Газета Дело

«Бизнес – это командная игра». Как ГК "Подрядчик" прошла путь от стартапа до федерального игрока

Алексей Чудаков, учредитель ГК «Подрядчик», одного из ведущих производителей быстровозводимых модульных зданий, считает, что любая компания сродни футбольной команде – у каждого игрока свои компетенции и свои задачи. Но от того, насколько слаженно они действуют, зависит, удастся ли выиграть всем. Задача капитана – подобрать, расставить и замотивировать людей. Если все сделать правильно, то за 15 лет маленький бизнес на троих может вырасти в предприятие на 1000 сотрудников с проектами по всей России и амбициями выйти на новые высококонкурентные рынки.

«Когда все тормозят, надо выжимать газ»

Алексей, модульное строительство ассоциируется в первую очередь с промышленными объектами, вахтовыми городками. Так ли это? Или потенциал, возможности технологии шире?

– Из модульных конструкций можно построить любой объект: больницу, гостиницу, офис. Минстрой РФ сейчас обсуждает типовые проекты многоквартирных жилых домов с использованием металлоконструкций. 

Архитектурные решения тоже могут быть самыми разными. Видели модульную больницу, которую в Тулуне построил Сбербанк? Визуально – очень интересный объект. Мы, кстати, тоже участвовали в том тендере, только ребята, которые выиграли его, были эффективнее по срокам. Но мы ездили к ним на завод, знакомились с производством и многие «фишки» у них подсмотрели. Так что, если этот тренд вернется, мы легко сможем конкурировать.

Наши модульные домики стоят и на территории бывшего БЦБК в Байкальске – на площадке лесной биржи, где построили молодежный кампус «ЭКО.ЦЕХ». Получилось так: пришел заказчик, показал эскиз. Мы поискали производителей по России, слетали к ним, посмотрели технологию и через месяц сделали первый экспериментальный домик. Получили заказ на 30 таких же. Туристическое направление сейчас в целом очень перспективно: рядом Байкал, Алтай. Потоки отдыхающих растут, государство дает субсидии на развитие модульных отелей. Мы открыты для предложений.

Вы начали бизнес в 2008 году – в самый кризис. Прошли и 2014 год, и пандемию COVID-19. Как компания переживала все эти переломные точки? Как реагировала и менялась?

– Первый кризис мы вообще не заметили. Когда ты только запускаешь бизнес, непросто в любом случае. Есть кризис или нет, ты все равно работаешь, не поднимая головы.

2014-й пришелся на период бурного развития компании – и мы снова не почувствовали сложностей.

По большому счету, первым серьезным испытанием для нас стала пандемия. И я, и другие совладельцы компании не хотели распускать команду, которую так долго и старательно собирали. Так что приложили все усилия, чтобы получить контракты и сохранить сотрудников. Оперативно поняли, что нужно рынку: быстровозводимые здания под госпитали. А это наш конек! Вышли на конкурс и построили по заказу Эн+ два модульных госпиталя – в Братске и в Шелехове.

Какой опыт вынесли из той ситуации?

– Не нужно бояться и руки опускать. И, когда все вокруг начинают сокращать бюджеты на маркетинг и коммерцию, – надо делать наоборот и «выжимать газ».

Сейчас экономика столкнулась с беспрецедентными санкциями, волатильностью валют, необходимостью перестраивать логистику. Как справляетесь?

– Не скажу, что проблемы нерешаемые. Да, есть трудности с импортом, есть инфляция, приходится обсуждать с заказчиками сметы. Но находим общий язык, переходим на аналоги оборудования и материалов. Сегодня вся страна в одинаковых условиях – все всё понимают. Так или иначе рынок адаптируется к новым условиям.

Какие факторы помогли компании не просто оставаться на рынке полтора десятилетия, но и вырасти, стать серьезным игроком?

– Во-первых, мы не боимся работать за пределами Иркутска. Большинство подрядчиков даже в Усолье-Сибирское не поедут. Когда приходит заказчик и говорит: «Нужен объект на севере области или вообще на Чукотке», обычная реакция: «Ой, нет». Это далеко, дорого перебрасывать технику, людей. А мы отвечаем: «Почему бы и нет?». Сегодня мы строим от Сочи до Камчатки.

Во-вторых, мы открыты инновациям. Когда-то обратили внимание на модульные домики-вахтовки. Технология нам понравилась. Сделали несколько таких вагончиков. Поняли, что нужно свое производство модульных зданий – и развернули завод. Позднее на какой-то выставке я увидел бескаркасные арочные сооружения. Заинтересовался. Через месяц мы уже понимали, как это делается, и строили первый объект.

В-третьих, в поисках тендеров мы «сканируем» рынок по всей стране. Сейчас это физически проще – раньше нужно было вручную перелопатить множество сайтов, сегодня работают агрегаторы, где собираются данные со всех электронных площадок. Но все равно, на них тоже надо уметь искать. Тут нам повезло: отдел, который занимается тендерными процедурами, уже много лет возглавляет один из «старожилов» компании Ксения Зыкова. Собственно, она – первый сотрудник, которого мы наняли когда-то. За 15 лет она и ее команда наработали огромный опыт – и поиска, и выбора, и участия. Это очень помогает.

 «Что в Сибири хорошо – на западе не работает»

Вы работаете по всей России – поэтому у ГК «Подрядчик» три филиала? Насколько сложно управлять подобной структурой?

– Действительно, у нас три офиса: головной в Иркутске и филиалы в Новосибирске и Белгороде, есть еще представительство в Хабаровске – там мы ведем большой объект – но это скорее хаб для обеспечения работ.

Каждый филиал отвечает за свою территорию. В Иркутске находится головной офис компании – отсюда ведется управление остальными подразделениями и работа с регионами Восточной Сибири и Дальнего Востока. Зона новосибирского филиала – от Красноярска до Урала. Европейскую часть страны, Крым ведет филиал в Белгороде. С точки зрения условий на рынке макрорегионы очень разные: везде свои особенности во взаимодействии с подрядчиками, с заказчиками, с рабочей силой. То, что эффективно в Сибири и на Дальнем Востоке, в Центральной России не работает вообще. Поэтому каждый офис адаптирован под свой рынок, знает его досконально, понимает, как на нем действовать.

С другой стороны, такая структура позволяет искать эффективные решения по всей стране, не ограничиваясь одним-двумя регионами. Например, мы два года варили конструкции у себя на заводе в Иркутске и отправляли их в Белгород, потому что не могли найти на западе сварочное производство, которое могло бы по оптимальной цене сделать качественные изделия по нашим чертежам. Там есть классные заводы, но они выпускают свою продукцию и не готовы работать по индивидуальному заказу. Разве что по космическому ценнику. Доставка сэндвич-панелей из Новосибирска в Белгород обходилась дешевле, чем производство там, на месте. И наоборот – возим бетонные изделия из Москвы в Хабаровск. Даже с учетом железнодорожного тарифа получается эффективнее, чем покупать у местных производителей.

15 лет на рынке – это не только оценка эффективности бизнес-модели, но и показатель того, насколько компания умеет строить отношения с заказчиками. Какие правила работы с партнерами вы сформулировали для себя за прошедшие годы?

– Мы не привязываемся к одному региону и к одному заказчику. Стараемся, чтобы доля одной компании не превышала двадцати процентов всего портфеля работ.

Прежде чем выходить с предложениями на тендер, пристально изучаем потенциального заказчика. И, если видим, что вокруг него возникает «кладбище подрядчиков»: строительные компании, поработав с ним, проседают в финансах, а то и вообще уходят в процедуру банкротства, для нас это сигнал держаться подальше. Всегда есть друзья, партнеры, у которых можно навести справки. И, когда тебе несколько человек подряд говорят: «С авансом проблем не будет, но акт выполненных работ ты у них не подпишешь никогда», понятно, что не стоит даже пытаться сотрудничать. За 15 лет мы составили целый список компаний, с которыми работать не будем.

С другой стороны, мы честно оцениваем, дадим ли сами потенциальному заказчику тот продукт, который он хочет. И бывает, что признаем: «Мы не можем быть вам полезны. Вам лучше обратиться к кому-то другому». Мы не боимся терять потенциальных заказчиков – это помогает не терять репутацию.

Кто ваши основные заказчики сегодня?

– До сих пор в нашем портфеле заказов было примерно поровну коммерческих объектов и господрядов – быстровозводимые здания востребованы в социальном строительстве, например, для ФАПов, библиотек, домов культуры. Но сегодня сметное ценообразование не успевает за инфляцией, поэтому госзаказов у нас стало гораздо меньше, в основном работаем с бизнес-структурами. И преимущественно из добывающих отраслей. Золотодобытчики, угольщики, нефтяники – этим компаниям нужно быстро построить объекты там, где развернуть стройку в принципе невозможно. Поэтому необходимы модульные конструкции.

«Никакой ИИ здание сам не построит»

Насколько вырос коллектив «Подрядчика» за 15 лет?

– Мы начинали бизнес втроем. Сейчас в сезон – со всеми строителями, рабочими – в трех филиалах работает порядка тысячи человек.

Сегодня все без исключения компании говорят о кадровом голоде. Сталкиваетесь ли вы с дефицитом рабочей силы? Где и как находите сотрудников?

– Мы давно уже пришли к тому, что инженерный состав нужно искать по всей стране – локальный рынок труда никогда и нигде не даст того, что требуется, в полном объеме. Смотрим резюме в Москве, в Курске, в Краснодаре. Разговариваем, оцениваем, подходим ли мы друг другу, действительно ли это тот специалист, который нам будет полезен, готов ли он к переезду. Соответственно, спокойно относимся к релокации человека как в офис, если он нам нужен здесь, так и непосредственно на объект, где ведется стройка.

Рабочую силу привлекаем из ближнего зарубежья. Снова стали приезжать бригады из Кореи и Китая. Курс рубля, конечно, сильно изменился, но отрасль вынуждена принимать новые реалии рынка и адаптироваться.

Считается, что проблему дефицита рабочих рук поможет решить искусственный интеллект и вообще IT-технологии, направленные на повышение производительности труда. Насколько это справедливо для строительной отрасли?

– Потребность в руках на стройке будет сохраняться еще лет сто: никакой искусственный интеллект, никакая BIM-технология сами не построят здание. Даже промышленные принтеры не решат проблемы – ну, заберут со временем 3-5% рынка. Все остальное будет строиться людьми.

Что касается проектирования, то, скажем, BIM-технологии – не ближайшее будущее. Просто потому, что на рынке не хватает специалистов по BIM-моделированию. Их еще надо вырастить. Тем не менее, «цифра» на стройке есть – пусть пока на уровне состыковки разных разделов проекта. Мы подобные модели уже видим у заказчиков и готовы работать с такими технологиями.

Со своей стороны тоже стараемся не отставать от новых трендов, занимаемся оцифровкой процессов управления. В этом году начали переходить к электронному строительному контролю всех площадок с помощью инструмента PlanRadar. Одна из его функций, например, – анализ дефектов: инженер идет по объекту, фотографирует результаты работы и тут же подгружает в приложение. Программа их обрабатывает и, если есть нарушения стандартов, недоделки, то все, кто имеет доступ: центральный офис, прорабы, подрядчик – сразу их видят. Ну и, конечно, применяем совсем простые вещи, вроде удаленного видеонаблюдения за стройкой, видеоконференций с заказчиками. Это значительно упрощает работу, потому что по всем объектам не наездишься.

То есть технологии без человека не работают и кадры по-прежнему решают все?

– Бизнес – это вообще командный вид спорта, «в одного» здесь ничего не сделаешь. Возьмите любую успешную крупную компанию: она строится на костяке из 10-15 ключевых руководителей, каждый из которых – профессионал в своем направлении и ведет за собой людей.

Мне очень нравится сравнение, что бизнес похож на футбол: есть нападающие, есть защита, полузащита, вратарь. То есть у каждого в команде свои компетенции, каждый на своем месте. Задача капитана – подобрать таких игроков и правильно их расставить. То есть я должен найти людей, которые, с одной стороны, в чем-то похожи на меня, мыслят теми же ценностями и категориями, а с другой – в своей сфере являются большими профессионалами, чем я. Если я беру финансового директора, то он должен быть на голову выше меня в финансовых вопросах. Коммерческий директор должен меня учить коммерции, а не наоборот. Знаю, что нередко руководители опасаются брать сотрудников, которые в чем-то сильнее их самих. Я эти страхи не разделяю.

Юбилей компании – хороший повод спросить о планах. Как далеко вы заглядываете в будущее?

– Недавно мы начали формировать стратегию развития на пять лет. Бизнес и коллектив выросли настолько, что управлять ими просто волевым решением в духе «идем туда» уже невозможно. Нужно общее видение долгосрочных целей.

Сегодня мы входим в тройку крупнейших производителей модульных конструкций в Сибири и на Дальнем Востоке и намерены, как минимум, сохранить лидирующие позиции на этом рынке. Соответственно, промышленное строительство в труднодоступных районах не оставим и будем дальше развивать.

Есть идея создать в Иркутске, возможно в партнерстве, завод по производству минерального утеплителя. Мы видим, что потребность в нем на рынке велика, что ближайшие заводы – в Хабаровске и в Красноярске – не справляются со спросом. Сырье в области есть, где брать станки – понимаем.

Вместе с тем, мы чувствуем, что за 15 лет промстроя мы нарастили мышцы для того, чтобы выходить на высококонкурентные рынки. Нам интересен девелопмент, и уже сейчас мы готовы стать генеральным подрядчиком в жилищном строительстве. Причем не только в Иркутске, но и в других территориях присутствия компании.

г. Иркутск, ул. Семёна Лагоды 4/6, оф.203

Тел.: 8 (800) 350-09-26

www.tsk38.ru

Группа Вконтакте: @tsk38

Telegram-канал: @tsk38_ru

Реклама. ООО "Стройсервис". erid:LdtCKJf7n

Подпишитесь на наш Telegram-канал SIA.RU: Главное


Архив | О газете | Подписка | Реклама в Газете Дело