «Когда не знаешь, что делать, иди спать». Вот сейчас время, условно говоря, спать. Наши сильные переживания и эмоции ничего не изменят. Поэтому мой совет в сложившихся обстоятельствах – надо  расслабить мозг, потому что, когда мозг находится под давлением, в том числе  эмоциональным, он принимает неправильные решения.

Я надеюсь, что государство даст послабление бизнесу с точки зрения выполнения налоговых и кредитных обязательств в ближайшие месяц-два неопределенности, по аналогии с периодом 2020 года, когда началась пандемия COVID-19. Надо отметить, что в той ситуации по отношению к предпринимателям наши власти повели себя более взвешенно, я бы даже сказал, клиентоориентированно, чем в кризисы 2008-го и 2014 годов.

Если говорить о цене на недвижимость, то у меня нет никаких сомнений, что через год она будет выше сегодняшней. В частности, мы уже начали корректировать цены. Но, как и в любом деле, если проект имеет перспективу, он будет продаваться, независимо от цены.

Я уверен, что с рынком жилья в Иркутске всё будет нормально. Наших строителей нельзя обвинить в том, что они расточительны, никто не вкладывается в проекты каких-то воздушных замков. Да, нынешнее испытание будет очень сложным, никто из нас с таким вызовом ещё не сталкивался. Сейчас не нужно принимать поспешных решений, всё что произошло, уже произошло, нужно дождаться стабилизации ситуации и идти дальше.

«Цены на наши объекты не меняем, наблюдаем за рынком»

Екатерина Прядко, генеральный директор компании «Грандстрой»

– Сейчас какие-то панические настроения мы наблюдаем у очень небольшого количества граждан. Пока не видим, чтобы продажи росли – для этого нужно время. Есть отдельные обращения от желающих вложить свои накопления, но каких-то значительных изменений, исходя из которых можно делать выводы, пока нет.

Цены на свои объекты мы пока не меняем, наблюдаем за рынком. Если говорить о ценах на стройматериалы, мы каждый день с поставщиками мониторим рынок. Он не меняется в критическую сторону. Что касается импортных материалов, то, честно говоря, мы начинаем рассматривать замену каких-то из них на отечественные. 

Хорошо, что у нашей компании нет крупных обязательств по кредитам, поэтому чувствуем себя надёжно и спокойно. Будем смотреть, как развиваются события, и принимать решения поступательно.

«Когда остановится рост цен, неизвестно»

Ольга Иванова, ООО СЗ «Флагман» 

– Прошедшее время – пока период неопределенности. Каждый действует в силу своего прошлого опыта. Кто-то решает повременить со сделкой, другие, наоборот,  ускорили их прохождение. И вот они точно не прогадали, потому что за несколько дней обычная ипотека для многих перестала быть доступной.

Конечно, мы ожидаем падения спроса, но это никоим образом не откорректирует цену, цена падать не будет, потому что сейчас серьезно колеблется себестоимость. По информации, которая к нам поступает, предполагается рост цен от 5 до 20% на разные позиции, причём не только валютные. Например, рост стоимости бензина отразится на цене всего – будь то раствор, кирпич, бетон и т.д. Поэтому поставщики начинают повышать цены, и когда этот процесс остановится, мы не знаем. На себестоимость также может серьезно повлиять логистика, как поведут себя перевозчики – пока тоже не ясно. В общем, бизнес, по большей части, встал на паузу.

Тем не менее, строить нужно, и строить быстро. Причём не только потому, что сейчас скачки цен, максимальная волатильность и абсолютно непонятно, что будет завтра. Строить нужно быстро, в первую очередь, чтобы снизить нагрузку банковского финансирования, а также уменьшить стоимость накладных расходов, растянутых в периоде. В целом, несмотря на ситуацию, мы чувствуем себя спокойно. Материалы закуплены на 85%, работы законтрактованы. Главное – работать, не паниковать.

«В недвижимости ничего не дешевело в последнее время» 

Евгений Савченко, генеральный директор компании «Зет Хаус»

– Люди сейчас стремятся не  просто вложить деньги, но успеть инвестировать их максимально безопасно. Сейчас многие понимают, что нужно выбирать жилые комплексы с высокой степенью готовности и качественные по потребительским свойствам. Ажиотаж закончится, а квартира, как вложение, должна оставаться ликвидной.

Покупка квартиры – хорошее решение для тех, кто пытается в текущей ситуации сохранить деньги. К тому же недвижимость не привязана к долларовому эквиваленту – если есть свободные деньги, то нужно покупать квартиру. 

Обстановка сейчас очень нестабильная, а в недвижимости ничего не дешевело за последние годы. Всё будет только дороже.

«Активный спрос формируют покупатели с «живыми» деньгами»

Александр Сафронов, и.о. генерального директора АО «УКС города Иркутска»

– Уже  сейчас к нам обращаются клиенты, у которых первоочередная задача – как можно скорее вложиться в недвижимость и сохранить сбережения. С другой стороны, потенциальные покупатели, которые планировали приобрести квартиры в ипотеку в ближайшем будущем, очевидно, возьмут «паузу» из-за быстрого роста ставок. Таким образом, спрос на недвижимость с использованием ипотечного кредитования резко упадёт. В любом случае, если сейчас есть накопления, одобренная ипотека в банке и взвешенное решение о приобретении недвижимости, то лучше сделать это в самое ближайшее время.

Мы ожидаем роста стоимости материалов, что в итоге скажется на конечной цене объектов. И уже можно говорить о том, что некоторые застройщики начали пересмотр цен. Безусловно, сложившаяся ситуация повлияет и на выполнение обязательств компаний подрядными и субподрядными организациями. Тем не менее, не стоит паниковать. Подобные ситуации на строительном рынке уже были, и, судя по существующей практике, могу отметить: кризисные ситуации заставляют сконцентрироваться на главных задачах, находить нестандартные решения, и, как итог – отрасль выходит на новый, качественный уровень. 

«Ипотеку будут брать в любом случае»

Кристина Яковенко, коммерческий директор «Хрустальный Девелопмент»

– Думаю, что ситуация со ставкой носит временный характер, и ипотеку в любом случае будут брать. В крайнем случае, её потом можно рефинансировать. Я сама так делала, потому что брала кредит в 2014 году под 16%, так как в приоритете было улучшение жилищных условий: для нас тогда было важно приобрести дом, переехать из городской квартиры, в которой нам не хватало места.

Конечно, меньшая ставка позволяет брать ипотеку более активно, а высокая будет сокращать спрос, но кредиты на недвижимость будут брать те, кому это действительно необходимо. И мы, как застройщики, всё-таки ждём субсидированных программ, специализированных под определённые целевые аудитории и проекты. В частности, мы сейчас ждём информацию по сельской ипотеке, недавно правительство позиционировало «сибирскую» ипотеку, аналогичную «дальневосточной». В нашем регионе однозначно какие-то программы будут, и я уверена, что они будут по более низким ставкам, чем в целом по России. Так что у нас есть потенциал.

Мы не планируем повышать цены в марте, поэтому у покупателей есть возможность приобретать недвижимость спокойно. Дальше будем ориентироваться уже от актуальной стоимости материалов, проектного кредитования. Если это всё будет расти, конечно, будем вынуждены поднимать ценники, но исключительно на рациональную стоимость, без излишнего завышения.

«Надо организовывать производство местной продукции»

Дмитрий Кузнецов, руководитель META_ESTATE

– Во все кризисы с недвижимостью происходила примерно одинаковая ситуация: себестоимость строительства росла, но всё равно не так глобально, как курс доллара. И сейчас цена на жильё не может вырасти так же, как на микроволновку: нельзя просто взять и накинуть сверху 40%, просто переписать ценники и ничего не убирать с «прилавка». Во всяком случае, мы так не делаем.

При этом я отчётливо понимаю, что недвижимость – это долгосрочная возможность сохранить деньги, потому что она со временем всегда возвращает свои позиции в том же долларовом эквиваленте. Просто для этого нужно время.

Поэтому мы приняли решение мобилизоваться и активно работать и с нашим текущим проектом, и по запуску нового. Конечно, смущает ситуация с импортными комплектующими. Но 90-95% материалов, которые мы используем, уже сейчас – российского производства: кирпич, алюминиевый и пластиковый профиль, кровля и др. Я рассчитываю на импортозамещение. Кстати, мы даже готовы объединиться с другими девелоперами, чтобы совместными усилиями организовать в Иркутске производство, например, фурнитуры для окон. Если есть возможность что-то заменить на местную продукцию, надо это делать.

«Нас уже ничего напугать не может»

Российский бизнес, в том числе региональный, живёт сейчас в состоянии напряжённой неопределённости. Оценить происходящие события, которые меняются буквально по часам, и подстроить под них  свою работу – очень сложно, отмечают иркутские предприниматели. Газете Дело они рассказали, какие риски несёт такая ситуация для их дела, что беспокоит больше всего, какие шаги они будут предпринимать?

«Сейчас важно успокоится и отложить в эмоции в сторону»

Елена Ланцова, директор компании «РАФТ ЛИЗИНГ»

– Для компании «РАФТ ЛИЗИНГ» это уже четвертая кризисная ситуация, – отмечает Елена Ланцова. – Мы думали, что уже ко всему готовы, но 2022 год нас удивил, потому что это не только экономический кризис, но и геополитический.
По её словам, у компании сейчас есть три основных вопроса, требующие особого внимания.
Во-первых, это получение предметов лизинга. Есть лизинговые сделки, по которым прошли авансовые платежи, и сейчас «РАФТ ЛИЗИНГ» ждёт получения техники.

– В нашем случае техника из Европы пересекла границу с Россией.  И в текущих условиях – это ключевой момент, – подчёркивает Елена Ланцова.

Во-вторых, лизинговым компаниям важно понимать, повлечёт ли беспрецедентно выросшая ключевая ставка ЦБ повышение ставок по действующим кредитам.

– Сейчас очень важно, чтобы Центробанк и правительство РФ ввели жесткий запрет на повышение банковских ставок по действующим кредитным линиям. Иначе мы рискуем увидеть череду банкротств. Бизнес столь серьезные риски не закладывал в свои проекты, – комментирует директор «РАФТ ЛИЗИНГА».

В-третьих, для всего бизнеса сейчас важна финансовая стабильность. Необходимо понимать, на каких финансовых условиях можно работать, и в каком периоде.

–  Сейчас как никогда важно всем успокоиться, отложить эмоции в сторону, – считает Елена Ланцова. –  Нужно идти на диалог и компромисс. Только сплотившись, мы сможем решить вопросы. Любой кризис можно пережить, если мы будем с понимаем подходить к проблемам друг друга и совместно искать выход.

«Выход в ресторан снова станет событием»

Павел Поляков, председатель Байкальской ассоциации отельеров и рестораторов

Как рассказал Павел Поляков, буквально на следующий день, после того как начал расти валютный курс, крупные поставщики индустрии общественного питания начали ограничение поставок товара, потому что они не знают, по какому курсу они будут делать свой следующий закуп.

– Это основная проблема сейчас, потому что в ресторанах большое количество валютного товара. И даже отечественные производители «под шумок» стали поднимать цены, да и в любом отечественном товаре сейчас есть какая-то валютная составляющая. И даже если нет, инфляция всё равно есть. К примеру, алкогольная компания сначала прислала нам сообщение, что пока прекращает поставки, потом – что продолжит, но при этом подняла цены почти на 20%. Причём, 20% - это сейчас минимум, – поясняет Павел Поляков.   

Для индустрии это достаточно критическая история, подчёркивает Павел Поляков, потому рестораторам тоже будут вынуждены реагировать на изменение себестоимости блюд и поднимать цены.

– А если это будет гиперинфляция, которая сейчас намечается? – задаёт риторический вопрос Павел Поляков. – По щелчку пальца стоимость блюд не изменишь, и даже меню перепечатывать каждый раз тоже не так просто. Поэтому готовимся переходить на электронное меню: в интернете изменить цены гораздо проще. И будем вести тройной контроль за входящими ценами, чтобы не вылететь в трубу, с наступающей инфляцией. Да, неопределённость сейчас полная, но лично меня уже ничего напугать не может. Жду, когда ситуация на рынке немного «устаканится».

Ещё один риск для индустрии – падение потребительского спроса. С другой стороны, по мнению Павла Полякова, в связи с санкциями, люди особо никуда не поедут, и те, у кого есть деньги, всё равно продолжат ходить в рестораны.

– Как показывает весь мой опыт, в премиальных, дорогих ресторанах спада спроса не будет. В первую очередь, как всегда, пострадает средний класс, которого итак уже практически не осталось, и те заведения, которые рассчитаны на эту категорию потребителей, –  считает ресторатор. – Кстати, раньше, ещё при советской власти, ресторан был всё-таки для событийных выходов – повышение по службе, юбилеи. А потом это стало обыденностью – человек с любым доходом мог подобрать заведение по кошельку, чтобы пригласить туда друзей на ужин. Возможно, мы вернёмся к той ситуации, когда поход в ресторан опять станет событийным.

А вот фастфуд выживет в любой ситуации, уверен Павел Поляков. 

Наталия Горбань


Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело