Газета Дело

Задача – выжить. Гостиницы в Иркутске и на Байкале возвращаются к работе

«Дыхание» коронавирусной инфекции сфера гостеприимства Приангарья ощутила ещё до того, как в регионе объявили режим самоизоляции. В конце января на Байкал перестали приезжать китайские туристы, затем постепенно закрылись границы с другими странами, а в апреле «железный занавес» опустился даже внутри самой России. И приподняли его только в конце июня. Как всё это время выживали гостиницы и турбазы? Готовы ли сейчас принимать гостей по правилам, которые разработал для них Роспотребнадзор? На какой поток местных и российских туристов рассчитывают, и будут ли повышать цены? На эти вопросы Газете Дело ответили представители гостиничного и туристического бизнеса.

«Впервые за 10 лет не знаем, что будет через месяц»

Инна Коровина, управляющая отелем Sayen:

– Городские отели всё это время работали: им можно было принимать тех, кто приезжал в Иркутск в командировки. Но основная проблема как раз в том и заключается, что с закрытием всех границ остановилась и деловая активность. А поскольку наше направление не просто туристическое, и целевая аудитория отеля – бизнес-турист, мы пострадали сильно.

Многие наши коллеги потом открылись под обсерваторы. Но мы на это не пошли, в первую очередь, по экономическим причинам: деньги, которые предлагали компании-организаторы обсерваторов за содержание одного своего сотрудника – 1950 рублей в сутки с трёхразовым питанием – низкая цена (в минус) при нашей себестоимости. Поэтому мы решили переждать этот момент – нужно разумно подходить к принятию стратегических решений даже в кризис.

Наша основная политика была направлена на сокращение расходов. Мы оставили минимум сотрудников, которые были необходимы, чтобы отель работал. Кроме этого, урезали абсолютно все расходы, даже отключали вай-фай. Но даже если в отеле никто не живет, есть платежи, которые никто нам не прощает: за электроэнергию, отопление, которое ещё было в апреле и мае, программное обеспечение. Кроме этого, семь этажей здания нужно содержать в чистоте, и не важно, селишь ты гостей или нет.

Последние два месяца мы выполняем все рекомендации Роспотребнадзора по обеспечению безопасности наших гостей. Мы приобрели специальные средства обработки для дезинфекции номеров, мебели и даже матрасов – именно те, которые соответствуют требованиям Роспотребнадзора и которые убивают не просто бактерии, а вирусы, – хотя и до коронавирусной истории, чтобы  убрать номер, нужно было девять профессиональных моющих средств.  Чем дороже отель, тем больше усилий требуется для сохранения всего, что в нём есть.

Поэтому для нашей компании ценовая конкуренция никогда не стояла на первом месте, тем не менее, нам пришлось понизить цену в апреле и мае, но мы опустили  ее не ниже себестоимости. Вы же понимаете: как только вы снижаете цену – в два раза, например, то к вам идёт совсем другой клиент, вы теряете самое главное, что есть в отеле – репутацию и имидж.

Да, в апреле загрузка у нас была 8%, а в мае мы приближались уже к 20%. С июня почувствовали позитивные изменения: открыли аэропорты, люди поехали в командировки. Не скажу, что так массово, как до пандемии, но для нас это хороший показатель. Однако до прошлогоднего объёма поток гостей не восстановится. Пиковых летних месяцев уже не будет. Если только кто-то не поедет на Байкал спонтанно – то есть передумает ехать в Сочи. Сейчас глубина бронирования – время, за сколько суток человек принимает решение о заказе гостиницы перед поездкой, – даже меньше недели. Если раньше у нас июль-август были проданы уже в феврале и марте, то сейчас я вижу глубину бронирования на три дня вперёд. Наверное, за десять последних лет впервые такой показатель, когда ты не знаешь, что будет через месяц, хотя это время высокого сезона.

Кроме того, у нас практически встал корпоративный сегмент. Бизнес бизнесом, но компании урезали расходы на командировки сотрудникам, многих вообще перевели на удалённый режим работы. Очень много было запланировано мероприятий на лето, под которые полгода назад компании бронировали места. Сейчас всё это аннулировано без штрафных санкций, то есть отель тоже в этом смысле потерял доходы.

«Туризм может стать новой нефтью для нашего региона»

Максим Девочкин, руководитель отеля Ибис в Иркутске:

– Наше предприятие на сегодняшний день соответствует всем актуальным рекомендациям Роспотребнадзора по профилактике коронавируса: мы считаем, что качество безопасности наших гостей стоит на первом месте, поэтому какие бы требования ни выдвигались, будем неукоснительно их соблюдать.

К сожалению, в этом году не стоит ожидать привычного туристического потока, планировать туры на Байкал нужно заранее. При этом российский турист, побывав один раз в наших краях, убедится как в их невероятной красоте, так и в отсутствии инфраструктуры, к которой привык, если выбирал до этого международные популярные направления. Поэтому российский турпоток даже в последующие годы сильно не изменится, если власти не обратят внимание на развитие региона. Деловой же поток готовится к сокращению расходов на командировки, в приоритете у компаний также ведение бизнеса онлайн. Пока сложно судить, но, на мой взгляд, на восстановление уровня до эпидемии может уйти несколько лет.

Сейчас мы работаем в качестве обсерватора для вахтовиков крупных добывающих предприятий. Это позволяет сохранить персонал на местах и поддерживать минимальный уровень расходов. Участвуем во всех программах поддержки от государства, надеемся на дальнейший пересмотр налогов для нашей сферы, которая попала в список наиболее пострадавших от пандемии. Также надеемся, что региональное правительство примет решение о снижении налога на имущество для предприятий гостиничного сектора и фитнес-центров, находящихся на ОСНО, хотя бы до уровня торговых и офисных центров, которые платят налог по ставке в 4,5 раза меньше, чем отели.
Очень важно сейчас оказать максимальное содействие инвесторам, развивающим гостиничную и туристическую индустрию. Благо у области есть такой опыт – в своё время именно благодаря льготам развились нефтедобывающие компании.

 Иркутску и Байкалу нужны объекты, которые будут обеспечивать качественный сервис при оптимальных издержках. Если мы сможем приблизиться к показателю цена/качество, как в Турции и Тайланде, то сделаем туризм одним из основных драйверов развития Иркутской области, и он сможет стать новой нефтью для региона.

«В этом году речь идёт не о заработках, а о выживании»

Наталья Бенчарова, совладелица  «Усадьбы Никиты Бенчарова» (о. Ольхон):

– К открытию мы подготовились в соответствии со всеми требованиями Роспотребнадзора.  Ничего такого экстраординарного для нас в этих требованиях не было. Единственное, может быть, что пришлось открыть некоторые помещения, которые раньше не использовались, в том числе для того, чтобы выполнить требование по организации открытых веранд для питания постояльцев. Кстати, если в прошлом году люди хотели жить кучнее, ближе друг к другу, группами, то сейчас появился запрос на отдельные входы, отдельные помещения, отдельное питание.

Сейчас самое главное для нас – это трудовой коллектив, потому что люди с марта, по большому счёту, не работают, и их нужно поддерживать. Всё это время мы выживали за счёт денег, оставшихся с прошлого сезона и заработанных до пандемии, за счёт кредитов, а также благодаря друзьям и родственникам. Последние два месяца получали помощь от государства – прожиточный минимум.

И конечно, спасибо сотрудникам, они всё понимают, большая часть из них работают как волонтёры и не просят денег. Причём коллектив в Усадьбе очень разнообразный. Это не только местные жители, но и молодые люди из других районов Иркутской области и из других регионов России. Работают в надежде, что всё наладится, жизнь вернётся, пусть и не в прежнее русло, но близко к этому. Кроме того, многих устраивает, что они живут на природе, далеко от города и социума. Поэтому я надеюсь, что какой-то период они готовы терпеть. Так было в 90-е годы, поэтому мы практически всегда к такой жизни готовы.

Цены на проживание в Усадьбе повышать не планируем. Мы наоборот их понизили, причём достаточно сильно. По большей части адаптируемся к запросам, потому что в этом году речь вообще не идёт о заработках. Речь идёт о выживании хотя бы.

В гости ждём, в первую очередь, соотечественников: много россиян, которые хотят отдохнуть на Байкале,  на Ольхоне. Спрашивают о возможности размещения детских групп, спортсмены, какие-то сообщества по интересам, которые ищут, где ещё можно провести время вместе.

Иностранные туристы сняли все брони, и мы живём с пониманием, что в этом году их не будет вообще. Мы не строим каких-то оптимистических прогнозов, ситуация очень сложная, и боязно, конечно, что среди гостей кто-то может оказаться заболевшим.

«У нас оптимистичный настрой на внутренний турпоток»

Виктор Григоров, генеральный директор ООО «Гранд Байкал»:

– Все наши объекты уже приняли в работу последние рекомендации Роспотребнадзора, в основе своей они все выполнимы. Хотя, конечно, мы несем большие затраты на дополнительное оборудование, и субсидирование от государства хотя бы части этих затрат было бы хорошей помощью для нашей отрасли.

При этом ценовая политика пока остается на том уровне, который был принят в конце прошлого года, на этапе бюджетирования.

У нас оптимистичные ожидания на активный внутренний турпоток, но многое зависит от снятия ограничений. Мы видим, что есть спрос на санаторно-курортное лечение, и готовы предложить наш санаторий «Электра», но пока этот вид отдыха доступен только льготникам, а они не является нашим основным сегментом. Спрос на детские лагеря в связи с пандемией практически не упал, и у нас были проданы путевки на все сезоны, но, к сожалению, наш ДЛО «Звездный» пока запрещено открывать. Командировочный сегмент будет восстанавливаться дольше, полное восстановление ожидаем лишь к 2021 г.

Мы, как и все, принимали на своих объектах вахтовые группы, а также размещали бригады обслуживания ПАО «Иркутскэнерго», обеспечивая им максимальную безопасность и комфорт, чтобы не было угрозы срыва работы важных стратегических предприятий. Помощь от государства получили пока только для нашего предприятия «Гора Соболиная» – это существенная поддержка, но для предприятия, где трудится почти 800 человек, требуется, конечно, больше. Сейчас прорабатываем вопрос с 2-процентным кредитом на заработную плату.

Николай Самойлов


Материалы сюжета "Почему на Байкале нет туристического рая?":
Все материалы сюжета (155)


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело